19 августа 2021

История уличного музыканта Федора Григорьева и его бутылофона — самодельного инструмента из десятка стеклянных бутылок. Вы наверняка видели его у метро или в парке

Петербуржец Федор Григорьев играет на очень необычном инструменте — бутылофоне. Это пара десятков стеклянных бутылок с водой, подвешенных к конструкции из бамбука.

Вы наверняка слышали Федора в Александровском парке, кто-то, возможно, встречал его в Хельсинки — раньше он регулярно играл там на 40-килограммовом инструменте.

Мы поговорили с любимым многими петербуржцами уличным музыкантом и рассказываем его историю.

Фото: Егор Цветков для «Бумаги»

В глубине Александровского парка, на оживленной тропинке, по которой горожане идут от «Горьковской» к Петропавловской крепости, выступает уличный музыкант Федор Григорьев.

Мужчина в кепи и рубашке с красными цветами играет на необычном инструменте — бутылофоне. К конструкции из бамбуковых трубок и шланга подвешены стеклянные бутылки — из-под вина, сока, соевого соуса. Музыкант ударяет по ним деревянными палочками и покачивается в такт. У каждой емкости свое звучание, которое усиливает налитая в нее вода.

Федор исполняет вальс из фильма «Берегись автомобиля». Прохожие удивленно оглядываются и по пути наблюдают за артистом, пока не оказываются за поворотом. Многие, конечно, останавливаются, и скоро на дорожке образуется толпа. Кто-то фотографирует, некоторые по видеосвязи показывают музыканта собеседникам, кто-то просто с улыбкой слушает.

— Это потрясающе! — говорит своей подруге нарядная пожилая женщина.

Но, кажется, ее спутница настроена более скептично:

— Что-то я сомневаюсь, что он играет по-настоящему, больше похоже на запись.

Между дамами на несколько минут разгорается жаркий, но вежливый спор. Вскоре они приходят к выводу: музыкант все-таки играет сам (так и есть), — и в конце выступления аплодируют вместе с остальными.

Как петербургский музыкант Федор Григорьев начал играть на бутылках

Федор Григорьев играет на музыкальных инструментах с подросткового возраста, а около 20 лет назад увлечение превратилось в его основную профессию:

— В 90-е я несколько лет работал в фирме «Пультекс», которая изготавливает и сдает в аренду кинооборудование. Обслуживал технику, клал рельсы, ставил краны. Участвовал в съемках нескольких фильмов — у них не столь известные названия. У компании начался период процветания, когда я уже ушел: она стала снимать «Бандитский Петербург» и другие сериалы.

Дальше работал ассистентом клоуна в небольшом театре. У меня был синтезатор, поэтому параллельно я играл в группе как клавишник, но это было для души и денег нисколько не приносило. А с начала 2000-х стал постоянно зарабатывать на жизнь как уличный музыкант.

Григорьев играл на аккордеоне, потом на самодельных клавесине и на маримбе. А девять лет назад он собрал бутылофон — увидел нечто похожее по телевизору у иностранного музыканта. С тех пор Федор предпочитает выступать на улицах только с ним.

Для первого варианта бутылофона Григорьев использовал скопившиеся дома бутылки, но потом решил усовершенствовать инструмент.

— Брал бутылку с витрины в магазине, прислонял к уху, стучал пальцем и слушал, как она звучит, что это за нота, — вспоминает музыкант.

По словам Федора, особенно сложно было подобрать бутылки с очень высоким или очень низким звучанием: «Бутылка из-под шампанского звучит низко, но у нее толстое стекло, поэтому нота плохая, „грязная“».

В основном Федор выступал в Финляндии, иногда в Норвегии. Но пандемия поставила его на «отечественные рельсы»:

— Когда год назад я столкнулся с необходимостью постоянно искать места для выступления в Питере, мои коллеги уличные музыканты рассказали про группу во «ВКонтакте», в которой можно зарезервировать площадку — чтобы точно знать, что со стольки до стольки ты играешь у такой-то станции метро. А то приедешь, а там занято, сколько времени теряется.

Бутылофон весит около 40 килограммов. Музыкант перевозит его в большом черном кейсе на колесиках, похожем на сундук. На сборку уходит 40 минут, на то, чтобы сложить обратно, — 20.

Григорьев отмечает, что многие уличные музыканты стремятся в центр Петербурга, но это не про него. «Где-то местные жители жалуются, у Спаса на Крови — художники, — говорит Федор. — А если ты кому-то мешаешь, кто-то злится на тебя из-за твоей музыки, ты уже от души и чистого сердца играть не будешь».

Как люди реагируют на выступления Григорьева и сколько он зарабатывает

Федор рассказывает, что слушатели всегда относятся к нему благожелательно, в худшем случае равнодушно проходят мимо. «Часто люди не останавливаются, потому что стесняются. Но если хоть один человек стоит, уже может собраться толпа», — отмечает музыкант.

В Александровском парке, где мы встретились с Федором, было именно так. Многие взрослые остановились возле музыканта, потому что бутылофон понравился их детям. Несколько ребят танцевали и хлопали в ладоши, а маленький мальчик в коляске не моргая наблюдал за игрой Федора — будто это его любимый мультфильм.

— У меня написан номер телефона, по которому можно переводить деньги. Подошел как-то мальчик и говорит: «Мама, мама, а сколько это стоит? Столько цифр». Я пошутил, что ребенок догадался, что мой инструмент на самом деле стоит несколько триллионов рублей, — смеется музыкант.

Григорьев играет не только в парке, но и в музеях и на фестивалях, правда, из-за пандемии это происходит не так часто. А недавно музыканта позвали выступить в бане:

— Позвонили, сказали, что дадут мне простынь, я замотаюсь в нее, как грек. Уже подготовил несколько тематических, широко известных мелодий — например, из «Иронии судьбы». Много денег с данной категории слушателей еще не умею брать, да и не очень хочу учиться.

Федор говорит, что зарегистрировался как самозанятый и платит налоги. Заработок у него нестабильный: в один день это тысяча рублей, в другой может быть и десять.

— Если впервые приезжаешь к станции метро, это, как правило, отлично. Второй и третий раз тоже хорошо, а вот после может быть похуже, — рассказывает Григорьев. — Если приезжать к станции раз в месяц, заработок держится. Сейчас сезон отпусков и дач, поэтому лучше работать в парке, где есть туристы. А зимой, наоборот, лучше у метро.

За что Григорьев любит свою работу и что о ней говорят его близкие

Создатель бутылофона называет себя бременским музыкантом и говорит, что любит свою работу, хоть иногда и устает — как и все.

В первую очередь Федору нравится наблюдать за реакцией людей: «Когда люди останавливаются послушать, идет контакт, играть намного легче. Приятен такой обмен вниманием».

Еще музыкант ценит свободу: «Есть ощущение, что я сам себе хозяин. Сегодня я поеду сюда, завтра туда, если мне что-то не понравится, пойду на место, где не нужна бронь».

Семья музыканта — жена и трое детей, двоих из которых взяли на воспитание из детского дома, — привыкла к его работе. «Я практически 20 лет как уличный музыкант, для них это в порядке вещей», — отмечает Григорьев.

— Желание [сменить работу] было, но вот что я могу сказать. Есть музыкант Миша Каретко. Он играл на большом барабане, к которому был прицеплен целый оркестр, но из-за проблем со спиной ему запретили носить тяжести. Он получил лицензию и пошел охранником, но его обманули с зарплатой — теперь он ищет юриста, чтобы судиться. На улице такого не бывает: тебе либо дают деньги, либо не дают.

Эта так называемая стабильная работа может быть менее стабильной, чем моя. Я завишу только от погоды, настроения людей и от рейдов полиции, которая вдруг решает, что сейчас у «Приморской» нельзя играть. Но рейд закончится — и музыканты снова начнут бронировать место и играть.


На Полозовой улице есть неформальная достопримечательность — яркий дворик Нельсона. Его расписал бездомный поэт Нельсон Искандарян, который живет в полуподвале неподалеку. Читайте его историю

А здесь — рассказ о петербургском техно-викинге, который невозмутимо танцует на улицах и набережных в солнечных очках и без футболки.

В этом и других материалах мы рассказываем, как петербуржцы делают любимый город лучше. Мы постоянно ищем примеры новых инициатив, показывая, как можно жить интереснее и приятнее

Поддержите нашу работу — вступите в клуб друзей «Бумаги»

Узнать подробности

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Интервью
«Я нервный, эмоциональный и плохо воспитанный». Как из РНБ уволили библиографа с 40-летним стажем, который выступал против выставок и концертов
Когда в Петербурге потеплеет? Отвечает синоптик Михаил Леус
«Жалость — не то чувство, которое нужно людям». Как петербуржцы принимают у себя беженцев из Украины
Как сейчас сохранить деньги и что будет с курсом рубля? Отвечает экономист
Девушка с татуировкой Z. Как живет петербурженка, на чьей руке набит символ, ставший провоенным
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Покушение на пророссийского главу Энергодара, соглашение Украины и Польши, очередной поджог военкомата. Главное к вечеру 22 мая
Взаимные обвинения в обстрелах, санкции против граждан США и интервью Зеленского. Главное к 21 мая
Удар по школе в Северодонецке и дворцу культуры в Харьковской области, расследование убийств в Буче и сведения о потерях российской армии. Главное к 20 мая
Власти Ленобласти заявили еще об одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
Экономический кризис — 2022
Почему в магазинах снова есть импортные прокладки, сахар и гречка, хотя все говорили о дефиците?
Cropp теперь CR, а Reserved — RE. Как выглядят петербургские магазины одежды после «санкционного» ребрендинга
Доллар упал ниже 60 рублей, но курсы в банках отличаются от биржевого. Что нужно знать?
Власти Петербурга заявили, что городской бюджет по доходам исполнен почти на 50 %. Что это значит?
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Давление на свободу слова
Журналистка Мария Пономаренко дала интервью проекту «Север. Реалии». Она рассказала о своем деле, суде и пребывании в СИЗО
Четыре дела о реабилитации нацизма прекращены в Петербурге. У них истек срок давности
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.