24 октября 2019

Это бард Нельсон, создавший разноцветный дворик с «Жигулями» на Петроградской. Как он живет в подвале с воронами и пишет песни про космос

На Полозовой улице есть дворик Нельсона — с разноцветными «Жигулями», плюшевыми игрушками и узорами на стенах. Его создал бездомный поэт Нельсон Искандарян, который живет в полуподвале неподалеку. В середине октября стало известно, что работы художника могут закрасить из-за жалоб горожан.

«Бумага» рассказывает, как Нельсон поселился во дворе на Петроградской, зачем превратил свое жилище в «Храм Песни» и как к барду относятся соседи.

Двор Нельсона на Полозовой улице, 6 называют самым «ярким» и «позитивным» местом Петроградской стороны. Стены там расписаны разноцветными узорами и именами, на водосточной трубе висит велосипед, в углу стоит деревянная лошадь с каретой. В центре двора — голубые и розовые «Жигули», за рулем одной из них сидит огромный плюшевый медведь.

Среди этого разнообразия легко не заметить подсобку с надписью «Храм Песни» — здесь живет создатель рисунков Нельсон Искандарян. В полуподвальном помещении на Петроградской стороне художник поселился в 2011 году. Внутри там не менее красочно, чем во дворе: стены разрисованы желтым, синим и зеленым, над кроватью написано «фобия» и «предназначение». Под потолком растут цветы — зеленые, несмотря на недостаток солнца. Полки заставлены статуэтками животных, рядом лежат горы блокнотов с записями.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Сам Нельсон сидит за компьютером в испачканной красками куртке — проверяет свою страницу во «ВКонтакте». У него длинные черные волосы с проседью и почти белая борода. Через несколько дней, 28 октября, ему исполняется 60 лет.

О прошлом барда известно немного. В полуподвале на Петроградской он живет без прописки, полицейские несколько раз пытались его оттуда выгнать. Но Нельсон не желает покидать свой двор. Бард говорит, что всегда хотел жить в Петербурге и впервые приехал сюда еще в молодости.

— Я родился в Азербайджане, вырос в военном городке, очень интернациональном, — вспоминает Нельсон. — В основном там жили офицеры. В Петербурге впервые побывал в 80-е, сразу после армии. Приехал, потому что мечтал. Я даже в детстве хотел в Питер, хотя слово «Ленинград» не мог выговорить, говорил «Ленгаград».

О своем прошлом Нельсон рассказывает без подробностей, упоминая лишь, что работал на фабрике музыкальных инструментов, занимался реставрацией как краснодеревщик. По словам барда, у него есть две дочери, которые живут в Бельгии и Италии, но иногда приезжают в Петербург.

На Петроградской стороне Нельсон поселился после того, как отсидел в тюрьме в Новосибирской области. По его словам, за разбой.

— Я освободился в 2009 году, приехал в Питер. Сначала скитался, жил в машине, снимал комнату. Через два года переехал в этот подвал. Место само меня нашло, его даже на планах нет, а я знал про его существование. Всё, что я прошел, было предпосылками, чтобы я оказался здесь.

Нельсон привел в порядок полуподвал, а весной 2011 года решил украсить двор. «Великий сподвиг в мозгу, хотелось общухи, чтобы люди сюда приходили», — поясняет Нельсон.

— В какой-то момент машины во дворе встали задницами к друг другу, я раскрасил их, потом поставил на возвышение. С хозяевами договорился. Писать имена [на стенах] стал потому, что у них самая сильная энергетика. Людей нарекают не просто так, такие надписи всегда вызывают радость и восторг.

Почти целый день Нельсон проводит в полуподвале на Полозовой, официальной работы у него нет. Изредка он выходит на улицу, чтобы обновить двор. Например, недавно принес туда зеркальную фигуру, которую ему отдали в соседнем магазине.

Вместе с бардом живут три кошки: Васька, Марта и Спинка — котенок с белой полосой на туловище, за которую он и получил кличку. Спинка постоянно бегает по комнате, взбираясь на столы и самого Нельсона.

— Спинку подобрали где-то в подвале, принесли мне в коробке, она шипела, в руки нельзя было взять. Ну я сначала молочка дал, потом курочку, а утром Спинка у меня в бороде уже сиську искала, — смеется Нельсон.

У барда также есть две домашние вороны. Одну из них, Василису, он забрал из птичьего госпиталя на Карташихиной улице, вторую нашел во дворе с поврежденными крыльями — назвал ее Риткой, в честь девушки, которая как-то читала книгу, сидя на «Жигулях».

Еду животным приносят соседи, они же помогают самому Нельсону. Недавно ему подарили пакет конфет «Француженка», яйца, овсянку, молоко и самовар. В 2017 году во время работ во дворе Нельсон упал с шестиметровой лестницы, после чего петербуржцы собирали деньги на его лечение.

— У меня [дома] написано «денег не предлагать», хотя одна веселая дамочка как-то спросила: а что тогда можно предлагать? Я сделал серьезное лицо и сказал, что продукты.

К Нельсону постоянно приходят посетители. Во время интервью в подсобку заглядывают женщина и мужчина с камерой GoPro в руках. Бард спрашивает с подозрением: «Вы кто»?

— Я просто шел мимо, увидел подвал, решил зайти, — отвечает незнакомец. — А вы и есть тот самый Нельсон?

— Да, а я думал, вы из спецагентуры. А как вас зовут? — спрашивает Нельсон, обращаясь к женщине.

— Ольга.

— Про Ольгу у меня есть, — говорит бард, — и тянется за гитарой на полке.

Нельсон поет песню про Ольгу, которая начинается со слов «пленительная дева из райского Эдема», выступление просит записать на видео. Тексты он открывает на компьютере — у него больше сотни авторских композиций. В основном, про женщин и про космос.

В течение вечера к Нельсону в полуподвал спускаются и другие гости: отец с двумя дочками, одна из которых поет вместе с бардом песню «Петроградка», а также светловолосый мужчина в пальто, который предлагает Нельсону пиво, — но тот отказывается.

— Знаете, кто это был? Великий композитор, скрипач, — говорит бард, выразительно растягивая слова. — А так по жизни просто сантехник.

Когда Нельсон выходит на улицу, с ним многие здороваются. Соседи интересуются, как у него дела и спрашивают о судьбе дворика. Недавно кто-то из горожан пожаловался на стрит-арт на портале «Наш Санкт-Петербург»: теперь рисунки могут закрасить. Бард рассказывает, что недовольные были и раньше.

— Года два назад уже писали жалобу. Женщина пришла ко мне и сказала, что люди должны ходить в Эрмитаж, Пушкинский музей, Летний сад. А это что, искусство? Я стоял, слушал ее, как дебил, с удовольствием ждал, когда она выразит свое внутреннее состояние. Потом мы с ней даже подружились, да и большинству нравится, что в брошенном дворе вдруг выросло всё в примечательном ярком цвете.

На вопрос о том, как он будет спасать двор, Нельсон отвечает спокойно:

— Что будем делать? Ничего, всё сделает Вселенная. Мы прямо или косвенно, на подсознательном уровне, связаны со Вселенной, всё решается там, и всё будет так, как надо.

8 ноября состоится собрание жильцов дома № 6 по Полозовой улице, к которому прилегает двор. На встрече будут решать, нужно ли очищать граффити с фасадов и убирать с территории мягкие игрушки, велосипеды и раскрашенные автомобили.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.