17 марта 2022

«Юридически ничего не меняется». Медиаюристка — о том, почему донатить «Бумаге» и покупать рекламу безопасно

12 марта сайт «Бумаги» заблокировал Роскомнадзор. За последние три недели под блокировку попали сайты множества независимых изданий: «Медуза», «Эхо Москвы», The Village, BBC News, «Тайга.Инфо», «7×7».

«Бумага» продолжает работу — у нас всё так же можно купить рекламу или отправить нам донат, это законно и безопасно. Медиаюристка Светлана Кузеванова рассказывает, как в России блокируют сайты и почему это не влияет на деятельность компании и ее партнеров.

Почему Роскомнадзор может заблокировать сайт?↓

— На сегодняшний день в законе есть около 20 оснований, по которым можно заблокировать ресурс: не только сайт СМИ, но и любой сайт в интернете. Начиная от призывов участвовать в массовых беспорядках и заканчивая распространением фейков, пропагандой наркотиков, указания способов суицида и еще многими видами информации.

Есть механизмы, при которых блокируют по решению суда, например, когда распространяется информация о пропаганде наркотиков или о способе совершения суицида. А есть случаи, когда блокировка происходит без решения суда, по требованию Генеральной прокуратуры.

Например, если по мнению Генпрокуратуры на сайте есть заведомо недостоверная информация, его могут заблокировать незамедлительно. Так блокируется информация, которая может представлять для общества более серьезную опасность: материалы «нежелательных организаций» и всё, что связано с экстремизмом и участием в массовых беспорядках.

Есть два способа блокировки, первый — ограничение доступа к конкретной странице. Генпрокуратура обнаруживает запрещенную информацию на сайте компании, выносит требование [о ее удалении], спускает его в Роскомнадзор. Он отправляет эту информацию провайдерам и операторам, те отправляют ее владельцу сайта, он тоже должен заблокировать запрещенную информацию. Если человек успевает это сделать в срок, доступ к его сайту не ограничивают. Если ресурс всё же заблокировали, то после удаления страницы вам восстанавливают доступ к сайту.

Второй, более распространенный вариант, — это когда происходит блокировка сайта целиком. При этом владельцу сайта могут не отправить уведомление с пояснением, какие именно страницы содержат запрещенную информацию, и требованием их удалить. Так было, например, с «Бумагой» и «7×7». Им просто не дали возможности разблокироваться — это нарушение процедуры блокировки.

Сейчас всех блокируют по одному основанию — недостоверная информация о якобы нападении Российской Федерации на Украину или вторжении в Украину. В законе указано, что это информация, «вызывающая панику, которая в свою очередь может вызвать нарушение интересов и здоровья человека и общественной безопасности». Но понятно, что не все публикации на сайте об этом, поэтому блокировка всего сайта [без указания страниц с запрещенным контентом] совершенно незаконна.

Почему блокировка сайта не делает его «запрещенным»?

— Блокировка сайта организации не несет для нее никаких юридических последствий. Если даже все ее онлайн-страницы заблокированы, это не накладывает никаких ограничений на работу компании. Нет никакого специального регулирования ее деятельности или дополнительных обязательств. Определенные ограничения есть у организаций-«иноагентов» и «нежелательных организаций», но блокировка сайта не приравнивается к этим статусам.

Блокировка означает, что ресурс или конкретная страница становятся недоступными на территории России — вот и всё. Соответственно, страница или сайт будут доступны из других стран или через системы обхода блокировок, то есть VPN.

Это [блокировка сайта] не запрещает деятельность организации и отдельных лиц, которые работают в ней. «Бумага», например, по-прежнему может вести соцсети, устраивать мероприятия, делать рассылки, сотрудничать с рекламодателями, собирать пожертвования и так далее.

Читать информацию на заблокированном сайте через VPN, обмениваться ею или использовать ее не запрещено. VPN — это просто технология. Хочется верить, что государство не будет устраивать охоту за VPN, но мы понимаем, что это, возможно, вопрос времени. Если на законодательном уровне запретят VPN, то непонятно, как будут контролировать, чтобы каждый конкретный человек им не пользовался. Это очень сложно. Может, поэтому VPN и не запрещают. Скорее всего, они [государство] сейчас будут блокировать отдельные VPN, будут создаваться новые, и так бесконечно.

Есть ли риски донатить заблокированному сайту или размещать там рекламу?

— Юридически для компании ничего не меняется, просто ее сайт становится недоступен на территории России. Поэтому сотрудничество с ней не несет никаких рисков для партнеров и всех, кто хочет поддержать ее материально.

Что еще почитать:

  • Как читать и поддерживать «Бумагу» без зеркала и VPN? Рассказываем в нашем материале

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Давление на свободу слова
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.