14 января 2022

«Шрам на лице еще долго будет заметен». Четыре петербурженки рассказывают, как этой зимой пострадали из-за наледи

Десятки петербуржцев этой зимой пострадали из-за гололедицы, мокрого снега и сосулек, которые падают с крыш. Травматологические отделения НИИ имени Джанелидзе перегружены — число пациентов варьируется от 30 до 50 в день.

«Бумага» поговорила с четырьмя пострадавшими. Они рассказывают, каково получить шрам из-за плохой уборки города, что думают о работе коммунальных служб и почему не все пишут жалобы.

Наталия Долгушина

(в распоряжении «Бумаги» есть выписка из травмпункта, подтверждающая травмы девушки)

— Я упала неожиданно — 2 января, на улице Малой Монетной, на очень скользком участке тротуара, припорошенном снегом. Да так, что ноги улетели вперед и я сразу ударилась затылком. Обошлось без обморока (правда, я в жизни не теряла сознания), но было больно.

Дошла домой с головокружением самостоятельно — благо я живу рядом, да и людей на улице совсем не было. Проспала несколько часов и вечером отправилась в травмпункт в Первом меде. К сожалению, там помочь не смогли: они умеют диагностировать переломы и прочие явные травмы тканей, а не сотрясение, поэтому направили к неврологу — уже после праздников.

Сейчас у меня еще иногда кружится голова, и я испытываю что-то вроде дереализации, как после отмены антидепрессантов. Но работаю, жду приема у невролога. К сожалению, позволить себе уйти на больничный я не могу, поскольку самозанятая: не поработаешь — не поешь

Зато все праздничные выходные провалялась дома. Точнее, все, за исключением двух поездок на мастер-класс в Коломну, после окончания которого 5 января я решила пройтись до метро пешком и на проспекте Римского-Корсакова напротив Никольского сада [снова] эпично шмякнулась — на одно колено, чуть не развалив всё, что делала два дня на мастер-классе. Там была каша из снега, под которую натекла и замерзла вода с крыш, поэтому было невероятно скользко.

Пришлось снова ехать домой на такси, что поделать.

К сожалению, это и так больное колено со смещенной коленной чашечкой, так что я теперь хожу в ортезе и щеголяю потрясающим синяком, ну и передвигаюсь в два раза медленнее. В этот раз в травмпункт я не обращалась. Записалась к уже знакомому травматологу, жду приема. Здесь вроде ничего серьезного.

Я злюсь на то, что из-за плохой уборки улиц легко могу лишиться возможности нормально жить и работать. Честно, я бы даже была готова больше платить за коммуналку, если бы было понятно, что на зиму действительно набирают больше квалифицированного персонала. Хочется, чтобы выход из дома — кстати, в одном из самых дорогих районов города — был более предсказуемым.

Юлия Рысева

— В первой половине дня 15 декабря я шла по набережной Фонтанки, чтобы дойти до 190-й гимназии. Вдруг — удар по голове. Я отпрыгнула на проезжую часть и поняла, что сверху на меня упал мокрый снег — там довольно покатая крыша. В тот день была оттепель.

Печально, страшно, постояла, поплакала, пошла дальше. Я шла по делам — забрать документы, так что скорую не вызывала. Конечно, я потом пожалела, что никуда не обратилась: три дня болела голова. Но всё обошлось.

Я зашла в школу и предупредила людей [о падающем снеге], поскольку это единственная дорога, по которой дети идут в школу, им больше никак не попасть туда. Зашла в ближайшее кафе — там мне дали номер ЖЭК. Я не дозвонилась, но потом сама нашла телефон на сайте. Мне перезвонили представители компании, извинились и сказали, что это крышу хотели убирать днем ранее, но люди оставили [внизу у здания] припаркованные автомобили.

Они [коммунальщики] отреагировали, отзвонились, это хорошо. Но я радуюсь, что мне не 60 и не 70 лет. Не представляю, как ходят пенсионеры. Они уже не такие ловкие, они не так хорошо видят. Для них это всё может обернуться серьезными травмами. Если бабушка упадет и сломает шейку бедра, скорее всего, она уже не встанет.

Уборку снега [в этом году] оцениваю вообще никак.

Александра Рудаковская

(в распоряжении «Бумаги» есть фото травм и сломанной коляски)

— 5 января мы поехали погулять по Выборгу. Там ситуация с уборкой ещё хуже, чем в Петербурге (хотя, казалось бы, куда хуже). Помимо нечищенных тротуаров и дорог там почти не скидывают снег с крыш, поэтому прогулки рядом со зданиями очень небезопасны. Коляску с ребенком большую часть времени приходилось либо тащить волоком, либо нести на руках — проехать через снегокашу невозможно.

На пути к вокзалу, на тротуаре, я поскользнулась и упала вперед на колени и руку. После падения я еле дошла до поезда (с помощью родных). Следующие два дня с трудом ходила — колени было больно сгибать из-за обильных кровоподтеков. Сейчас всё заживает, но огромные синяки видны до сих пор.

Фото предоставлено Александрой Рудаковской

Помимо этого, была история с коляской. 11 декабря мы гуляли всей семьей, в коляске шведской марки Emmaljunga спала двухлетняя дочь. На улице Благоева (она полностью пешеходная, между Лизы Чайкиной и Введенской) коляска заехала в сугроб, и, видимо, переднее колесо под снегом уперлось в глыбу льда. При попытке подтолкнуть коляску вилка переднего колеса переломилась.

Мы докатили коляску на трех колесах и позже искали новую запчасть и чинили за свой счет. С запчастью помогла подруга по несчастью — у нее как раз был ремкомплект из двух вилок переднего колеса, и одна оставалась в запасе.

Не чувствовала [ни обиды, ни злости]. Было возмущение и недовольство, потому что в обоих случаях государство с меня взяло немалые деньги (на Петроградке — в виде оплаты коммунальных услуг и налогов за квартиру, в Выборге — в виде прибыли для местных фирм и опосредованно налогов с этой прибыли), но не считает нужным выполнять свою работу. Хоть она и оплачена.

[Жалобы подавать не буду], потому что не верю, что что-то изменится. Столько лет всем совершенно плевать на нормальную уборку.

Любовь Каннуникова

(в распоряжении «Бумаги» есть выписка из травмпункта, подтверждающая травмы)

— Утром [11 января] шла на работу, поскользнулась на льду у ЖК «Русский дом» на улице Короленко, не дойдя до места работы 100 метров.

Неприятно вспоминать момент падения. Я поскользнулась на наклонной поверхности выезда из паркинга и поэтому упала на бок, головой ударилась о брусчатку, разбила висок. Сразу обнаружила кровь. В таком состоянии побежала в офис, откуда водитель нашей компании увез меня в травмпункт поликлиники № 38.

Подозрений на черепно-мозговую травму нет. Два дня болела голова и состояние было как во сне. Сейчас мне лучше, хоть теперь у меня синяк с отеком под глазом, и шрам на лице еще долго будет заметен.

Есть страх того, что это может произойти вновь. В основном я чувствую раздражение, что приходится ЕЩЕ осторожнее и медленнее ходить по городу, что приходится ездить в поликлинику и просто терять свое драгоценное время, деньги и силы.

Я считаю, что вина лежит не только на администрации города или района, она лежит на управляющих компаниях дома и на предпринимателях, которые владеют или арендуют помещения первых этажей домов. Они ведь тоже должны быть ответственны за территорию, прилегающую к месту ведения их бизнеса. <…> У меня, скорее, есть претензии к технологии уборки, к использованию реагентов, а не к отсутствию уборки снега. Уборка-то ведь была, просто она неправильная. Набросали песка (соли, еще что-нибудь) для галочки, это превратилось в слякоть, замерзло — и вот он лед.

Что еще почитать:

  • Лужи, гололедица и пострадавший: как таял Петербург 13 января.
  • Вам тоже кажется, что этой зимой в Петербурге часто меняется погода? Показываем цифры.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Уборка снега и льда
Власти начнут генеральную уборку Петербурга 1 апреля. Обещают помыть улицы и высадить более четырех тысяч деревьев
Видели новости, что Петербург признали аутсайдером по уборке снега? Вот что нужно знать об их источнике
Петербуржцы публикуют фото газонов, заваленных снегом и льдом. Власти говорят, что угрозы для растений нет
В Петербурге — новые реки и каналы. Посмотрите на город во время февральской оттепели
Петербурженка пытается отсудить 300 тысяч рублей за перелом из-за падения на льду. Ей помогает прокуратура
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Вывоз военных из «Азовстали», пауза в переговорах и отказ Финляндии платить за газ в рублях. Главное к 17 мая
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
В соцсетях пишут о переброске военной техники к границе с Финляндией. Что об этом говорят в ЗВО?
Возможная эвакуация с «Азовстали», ответ России на вступление Финляндии и Швеции в НАТО и окончательный уход McDonald&#8217;s. Главное к 16 мая
Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
Экономический кризис — 2022
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
Давление на свободу слова
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.