1 апреля 2020

Петербуржец создал фотопроект о социальной дистанции при коронавирусе. Это портреты людей на расстоянии 2 метра и их размышления о пандемии

Петербургский фотограф Саша Чернов создал серию снимков, посвященную социальной дистанции во время пандемии коронавируса. Он сфотографировал людей на расстоянии 2 метра — именно такую дистанцию рекомендует соблюдать ВОЗ. 

«Бумага» публикует фотопроект Саши Чернова #2meters_project. Его герои рассказывают, как коронавирус повлиял на их семью и работу, чего они боятся больше всего и что планируют делать после окончания эпидемии.

Оля

— Я работаю в Манеже. Наш выставочный зал для посещения закрыли уже больше недели назад. И совсем нет информации, когда нам снова разрешат открыться. Думаю, этого не знает сейчас никто. Пока дежурю в офисе через день. Обычно я больше времени проводила вне дома: работа, встречи с друзьями, совместные походы на выставки и прочие прелести. Сейчас я с удовольствием открываю для себя, что мне нравится быть дома в окружении моих растений, зажигая свечи, благовония и разноцветные лампочки.

Я смотрю трансляции из Венской оперы, читаю книгу про Индию и пересматриваю «Секретные материалы». Не знаю, как надолго меня хватит, но пока с этим проблем нет. А боюсь я неопределенности. Мне хочется, чтобы кто-нибудь мне всё четко объяснил и успокоил. Не хочу перемен в будущем. Переживаю за близких мне людей. И мечтаю, когда это всё закончится, съездить в Будапешт, побывать в Индии и вернуться опять в Стамбул. И я рада, что для этого проекта смогла накраситься блестками, сейчас для этого мало поводов.

Анастасия

— До пандемии моя жизнь была похожа на классную приключенческую комедию, праздник, который всегда с тобой: захотела — сорвалась одним днем в любую страну, чтобы повидаться с близким мне человеком, у которого гражданство ЕС; или же он — приезжал сюда ко мне в Питер так часто, как возможно, собирался сделать рабочую визу и переехать на подольше. Из любопытства, хотя уже когда-то учился здесь по обмену пару месяцев. А я собиралась уезжать на весь май работать в наш основной офис в Аликанте, в Испании. И он хотел туда потом приехать жить вместе. Если бы мне там понравилось долго жить, то я бы взяла с собой своего сына Фабиана, и переехала. Я рожала его в Аргентине, у него аргентинское и русское гражданства, я подумала, здорово, чтобы он рос в испаноязычной «родной» среде, у моря, перестал бы так часто болеть, как тут в садике. Столько планов было, больших и маленьких… И вдруг — я в клетке. Железный занавес v2.0! И я боюсь этой несвободы. Безопасно не станет никогда, но я хочу уехать.

Митя

— Я фотографировал людей и моду, читал лекции по архитектуре и истории, водил экскурсии. Конечно, лекции и экскурсии отменились. Съемки я теперь придумываю себе сам.

Всегда был фрилансером и проводил много времени наедине со своими занятиями. Сейчас еще больше сосредоточился на саморазвитии: читаю, смотрю видеокурсы, готовлю новые проекты. Наконец-то можно вдоволь поиграть на гитаре. Гонки больше нет, есть возможность всё обдумать и задуматься над собственным поведением, определиться с направлением деятельности. Такой «Отпуск без конца» Джармуша с привкусом «Меланхолии» фон Триера.

Боюсь за маму и бабушку — они в зоне риска. За свое здоровье опасаюсь меньше. Неопределенность тоже пугает несильно — боюсь не воспользоваться тем временем, которое сейчас можно использовать во благо, боюсь не воспользоваться новыми возможностями, которые, к сожалению, всегда появляются именно в такое непростое время.

В ближайшее время соберу заново портфолио, как фотографическое, так и экскурсионное. Буду активнее подбирать единомышленников и взаимодействовать с коллегами (дистанционно, разумеется). Я открыт ко всякого рода предложениям и идеям — пожалуйста, обращайтесь! Берегите себя и давайте придумывать вместе.

Когда откроются границы, давно хочу взять машину и проехать через всю Испанию — я же филолог-испанист по образованию. Очень хочу в Париж — мне туда уже давно надо и по работе, и по зову сердца.

Ленор

— Сейчас, как и до вируса, я работаю в баре «Терминал». Планы пришлось отменить и перестроить рабочий порядок. Раздумываю над тем, как сохранить рабочие места. Пока что ситуация сильно не отразилась на привычной жизни, приходиться находить альтернативу уже устоявшемуся досугу. Боюсь паники окружающих и что люди будут неправильно реагировать на ситуацию. Будущее, мне кажется, будет неплохим. Так как всё происходящее сейчас заставляет задуматься и пересмотреть отношение ко многим вещам. Думаю, что человечество станет лучше. И когда откроют границы, хочу сразу полететь к другу в Канны и к подруге в Париж!

Лиза

— Я работаю в Европейском университете. Много лет подряд уезжаю на короткий отпуск в апреле. В этом году хотела в Берлин и в Венецию, потом Венецию заменила на Киев. Купила один билет до Берлина. Занималась организацией мероприятий, и на весну было запланировано много событий, связанных с юбилеем университета. Сейчас они переносятся, что-то переходит в онлайн. Это очень обидно, потому что была заявлена амбициозная программа, я всё организовала, а реализовать не могу. Вся основная работа университета переходит в сеть.

В самом начале эпидемии меня затопили соседи и я переехала к маме. Так что жизнь изменилась сильно. Очень трудно убедить себя не ходить куда-то. Хорошо, что карантин наступает постепенно и успеваешь смириться с новыми вводными. Боюсь того, что это продлится дольше, чем мы можем спокойно перенести и что у нас всё не так слаженно, как в Европе. Что могут заболеть родители и попадут в страшные больницы. Боюсь изменений, которые ждут после. Они будут не только негативные, просто всё новое страшно.

Я никогда не строила планов на пять лет вперед, а сегодня строю только на завтра. Устала слушать, сколько месяцев надо на создание вакцины. Хочу уже, чтобы начался карантин в России, и только так мы узнаем, что будет после него. На случай открытия границ у меня уже составлен маршрут: Берлин — Кемптен — Дюссельдорф — Венеция — Флоренция — Турин — Дублин — Киев. Хочу навестить друзей, родственников и любимые города.

Анна

— Я креативный продюсер в мультимедийной сфере. Ушла из офиса на фриланс в октябре, поэтому сейчас в моем рабочем графике и распорядке дня почти ничего не изменилось. Пока еще есть рабочие встречи (хотя несколько проектов отвалилось, как и у многих), а друзья и раньше любили сидеть у меня в гостях, предпочитая мой диван барным стульям.

Есть опасение, что в какой-то момент могут закрыть внутренние перелеты, а я в апреле планирую навестить родителей и семью брата. Но я уже придумала, что если самолеты и поезда отменят, то усажу кота в машину и поедем с ним в самоизолированное путешествие (хотя и это могут запретить). Опасение за близких тоже есть, но они умницы — берегут себя.

Сейчас даже больше волнует, что из-за всей истории с коронавирусом люди нашей страны не замечают происходящего в нашей экономике и политике. Ощущение, что некоторым нравится чувствовать себя героем фильма-катастрофы, игнорируя всю реальную картину. А на самом деле многие не смогут куда-то полететь не из-за закрытых границ, а из-за курса валюты.

Не знаю, каким будет будущее, надеюсь только, что люди будут больше ценить друг друга, окружающий мир и природу. Иногда надо остановиться и отдышаться, в данном случае можно сделать это у себя дома, а не ехать в Индию или на Бали.

Когда всё закончится, то поеду навещать бабушек в Украину, а потом рванем путешествовать по Норвегии.

Ваня

— Я — репортер и продюсер, до всего произошедшего собирался поехать в Африку снимать видео, но заказ отменился. Сейчас заказов стало меньше, денег тоже, а надо чем-то платить за аренду и отдавать долги. Планы я стараюсь не строить, хотя мозгу так привычнее. Придется обучаться новым практикам в прогнозах.

Мы с девушкой уже больше недели сидим дома и выходим очень редко, больше общения ушло в онлайн. Я стал еще чаще мыть руки и теперь пользуюсь санитайзером. Теперь обнять кого-то кажется антинормой, которую общественный ценз осуждает. Но я стараюсь не совсем уж паниковать и специально удалил фейсбук с телефона, чтобы не читать очередные посты про апокалипсис.

Я боюсь, что заболеют пожилые родители и бабушка, а также того, что будет с деньгами. Карантин закончится, вирусом переболеет большинство населения, а экономика не восстановится. Мне страшно из-за этого, но думаю, что у всех сейчас такие мысли. Как что-то сродни квантовым флуктуациям. Есть пики и спады, но всё в дымке и очень сложно предугадать, как забраться на пик. В такие моменты хочется взять совета у Нассима Талеба, который, кажется, очень неплохо знает, как вести себя в таких кризисах.

Очень хочу найти возможность что-то построить, сделать, придумать сейчас, что сможет помочь кому-то и будет работать как бизнес. Ведь любой кризис — это не только неизвестность и спад, но и возможности. После пандемии я бы поехал в Италию. Взял бы с друзьями в аренду машину и поездил по стране. Еще хочется в Иран. В общем, хочу в любое место, потому что путешествия для меня — огромная часть жизни, и без нее я затухаю.

Маша и Миша

— Я актриса и фотограф. Актерская работа заглохла, а съемок у меня сейчас вдвое больше, чем было до событий, потому что я резко снизила цены.

Ежедневная жизнь пока мало изменилась. Очень необычно то, что Миша дома, а не на работе в дневное время, мы проводим гораздо больше времени вместе, и это кайф. Бытовые обязанности легко и непринужденно перераспределились — сейчас Миша больше занимается хозяйством, а я делаю дела и зарабатываю.

Боюсь за своих близких, они в группе риска. Думаю, как выйти из кризиса с минимальными потерями, в идеале в выигрыше. Сейчас будет сильный откат назад, обесценятся многие достижения, я снова буду работать много и задешево, а не мало и задорого, но меня это не пугает. Чувствую азарт и здоровую злость.

Жалею, что сорвался мой воркшоп, который должен был состояться в Италии в апреле, надеюсь, что у нас всё получится осенью. В планах США, Исландия, Вена, Кипр.

Катя

— До пандемии и кризиса я сидела дома с детьми, рисовала и вела онлайн-галерею. Летом собиралась сдавать квартиру на Airbnb, и сейчас слетело много бронирований. У меня не было предварительных броней билетов на концерты и путешествия. Так что в остальном обстановка на личные планы не повлияла.

Вся ситуация отразилась на моем муже. Он не смог уехать в командировку. Обычно он всегда где-то, и мы не проводили с ним больше двух недель. А тут сидим дома вместе. В целом, у меня оптимистичные ощущения. Вижу, что отношения между людьми разных классов и групп изменятся к лучшему. Надеюсь, изменятся формы взаимодействия с экономикой и государствами. Кризис — это время возможностей. Всё зависит от того, что происходит сейчас. Когда путешествия станут безопасными, надеюсь, что поеду в Латвию.

Катерина

— До пандемии я работала на проектах как режиссер и снимала ролики. Не считая съемок, я часто работала из дома и периодически ходила на рабочие встречи. Я водила детей в садик, мы гуляли с друзьями, ходили в театр, кино, кафе. Недавно я забрала вещи из детского сада и написала заявление для удержания мест. Дети не ходят в сад больше месяца: сначала из-за долгой болезни, а теперь из-за пандемии.

Сейчас у меня отменилось, перенеслось или заморозилось большинство проектов, в том числе бессрочно заморозилась возможность работать за границей по модельному контракту. А сегодня у меня вообще было назначено свидание в городе Бордо. Но всё пошло не так, и мне кажется, что это для чего-то нужно. Я верю в то, что всё не просто так. У всех всё враз поменялось, будто что-то сдвинулось с места в планетарном масштабе. Уникальное время — и страшно, и интересно одновременно, настоящее кино.

Самое сложное — работать и отдыхать, когда ты нон-стопом с детьми. Дни тянутся длинной змеей без цифр и стрелок, расплываются все границы и нет возможности переключиться. Мы перестали выходить на улицу без необходимости, я перестала вызывать ситтеров. Непросто.

Пугает неизвестность и отсутствие сроков. Непонятно, когда будет финал и будет ли это хеппи-энд. Все-таки надеюсь, что мы не в фильме Звягинцева.

Я люблю Францию и хочу в Испанию, поэтому когда это будет возможно, полечу в Париж — показать сыну башню, в Этрету — постоять у Ла-Манша с нормандским сидром, в Барселону — просто потому, что давно хочу. Ну и Бордо, если случится, — пить бордо.

Ира

— Я занимаюсь кино. Уже как 7 лет — креативный продюсер Potential, кинокомпании, которая занимается поиском и поддержкой дебютантов.

У нас отменились съемки. Пришел отказ в согласовании съемок фильма, который выиграл питчинг в прошлом году.

Мой муж работает удаленно, дети дома и нужно продолжать работать самой, тоже дистанционно. У нас есть няня, но всё равно сосредоточиться тяжело.

Боюсь, что завтра не будет работы, привычных доходов, а значит, и уже привычного качества жизни. У нас два ребенка и ответственность не только за себя. Страшно, что в новом завтра будет сложно найти себя и придется всё выстраивать заново, когда, казалось бы, всё более-менее стабильно.

У меня поднимается нездоровая тревога от мыслей, что я не могу улететь, когда и куда мне надо, что нельзя будет выйти из дома. Мои родные живут в других городах, а мама вообще в другой стране. Вообще, страшно, вдруг с кем-то из них что-то случится, а я не смогу быть рядом.

По натуре я оптимист. В любом случае, это всё рано или поздно закончится, будет новый день, новые события и уже новые мы. Мне, честно, кажется, что всем будет очень непросто. Нам всем, кто пытается делать что-то свое, работает в сфере искусства, благотворительности и так далее. Но мы справимся. И хочется верить, что с улыбками будем вспоминать сегодняшние тревоги.

Когда всё закончится, хочу в Грузию. Это мой незакрытый гештальт, который продолжается уже 12 лет. А так, весь мир, ведь я так мало где была. Когда все границы закрывают, начинаешь это чувствовать особенно остро.

В работе над текстами участвовала Надя Шумина

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Коронавирус в Петербурге
Как растут заболеваемость, госпитализации и смертность из-за коронавируса. Графики эпидемии в Петербурге
Инфекционист Боткинской больницы рассказал о новых симптомах COVID-19. Среди них — сильная слабость
Некоторые испугались обнаружения в Петербурге штамма «дельтакрон», хотя он еще не изучен. Что нужно знать
В России и Петербурге растет заболеваемость COVID-19
В мире новая волна COVID-19 из-за более заразных штаммов «омикрона». Будет ли вспышка в России и как защититься?
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
«Ночлежка» рассказала, что потеряла 12 % частных пожертвований в начале войны. Но ситуацию удалось стабилизировать 🙌
«Пока сможем работать, мы будем работать». «Ночлежка» — о том, как помогает бездомным во время войны и что будет дальше
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.