8 декабря 2022

«Они хотят запретить мне дышать, но я продолжу». Как петербуржец сделал каминг-аут после принятия закона о запрете ЛГБТ

В декабре в России вступил в силу закон о полном запрете «ЛГБТ-пропаганды», а следовательно, как считают правозащитники, — практически любых упоминаний гомосексуальности. Из-за этого в стране уже запрещают некоторые книги, пишут доносы на блогеров, а многим гражданам и компаниям грозят огромные штрафы.

Несмотря на риски, в день принятия законопроекта Госдумой, 24 ноября, петербургский активист и член «Молодежного Яблока» Вадим Ваганов сделал каминг-аут как гей.

«Бумага» поговорила с Вагановым о его пути в политику, о каминг-ауте во время принятия дискриминационного закона и о том, почему активист не намерен уезжать из России, хотя ожидает репрессий.

Фото: «Бумага»

Вадим Ваганов вырос в политически активной семье, в 18 лет вступил в системно-оппозиционную партию «Яблоко» и присоединился к «Молодежному Яблоку» — внутрипартийному объединению, которое создано молодежью для выражения позиций по различным инфоповодам.

За восемь лет в политике Вадим — юрист по образованию — участвовал в десятках протестных митингов и перформансов. С 2017 по 2019 год он возглавлял петербургское «Молодежное Яблоко», где регулярно выступал против дискриминации ЛГБТ-людей.

Сейчас Вадиму 26 лет, он работает в русскоязычном медиа об ЛГБТ-сообществе, которое просит не называть, и помогает муниципальному депутату Виктору Вдовикову в Пушкине. Молодой человек хочет остаться в России, продвигать либеральную политику и не бояться — для этого он сделал каминг-аут в день принятия дискриминационного закона.

Как Вадим принял свою ориентацию и перестал бояться говорить о гомосексуальности

Давай начнем с начала. Как ты осознал свою ориентацию?

— Всё просто. Как и все парни в период полового созревания, я смотрел порно и однажды понял, что мое внимание сосредоточено не на девушке, а на мужчине. Так, где-то в 14, я осознал, что гей.

У меня не было каких-то там внутренних волнений и переживаний по этому поводу. Я просто понял, что мне следует мимикрировать под гетеросексуала, чтобы не было проблем, непонимания, гомофобии. Я подумал, что имеет смысл скрывать свою сексуальную ориентацию.

— Почему в 14 лет у тебя возникло ощущение, что ориентацию лучше скрывать? Ты рос в агрессивной среде?

— Я бы так не сказал. Скорее [это потому], что свое юношество я провел в гоповатых компаниях, где были нормой гомофобные шутки.

К тому же, когда я был ЛГБТ-подростком в начале 2010-х, еще не было такой репрезентативности в книгах, сериалах, кино [как сейчас]. Вокруг была представлена только гетеросексуальность, а сверстники хвастались первым опытом отношений и спрашивали: «А у тебя как с этим, Вадик? Ты уже встречаешься с девочками?»

Всю школу, кроме последних классов, я строил из себя покорителя женских сердец, бегал за девочками. Дошло до того, что после долгих ухаживаний я предложил однокласснице встречаться, и она согласилась. В тот день я провел ее до дома за ручку, на прощание поцеловал в щечку. А уже на следующий день стал игнорировать и делать вид, что никаких отношений не было, всячески скрывался на задней парте.

Как я потом понял: скорее всего, я хотел получить одобрение со стороны сверстников, показаться «нормальным». Мальчик бегает за девочкой — это социально одобряемое поведение.

Вот и получалось: ты вроде не хочешь отставать от других, но и честно сказать про свою жизнь не можешь. Но я зря боялся. Когда признался своим друзьям и семье, все отнеслись спокойно. Никакого осуждения. Тем не менее в подростковом возрасте я переживал, что от меня все отрекутся и я останусь один, просто потому что я гей.

— Ты писал в фейсбуке, что твои родители давно знают о твоей ориентации. Как они узнали и как отреагировали?

— Первый каминг-аут я сделал перед ними в 17 лет. Пришел из школы домой, мама позвала меня на кухню на важный разговор и напрямую спросила,

гей ли я. После ее вопроса я почувствовал себя прижатым к стенке и понял, что раз вопрос стоит напрямую, то незачем скрывать. И признался.

Дело в том, что в 17 лет я уже заводил отношения с парнями. У меня был фейковый аккаунт в «ВК», и я размещал анкеты для знакомств со своей фотографией в ЛГБТ-пабликах. Как я потом узнал от мамы, ее знакомый обнаружил эту анкету и узнал меня.

Первая реакция мамы была бурной. У нее были предрассудки по поводу геев: например, что мы не можем иметь детей (хотя на самом деле есть суррогатное материнство и много других вариантов). Когда мама выслушала меня, то сказала, что в любом случае любит меня, ведь я ее сын и иначе быть не может.

От мамы о моей ориентации узнал отец. Он меня полностью принял, но никогда не обсуждал мою ориентацию. Этого хватило, чтобы впоследствии я мог приводить к себе парней, не боясь реакции родителей. После этого будто камень с плеч упал: никогда не думал, что открываться будет совсем не страшно. И я уже не боялся признаться друзьям.

Фото: «Бумага»

Как Ваганов стал председателем петербургского «Молодежного Яблока» и вступался за ЛГБТ

— Почему ты пришел в политику? Сколько тебе тогда было лет?

— Мои родители часто обсуждали политику. Отец был ярым сторонником Михаила Ходорковского. У нас даже был календарик с ним, по которому он вел счет, сколько уже сидит Ходорковский в тюрьме по делу «ЮКОСа».

Что такое дело «ЮКОСа»? ↓

Дело «ЮКОСа» связано с уголовным преследованием основных владельцев одной из крупнейших в начале нулевых нефтяных компаний «ЮКОС».

Самым известным фигурантом был председатель правления «ЮКОСа» Михаил Ходорковский, которого задержали в октябре 2003 года.

На момент ареста Ходорковский был самым богатым бизнесменом в России. Олигарха рассматривали как потенциального кандидата на пост президента после первого срока Владимира Путина. В мае 2005-го суд приговорил Ходорковского к 9 годам колонии. Обвинение по так называемому делу «ЮКОСа» состояло из семи статей УК, включая мошеннический захват акций и уклонение от уплаты налогов.

В декабре 2010-го Ходорковского приговорили к 14 годам колонии по второму делу — о хищении акций «дочек» «ЮКОСа» и добытой компанией нефти на сумму более 890 млрд рублей. Мосгорсуд сократил срок до 13 лет.

Фактически Ходорковский находился в колонии и СИЗО более 10 лет. Только 20 декабря 2013 года президент Владимир Путин подписал указ о помиловании бизнесмена, которого в тот же день освободили, и он покинул страну.

Процессы над Ходорковским получили противоречивую оценку со стороны общественности: одни считают его справедливо осужденным, другие — узником совести, преследуемым по политическим мотивам.

В Европе Ходорковский перезапустил организацию «Открытая России». В 2017 году основал два оппозиционных интернет-издания: «МБХ Медиа» и «Открытые медиа». В 2021 году структуры «Открытой России» были признаны «нежелательными организациями», сайты прекратили работу, начались преследования активистов в России. В 2022-м Ходорковский и часть его сторонников были признаны «иностранными агентами».

В детстве я понял, что родители недовольны президентом. Возможно, именно это сыграло роль в том, что я заинтересовался политикой. В старших классах я следил за повесткой и понял, что страна идет куда-то не туда, к подавлению свобод. Это побудило меня в 18 лет изучать политические партии, среди которых я открыл оппозиционные.

В 18 я думал, куда мне пойти: в «Парнас» или в «Яблоко». Выбрал второе за их последовательность в действиях и антивоенную позицию с Чечней.

Что партия «Яблоко» говорила о чеченском конфликте? ↓

В политическом меморандуме партии «Яблоко» провозглашается «отказ от государственной пропаганды войны, милитаризации страны, угроз и устрашения во внешней политике».

«Яблоко» как общественное объединение появилось в 1995 году, на второй год первой чеченской войны. Тогда депутаты вносили законопроект «О делегациях по урегулированию вооруженного конфликта в Чеченской Республике», который так и не был рассмотрен Думой.

Во время обоих конфликтов — первой чеченской войны в 1994–1996 годах и второй чеченской войны в 1999–2000 годах — «Яблоко» выступало за переговоры. После теракта во время мюзикла «Норд-Ост» глава партии Григорий Явлинский предлагал предать террористов правосудию и лишь в крайних случаях — «ликвидации».

Меня смущало, что в «Парнасе» были представители националистических взглядов, хоть и с уклоном в демократию. Ведь даже если националист не высказывается ксенофобно, неизвестно, как он относится к тому же ЛГБТ-сообществу: вдруг окажется, что для него [гомосексуальные люди] это не люди вовсе или их ориентация — болезнь.

Я понял, что смогу найти в «Яблоке» единомышленников. И, как показал опыт, я не ошибся.

С 2021 года я исключен из партии. Хотя «Яблоко» всё еще соответствует моим взглядам.

— Почему тебя исключили из «Яблока»?

— Если брать петербургское отделение, то в 2021 году очень многих исключили из «Яблока».

Политика не бывает без личностных конфликтов. Спустя время я понимаю, что конфликты 2021 года были личностными: мы не сошлись в каких-то вещах, кто-то посчитал кого-то слишком прогрессивным или наоборот.

— Не жалеешь, что сейчас, в такое время, ты не в партии?

— Первое время было обидно, еще до этой войны. Когда ты в партию многое внес, был в руководстве отделения, становится грустно. Но я всё еще поддерживаю связь с людьми и состою в «Молодежном Яблоке» — оно сотрудничает с партией, оставаясь самостоятельной организацией.

— За семь лет в партии какие политические инициативы ты реализовывал? Какие из них были интересными и запоминающимися?

— За такой срок многое было. И вывешивание баннеров в поддержку политзаключенных, и организация митингов против призыва в армию. Акции против «обнуления»: мы стояли с плакатами «Лучшая поправка — это Путина отставка».

Я проносил в повестку права ЛГБТ-людей. Например, в 2019-м в перечне вопросов для собеседования депутатов [«Яблока»] появились пункты об отношении к ЛГБТ и однополым бракам. Это было направлено на проверку адекватности: человек может называть себя либералом, демократом и кем-угодно, но если он считает, что феминисток или ЛГБТ-людей надо ограничить в правах, то проблемы во взглядах у него все-таки есть.

Когда я был в руководстве петербургского «Яблока», мы приглашали Максима Каца в качестве начальника избирательной кампании 2019 года. Он тоже понимал, почему такие вопросы нужны. Всё это делало отделение достаточно прогрессивным.

— Включение в собеседование вопросов об отношении к ЛГБТ произошло благодаря тебе?

— Не могу сказать, что я не поспособствовал этому. Когда у нас были заседания руководящих органов, я не боялся говорить слова поддержки ЛГБТ-людям. Когда Сергей Трошин (депутат МО «Литейный округ», который в конце июня 2022 года сделал каминг-аут как гей — прим. «Бумаги») выставил радужный флаг на муниципальном совете, я его активно поддержал на партийном уровне.

Когда формировалась программа для выборов, мы с Трошиным выступали за то, чтобы в документе было четко прописано: мы будем выступать против дискриминации, в том числе по сексуальной ориентации. Важно заявлять об этом, чтобы ЛГБТ-сообщество знало, что «Яблоко» вступится за них.

На первомайских шествиях, когда были ЛГБТ-колонны, мы пускали активистов в свою «яблочную» колонну — чтоб они чувствовали себя в большей безопасности. Мы могли сразу среагировать и помочь, если был бы какой-то беспредел.

Фото: «Бумага»

Над какими еще инициативами работал Ваганов? ↓

Вадим Ваганов проводил одиночные пикеты в поддержку открытого гея, журналиста Рената Давлетгильдеева, заявившего, что глава ЛДПР Владимир Жириновский домогался его, после чего Жириновский пытался засудить мужчину по статье о клевете. «Мне казалось важным проявить солидарность с человеком, который был в уязвимом положении», — объясняет Вадим.

Ваганов также поддерживал петербургского депутата Сергея Трошина, который в июне 2022 года сделал каминг-аут как гей.

«Однажды пришел Дацик со своей свитой и начал кричать, чтобы мы выдали ему Трошина, — мол, бить его сейчас будет. Мы выпроводили Дацика, а далее я решил публично поддержать Сергея запуском линейки радужных значков „Я Трошин“. Мы надевали их на публичные мероприятия, чтобы проявить солидарность», — вспоминает активист.

Ваганов также участвовал в пикетах, посвященных заявлению главы Союза женщин Екатерины Лаховой о том, что мороженное «Радуга» — это «пропаганда ЛГБТ». Пикеты проходили у офиса пропутинского движения «Общероссийский народный фронт», в которое входит союз. В одной руке у активистов было мороженное «Радуга», а в другой — табличка «Пропагандирую».

Помимо этого, Ваганов проводил просветительские ЛГБТ-лекции для членов «Яблока» и граждан, которым интересна эта тема. Например, на них выступал один из основателей «Российской ЛГБТ-сети» Игорь Кочетков, который рассказывал о движении ЛГБТ-активистов.

«Несмотря на то, что партия [„Яблоко“] демократическая, всё равно есть люди с предрассудками. Они, может, ни разу и не сталкивались с такими ЛГБТ-людьми. Помню, как мой коллега по партии пришел, прослушал всю лекцию и потом сказал: „Я сейчас задумался, а почему ЛГБТ-люди просто не имеют права любить друг друга? Какое мы имеем право запрещать и дискриминировать людей?“ По-моему, это очень ценно. У людей повышается самосознание, они начинают понимать, какие проблемы у ЛГБТ-людей существуют», — рассказывает Вадим.

— Чем ты сейчас занимаешься?

— Я работаю в российском ЛГБТК+-медиа, пишу новости и статьи, посвященные жизни ЛГБТ-людей. Поддерживаю контакт с «Яблоком» и работаю в молодежном отделении.

Из-за военных действий [в Украине], конечно, политическая сила многих движений заглохла. Если ты что-то начнешь делать, то все переживают, что за тобой могут прийти, впаять тебе «дискредитацию» и закрыть непонятно на сколько. Ладно, если бы это был штраф обычный, но тут уже свобода на кону.

Лев Шлосберг говорил, что нам главное сохранить себя свободными людьми в несвободной стране. Мне кажется, это очень разумная позиция. Потому что рано или поздно всё плохое закончится, снова откроется окно возможностей для участия в общественно-политической среде. Важно остаться на свободе, чтобы можно было в это окно попасть.

Зачем Вадим совершил каминг-аут в России во время ужесточения репрессий

— Тем не менее ты сделал каминг-аут, который приурочен к принятию в третьем чтении законопроекта об «ЛГБТ-пропаганде». Как ты на это решился, оставаясь в России?

— Вообще, я публичный каминг-аут хотел совершить довольно давно, но руки не доходили. А когда случилась эта история с законопроектом, то посчитал, что нельзя молчать и игнорировать эту тему, потому что это приведет к тому, что люди будут больше «уходить в шкафы».

Одобряемая гомофобия может развязать руки многим радикальным гражданам, которые увидят эти настроения, а значит, они могут делать что угодно и им ничего за это не будет. Вдобавок парламентарии лепят из ЛГБТ образ «врага родины».

Мне показалось важным сделать публичный каминг-аут именно сейчас. Показать, что я не боюсь и не собираюсь следовать законопроекту. Никто не должен бояться, нас невозможно сделать невидимыми. Рано или поздно все эти законы отменят.

Я морально готов, что меня могут оштрафовать, но ничего страшного в этом не вижу. Если что, будем пытаться обжаловать или соберем [деньги] на оплату.

— Какой была реакция на каминг-аут?

— Я получил с десяток личных сообщений. Один парень писал, что последние месяцы находился в глубокой депрессии и мой пост его немного зарядил позитивом. Важно видеть других, таких же, как ты, людей, чтобы не чувствовать себя одиноким и беспомощным.

Все коллеги высказали слова поддержки: в фейсбуке большинство комментариев как раз от них. Мама переживала, потому что неизвестно, что ожидать от нашей власти в такое время: вдруг завтра ко мне уже придут, скажут, что я что-то нарушаю, и применят соответствующие санкции.

Не было осуждения или агрессии?

— Удивительно, но я не столкнулся ни с одной негативной реакцией на этот счет. Мне никто не высказал какой-либо скепсис, не заявил, что я занимаюсь «ЛГБТ-пропагандой». Хотя я и раньше не сталкивался с гомофобией.

Взять, например, мои ноготки — маникюр я делаю уже больше года. Были ситуации, когда мне говорили: «Ну что ты, это не по-мужски». Но таких комментариев очень мало. Куда больше я сталкивался с позитивной реакцией: в торговом центре или в магазине меня останавливали кассирши и говорили: «Дай руку!» Я даю, и мне говорят: «Ноготочки! Как красиво!»

Бывает еще, что люди просто не понимают этого. Меня девушки останавливали и спрашивали: «А почему ты решил сделать маникюр?» Я объяснял, что это красиво, мне так комфортно.

— Как человек, который недавно сделал каминг-аут, можешь ли ты рядовому, не погруженному в ЛГБТ-тематику читателю объяснить, зачем нужна огласка?

— Публичные каминг-ауты — одна из самых эффективных стратегий по искоренению нетерпимости. Одно дело, когда люди сталкиваются с образом ЛГБТ-людей — «врагов родины», которые хотят «развратить нашу страну». Другое дело — напрямую столкнуться с ЛГБТ, увидеть, что это обычные люди, а не инопланетяне.

Так появляется понимание: то, что транслирует наша действующая власть, — это попытка сконструировать врага внутри общества, чтобы переключить внимание населения с насущных и важных проблем на борьбу с ЛГБТ.

А почему каминг-ауты важны для самих ЛГБТ-людей?

— Это влияет на психологическое здоровье. Когда ты вынужден скрываться и боишься сказать лишнего, это замыкает, ты не можешь спокойно жить. Это приводит к высокому уровню стресса, а у кого-то к депрессии, психическим расстройствам. Когда человек открыт и понимает, что все нормально относятся к нему, жить проще.

Но нужно оценивать риски. Одно дело — делать каминг-аут в Петербурге, Москве, другом крупном и прогрессивном городе. Совсем другое — там, где живет 50 тысяч человек и меньше, где все друг друга знают, где царят более консервативные настроения. Твой публичный каминг-аут может создать угрозу твой жизни. Кому от этого легче будет?

Даже если город большой, нужно оценивать настроения среди своих близких. Когда я помогал оппозиционным кандидатам в избирательной кампании в Новосибирске, я набирал сотрудников и волонтеров в штаб. Был парень 14–16 лет: интересовался политикой, хотел увидеть демократических и либеральных кандидатов. Я не смог принять его на работу из-за несовершеннолетия, но предложил общаться. В какой-то момент он признался, что гей и что скрывается. Возможно, я был одним из первых людей, с кем он смог поговорить начистоту.

Он рассказал, что его родители слушают пропагандистов, высказывают гомофобные комментарии, и спросил: «Вадик, как думаешь: я хочу признаться, что гей, — стоит ли мне это делать?» Конечно, я мог сказать, мол, видимость — это хорошо. Но я понимал, что после этого у него может не быть нормальной жизни до 18 лет, пока он не получит независимость. Я высказал опасения, что каминг-аут может сделать жизнь хуже и имеет смысл обезопасить себя и подождать.

Фото: «Бумага»

Почему Ваганов не собирается соблюдать закон об «ЛГБТ-пропаганде» и не планирует уезжать из России

— Прямо во время нашего интервью, 5 декабря, Владимир Путин подписал закон об «ЛГБТ-пропаганде». Как ты относишься к этой новости?

— Понятно, что я отношусь к этому закону крайне негативно, он касается меня напрямую. Он запрещает мне рассказывать о своей жизни и жизни моих ЛГБТ-друзей в позитивном ключе. Согласно нормам, если я говорю об ЛГБТ-людях, я должен добавлять: «Как это неправильно. Я вот, знаете, гей, но это всё так плохо. Я сам себя осуждаю, имейте в виду».

Но фактически это никак не изменит мою жизнь. Я не собираюсь следовать дискриминационному закону, потому что это что-то на уровне «Если вам запретят дышать, вы прекратите дышать?». Другими словами, они хотят запретить мне дышать, но я продолжу.

— Как думаешь, к каким последствиям может привести этот дискриминационный закон?

— Гомофобия становится частью государственной идеологии. Это может повысить уровень ненависти к ЛГБТ-персонам. Это может сказаться на психическом состоянии людей: они будут думать, что неполноценные, раз государство так говорит, будут бояться столкнуться с насилием и гомофобией.

Думаю, и человеконенавистнических высказываний станет больше. Наши парламентарии сами не следят, что говорят, и выдают порой такие формулировки, что ты думаешь: в нормальной цивилизованной стране этот человек давно был бы осужден за пропаганду ненависти. Но в России им всё сходит с рук.

Я думаю, что может повыситься уровень преступлений на почве гомофобии. И это всё, конечно, очень печально.

— Несмотря на войну, мобилизацию и принятие закона об «ЛГБТ-пропаганде», ты остаешься в России. Почему?

— Не хочу покидать свою страну. Я родился в России, прожил тут всю жизнь, занимался общественно-политической деятельностью и вдохновлял других. У меня здесь огромное количество друзей, знакомых, родственников. Так почему же я должен покидать Россию?

Это не первый дискриминационный закон. Да и если говорить начистоту, наша власть будет только рада, что оппозиционно настроенные граждане уезжают. А я не хочу делать этой власти приятно.

Конечно, я думал о переезде. Наверное, каждому человеку оппозиционно настроенных взглядов, который занимается общественно-политической деятельностью, приходит в голову мысль: «А не уехать ли мне из России? А не подумать ли мне о своей безопасности?»

— Что могло бы стать последней каплей для переезда?

— Я рассматриваю эмиграцию только в том случае, если буду четко понимать, что мне грозит уголовное преследование. Всё же на свободе от человека всегда больше пользы, нежели в тюрьме. Но даже если бы я покинул Россию, то потом обязательно вернулся бы.

Если говорить про решение остаться, то люди, которые продолжают жить в России и публично критикуют решения наших парламентариев, вдохновляют других на борьбу, на то, чтобы не опускать руки и не унывать.

— С планированием в России сейчас туго. Как говорится, горизонт планирования сократился чуть ли не до одной минуты. Есть ли у тебя планы на будущее?

— Прогнозы можно как угодно повернуть. Уже через год может наступить «прекрасная Россия будущего», а могут принять, например, закон о мужеложстве. С моих 18 лет у нас с коллегами уже были разговоры, мол, вот сейчас у этой власти нет опоры, нужно чуть-чуть подождать. Времени прошло достаточно, а стало ещё хуже — со дна постучали.

Тем не менее я бы хотел продолжать заниматься легальной политикой. В 2019-м я участвовал в муниципальных выборах, выдвигался в Пушкине, набрал 700 голосов, не хватило 300 для избрания. Сейчас я помощник муниципального депутата, и в нормальных условиях, невоенных, я бы участвовал в выборах.

Я бы хотел всеми силами продвигать либеральную политику в России. Хотел бы, чтобы человеческая жизнь ценилась. Чтобы права наших граждан соблюдались.

Поддержите «Бумагу», чтобы мы с вами могли оставаться на связи 💚

поддержать

Что еще почитать:

  • «Пройдет не так много времени, и на Невском будет гей-парад». Интервью Сергея Трошина — мундепа, сделавшего каминг-аут.
  • «Пришли на обыск парни, у одного фамилия Путин». История художника Юлия Рыбакова — в 70-х его посадили за надпись про свободу, а в обыске участвовал будущий президент.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
«Медиазона»: ЧВК «Вагнер» снова вербует заключенных — но желающих в этот раз намного меньше
«Можем объяснить»: у аспирантов ИТМО требуют предоставить военно-учетные данные
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
Визовые ограничения
Где в 2023-м получить шенгенскую визу в России и за границей? Какие страны выдают ее на год? И почему вам могут отказать?
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Давление на свободу слова
Во ФСИН не знают, в какую колонию отправить политика Андрея Пивоварова, пишет «Можем объяснить»
В Госдуме создают рабочую группу для репрессивных мер против уехавших и критикующих войну россиян
Веронику Белоцерковскую заочно приговорили к 9 годам колонии по делу о «военных фейках»
Baza и «РИА Новости»: журналисту Илье Азару грозит уголовное дело за повторную «дискредитацию» армии
«Фонтанка»: гражданина Беларуси задержали в Петербурге за оскорбление Лукашенко. Это второй случай за месяц
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
В 2022 году в Петербурге открыли на редкость много общественных пространств. Почему и что появится в городе в 2023-м?
Российские производители начали продавать молоко в килограммах. Так можно скрыть уменьшение объема продукта
Кажется, в Петербурге подорожали билеты на выставки. Это правда?
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.