20 июля 2022

«Пройдет не так много времени, и на Невском будет гей-парад». Интервью Сергея Трошина — мундепа, сделавшего каминг-аут

Петербургский оппозиционер Сергей Трошин в конце июня сделал каминг-аут как гей. Мужчина много лет боролся с внутренней гомофобией и смог принять себя, наблюдая за ЛГБТ-акциями и публичными людьми, которые открыто рассказывали о своей идентичности.

В последние годы Трошин активно выступал за права ЛГБТ-людей: например, он выходил с плакатом за однополые союзы на Дворцовую и выставлял на заседаниях своего МО «Литейный округ» радужный флаг.

«Бумага» поговорила с Трошиным о каминг-ауте в условиях ужесточения репрессий, а также о том, каково быть открытым геем в российской политике.

Сергей Трошин, депутат муниципального совета
МО «Литейный округ» от партии «Яблоко».
Фото: Валентин Егоршин для «Бумаги»

В конце июня вы совершили каминг-аут как гей. Как вы решились?

— Созрел. Я очень давно хотел это сделать, но не был готов, даже в 2019 году, когда на заседаниях МО «Литейный округ» ставил на стол радужный флаг.

Время шло, я боролся с внутренними страхами и к концу прошлого года решил, что сделаю каминг-аут в конце зимы. Потом случилось 24 февраля, мысли были заняты другим.

Когда в мае мне позвонили с канала «Парни плюс» и пригласили на интервью, я понимал, что такой вопрос прозвучит. И осознал, что морально и психологически готов ответить на него честно.

— Некоторые задаются вопросом, уместно ли делать каминг-аут во время войны. Что вы думаете по этому поводу?

— Какое время ни выбери, всегда найдется тот, кто скажет, что это неуместно. Но события развиваются своим чередом, я решился именно в этот момент, мне он кажется уместным.

Потому что любой каминг-аут, особенно публичных людей, работает на то, что уменьшает гомофобию, делает общество более соответствующим европейским ценностям. Понятно, что сейчас власть пытается вести страну совершенно в другую сторону, но я уверен, что прогресс не остановить.

Что вы почувствовали, когда интервью с вашим каминг-аутом вышло?

— Я разговаривал с людьми, которые тоже сделали каминг-аут, и они говорят, что это всегда смешанные чувства. Я согласен. С одной стороны, есть тревога: как отреагируют люди? С другой — конечно, это колоссальное облегчение. Теперь не нужно скрывать что-то, придумывать того, чего нет. Могу сказать, что ощущение облегчения перекрывает все тревожные моменты.

— Как к вашему каминг-ауту отнеслись родственники, друзья, коллеги, жители Литейного округа, депутатом которого вы являетесь?

— С родственниками здесь сложно, потому что они уже отошли в мир иной. К тому моменту, пока они были живы, я еще не созрел для такого разговора, о чем сейчас очень жалею. Когда такая важная часть человека, как личная жизнь, исключена из обсуждения в семье, это делает общение менее близким и теплым.

Если говорить про друзей и коллег — не только из «Литейного округа», но и других муниципальных образований, — реакция исключительно положительная. Местные жители тоже высказывались в поддержку. Может быть, где-то и был негатив, но я его не видел.

В интернете в основном только поддержка. «Бумага» размещала новость о моем каминг-ауте, комментарии под ней позитивные, хотя на других ресурсах я видел и другие мнения. Было еще высказывание какого-то чеченского деятеля, который сказал, что таких людей [как я] не должно быть в политике, и попросил проверить мою работу. А в личные сообщения мне пришла всего пара гомофобных мнений.

— В какой момент вы осознали, что вы гей? Сталкивались ли из-за этого с негативом в школе, университете?

— Я не могу назвать конкретный возраст — думаю, когда началось половое созревание. Я понял, что гей, но это не принимал. Этот момент хорошо показан в фильме «Молитвы за Бобби»: гомосексуал, который растет в гомофобном обществе, слышит отовсюду, что это плохо, в итоге у него происходит внутренний конфликт. У меня такой внутренний конфликт тоже был.

В школе и университете я не сталкивался с негативом как раз потому, что никаким образом не давал понять, что я гей. В какой-то момент своей жизни я даже надеялся, что это пройдет, мне начнут нравиться девушки, но ничего не поменялось.

В итоге я стал бороться с внутренней гомофобией. Это привело к тому, что я совершил каминг-аут. Но это не одномоментный процесс, всё происходило поэтапно.

— Как вы боролись с внутренней гомофобией? Ходили к психологу?

— К психологу я практически не ходил, у меня это произошло через внутреннюю работу, через политическую работу, в том числе через акции с радужными флажками и высказывания в поддержку ЛГБТ.

Естественно, у меня появлялось всё больше знакомых из ЛГБТ-сообщества, которые помогали мне преодолевать эту внутреннюю гомофобию. Когда я сделал каминг-аут, мне многие написали, что им это помогло. А мне в том числе помогли каминг-ауты, например, Тома Дэйли, олимпийского чемпиона по прыжкам в воду. Я смотрел и думал: какой крутой парень сделал каминг-аут. Это придавало сил.

Фото: Валентин Егоршин для «Бумаги»

— Вы сделали каминг-аут недавно, но уже много лет выступаете за права ЛГБТ. Помните ли вы свою первую акцию?

— Начиная с 2012 года я приходил на акции, связанные с ЛГБТ, но так боялся, что меня там сфотографируют, что смотрел на них со стороны. Это как раз пример внутренней гомофобии.

В первый раз я решился публично выйти на акцию в конце июля 2016 года. Тогда на Дворцовой площади проходил ЛГБТ-прайд, который организовал Юрий Гавриков. Я, будучи кандидатом в Заксобрание от партии «Яблоко», вышел с плакатом за возможность вступать в гражданские партнерства вне зависимости от пола.

Фактически я вышел с плакатом за однополые союзы, которые во многих странах обычно являются предвестником однополых браков. Мы, я уверен, тоже дойдем до однополых браков, но сначала пройдем такой этап.

— Нет ли у вас ощущения, что из-за репрессивных законов жизнь россиян с каждым годом становится тяжелее, а ЛГБТ-людей — еще сложнее? С 2013 года действует закон о «гей-пропаганде» среди несовершеннолетних, сейчас Госдума может принять закон о «пропаганде» среди всех. Чувствуете ли вы ухудшения в динамике?

— Двоякое ощущение. С одной стороны, я действительно вижу, что у нынешней власти в России четкий антизападный вектор: «На Западе так — мы сделаем ровно наоборот». И это навязывают через законы и так далее. В этом смысле есть ощущение ужесточения.

С другой стороны, я думаю, что время не остановить, прогресс не остановить. А значит, ситуация с правами ЛГБТ-людей неизбежно будет улучшаться.

Я убежден: пройдет не так много времени, и на Невском проспекте будет гей-парад, а над правительственными зданиями, в том числе Смольным, в неделю прайда повесят радужный флаг. Будут узаконены однополые браки. Потому что прогресс не остановить — кто бы как ни пытался сделать это искусственно.

В 2019 году вы уже говорили про ЛГБТ-прайд и радужный флаг над Смольным. Вам не кажется, что за эти годы отдалилось то будущее, которое вы описываете?

— Нет, не думаю. Всё придет. Всё будет. И мы это увидим.

— Как вы пришли в политику и каким был ваш путь?

— Политика мне была интересна с детства. Я помню, как смотрел трансляции съезда народных депутатов России. Почти сразу после института, в 2004 году, я вступил в «Российскую партию жизни», в 2006-м — в «Справедливую Россию» (одна партия вытекала из другой). В 2010-м стал депутатом муниципального совета округа № 54, потом был помощником депутата Заксобрания Виктора Ложечко от «Справедливой России».

Чем больше я боролся со своей внутренней гомофобией, тем сильнее менялись мои политические взгляды. В 2016 году я понял, что они больше не соответствуют «Справедливой России», они более либеральные, демократические. «Справедливая Россия» не будет бороться за европейские ценности, провозглашать европейский путь, поэтому я вступил в «Яблоко», стал председателем Невского районного отделения и недавно переизбрался. В 2019-м избирался депутатом муниципального совета «Литейного округа» от «Яблока». Примерно такая история.

Чем вы занимаетесь сейчас как муниципальный депутат?

— Мы сейчас не можем влиять на бюджет МО в силу разных обстоятельств, поэтому я общественный деятель со статусом муниципального депутата. Депутат муниципального образования — это такое связующее звено между жителями округа и органами исполнительной власти. Я либо сам вижу проблемы и пишу в органы исполнительной власти, либо ко мне обращаются жители, и я пишу от них.

Пример: к нам обратились жители одного из домов на Жуковского. У них старые ворота, которые не закрываются. Мы обратились в жилкомсервис и жилищный комитет. Это как-то повлияло, ворота им сделали. Жители написали нам благодарность.

— Вы как муниципальный депутат говорите не только про свой район, но и про масштабные политические явления: например, про репрессии. Подписывали поручительство за Сашу Скочиленко, Марию Пономаренко, которых обвиняют в распространении «фейков» про российскую армию. Почему вы это делаете?

— В знак солидарности, в знак поддержки, в знак того, что эти люди абсолютно точно не должны находиться в СИЗО. Уголовные дела, которые возбуждены против них, не должны существовать, сама уголовная статья не должна существовать. В Петербурге сейчас семь уголовных дел, возбужденных из-за распространения «фейков» про армию, трех фигурантов я знаю лично. Это Борис Романов, Ольга Смирнова и Александра Скочиленко. Я просто возмущен, что люди, которые столько хорошего могут сделать для города, находятся в СИЗО.

Московскому депутату Алексею Горинову дали 7 лет лишения свободы за высказывание своей точки зрения, причем в мягкой форме. Что это такое? В 2020 году Михаил Ефремов, будучи пьяным, врезался в другую машину, погиб человек. Он получил 8 лет лишения свободы.

— Вы как муниципальный депутат — часть системы власти. Как вы относитесь к тому, что в России принимаются и обсуждаются законы, лишающие ЛГБТ-людей прав?

— Я не часть системы, я в оппозиции. Я оппозиционный муниципальный депутат.

Конечно, я против этих законов. Не должно быть гомофобного закона о «гей-пропаганде» среди несовершеннолетних, который уже существует сейчас. Его, кстати, Европейский суд по правам человека признал дискриминационным. Нового закона тем более быть не должно. Мнение однозначное.

— Что, по вашему мнению, мешает провести гей-парад на Невском сейчас?

— Администрация Петербурга будет против. Она, естественно, его не согласует. А если люди будут выходить на то, что не согласовано, их будут жестко задерживать. Мешает то, что сейчас в принципе в России, в Петербурге в частности, нельзя провести ни одну публичную акцию.

Да, даже первомайское шествие.

— Которое, кстати, заменяло собой гей-парад по Невскому. Начиная с 2012 года там была радужная колонна, шли сотни людей, многие из них с радужными флагами. Организаторы рассказывали, что им звонили из регионов и говорили: увидев, что люди могут так пройти по Невскому проспекту, мы поняли, что есть те, кто живет открыто.

Фото: Валентин Егоршин для «Бумаги»

Какие у вас планы в России?

— Скорее всего, до 2024 года буду муниципальным депутатом, если, например, дополнительно не назначат досрочных выборов. А там посмотрим, какие планы. Плох тот солдат, который не мечтает… Хотя лучше сейчас совсем не трогать военную тему.

Хочу сказать, что ты всегда ставишь перед собой максимальные цели: муниципальный депутат, депутат Заксобрания, губернатор Петербурга, депутат Госдумы, президент России. Всегда есть в голове идеальный путь, хотя в жизни всё происходит по-разному и предсказать невозможно, что там будет в будущем. Единственное, что я знаю о будущем, — что я сейчас пойду на улицу, там будет дождь, и мне нужно взять зонт. Мы даже не знаем, что ждет [нас] завтра.

— Думаете ли вы уехать из России? Судя по вашим предыдущим ответам, вероятно, что нет. Но хочется услышать точный ответ.

— Вы правы, что мой ответ нет. Я не собираюсь уезжать из России. Я и до этого никогда всерьез не собирался покидать страну, хотя после 24 февраля мысли проскакивали.

Я поймал себя на мысли, что в особенности теперь, когда я сделал каминг-аут, когда многие люди из ЛГБТ-сообщества на меня смотрят и в какой-то степени надеются [на меня], я должен остаться в России. Если я уеду, я предам себя, свой политический путь, который прошел, свое видение будущего.

— В видео, в котором вы сделали каминг-аут, вы сказали: если ты постоянно борешься с собой, с тем, кто ты есть, со своей природой, то проживешь не свою жизнь и будешь несчастлив. Чувствуете ли вы себя сейчас более счастливым?

— Конечно.

Помогите «Бумаге» остаться с вами 💚

Нам нужны деньги, чтобы продолжить работу

поддержать «Бумагу»

Что еще почитать:

  • Какие сферы жизни может затронуть новый закон о полном запрете «ЛГБТ-пропаганды»? Инфографика.
  • Что такое стресс меньшинств, какова его роль в развитии депрессии и зависимости у ЛГБТ-людей и при чем здесь гомофобные законы?

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
ЛГБТ в Петербурге
Квир-художница Гена Марвин заявила о домогательствах таксиста и оскорблениях. Суд отказал в выплате компенсации
Будет ли в России вспышка обезьяньей оспы? Отвечает биолог
Роскомнадзор не нашел нарушений при продаже книг «Лето в пионерском галстуке». У романа есть пометка «18+»
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
Закон о полном запрете «ЛГБТ-пропаганды», скорее всего, не примут, пишет «Медуза». Но похожий проект готовят депутаты «Единой России»
Мобилизация
Тюрьма или война? Почему читатели «Бумаги» остаются в России и что собираются делать — итоги опроса
Сколько россиян уехали в Грузию, Казахстан и Финляндию после объявления мобилизации? Подсчеты «Бумаги»
Студенту ВШЭ в Петербурге дважды приносили повестку. Он «ограниченно годен» из-за проблем со зрением
Как петербуржцы уезжали от мобилизации в Финляндию — на велосипеде с «Авито», машине отца и в автобусе
Мобилизованных без подготовки везут на фронт, заявил «Первый отдел»
Визовые ограничения
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Латвия решила не выдавать гуманитарные визы россиянам, «уклоняющимся от мобилизации»
Финляндия пока не меняет политику выдачи виз россиянам. МИД страны не планирует вводить запрет на въезд
Давление на свободу слова
Активиста Егора Скороходова приговорили 3 годам и 8 месяцам лишения свободы. Вот что нужно знать о его деле
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
Фигуранту антивоенного дела Егору Скороходову запросили 5 лет лишения свободы
Роскомнадзор заблокировал зеркало «Бумаги» ktozabanittotloh
«Произошел хлопок в доме, возможен отрицательный рост жильцов». Как россияне реагируют на новояз и цензуру. Интервью с Александрой Архиповой
Свободу Саше Скочиленко
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
Экономический кризис — 2022
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
Российский фондовый рынок продолжает падение на фоне новостей о мобилизации. Доллар также растет к рублю
На Мосбирже происходит обвал акций. «Тинькофф» и VK потеряли по 14 %
Как изменились цены на авиабилеты из Петербурга в другие города России за год? Отвечают аналитики Aviasales
Открытие кофеен Stars Coffee в Петербурге: что рассказали Тимати и Пинский и как на замену Starbucks реагируют посетители
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.