Как жили дачники Комарова и Репина до революции и что осталось от их домов? Рассказывает исследовательница старых дач

Петербургские дачники начали осваивать северное побережье Финского залива с конца XIX века. Летнюю жизнь там отличали особый быт и досуг: дачники загорали и катались на велосипедах, ходили в гости и на благотворительные концерты.

Как жили дачники Комарова и Репина до революции, как в советские годы деревянные дома сносили ради санаториев, а в 90-е — ради коттеджей и где сейчас найти старинные дачи с печами и башенками: «Бумага» поговорила с Еленой Травиной, исследовательницей дач северного побережья Финского залива.

Елена Травина

координатор исследовательской группы «Старые дачи», автор книг об истории дачных поселений северного побережья Финского залива

Как берег залива стал местом отдыха петербуржцев и каким был быт дореволюционных дачников

— В 1870 году между Петербургом и Рийхимяки построили Финляндскую железную дорогу, и с этого момента территорию начали облюбовывать петербургские дачники. Эти места пользовались хорошей славой: хотя Великое княжество входило в состав Российской империи, это была почти заграница — здесь были шведский и финский языки, своя валюта, своя полиция, своя культура.

В основном здесь отдыхала верхушка среднего класса. Богатые участки с домами, хозяйственными постройками, дворницкой, ледником могли себе позволить либо купцы первой-второй гильдии, либо расторговавшиеся крестьяне, либо чиновники высших рангов. Здесь также жили артисты, писатели, архитекторы. Если случайно попадал кто-то из низов среднего класса, то, скорее всего, мелкие чиновники, получившие наследство.

Терийокский пляж (Зеленогорск) 1907–1913 годы. Фото: pastvu.com

Дачи были в собственности и съемные. Многочисленные строительные артели строили, по сути, типовые дачи. Обычно это был дом с мезонином, верандой. Комнаты — в зависимости от достатка, но, по крайней мере, была спальня, гостиная, детская, кухня. В богатых домах были специальные помещения для прислуги, например комнатки, где летом можно чистить овощи.

Отапливали дачи печами. Причем практически во всех домах были очень красивые изразцовые печи и камины. На территории Финляндии был Ракколаниокский завод, который изготавливал изразцы. Печь можно было выбрать по каталогам: белую либо разноцветную.

Скоропортящиеся продукты хранили в ледниках. В них было два помещения: одно для заморозки, другое — просто холодная комната, где хранили соленья и варенья. Дальнее помещение обычно строилось из тесаных гранитных камней. Туда закладывали лед, который в апреле или начале мая вырезали на Финском заливе — всё это могло не таять до осени. На льду хранили мясо, птицу, рыбу.

На всех участках были колодцы, воду носили в ведрах. Туалеты устраивали не на улицах, а в домах — в специально пристраиваемых кабинках. По сути, это были выгребные ямы.

Водопровод в начале XX века считался роскошью. Его можно было встретить на богатых дачах. Система накачивала воду в специальные емкости и распределяла ее по дому. В таких домах был душ, ванные, ватерклозеты. Если были деньги, всё это спокойно можно было устроить.

Куоккала (Репино), Лежоевская улица, 1904-1908 годы. Фото: terijoki.spb.ru

Дачники любили загорать у залива — его называли морем. У каждой дачи была своя кабинка для переодевания: они выстраивались в шеренгу, отделяя море от шоссе. Многие жаловались, что это портит вид на пляжную линию. Люди, которые снимали дачу, пользовались кабинкой хозяев дома, но кабинки могли сдавать и отдельно.

В каждой местности были общества благоустройства. Дачники должны были сами заботиться о поселениях: следить за дорогами, фонарями, чистотой на пляже, соблюдением санитарных правил в лавках. Общества устраивали всевозможные вечера, благотворительные концерты, приглашали артистов из Петербурга, которые выступали и вместе с любителями из числа дачников. Были детские кружки, где занимались гимнастикой, пением, танцами, а в конце сезона устраивали большое представление.

Отдыхали в основном на своем участке, принимали гостей и сами ходили в гости, катались на лодках, ездили в соседние селения на праздники. Были очень распространены велосипедные прогулки, ведь начало XX века — время велосипедного бума.

Келломяки (Комарово), Морская улица 1900-1910 годы. Фото: primo.nlr.ru

Соседи плотно общались. В основном люди были знакомы еще по городу или где-то встречались: жили в одном доме, были прихожанами одной церкви, служили в одном департаменте или были родственниками.

Никто не строил высоких заборов. Судя по фотографиям, это были обычные штакетники с обсадкой деревьями по кромке участка. Идешь сейчас по улице или по лесу и видишь, как где-то в линеечку выстраиваются ели — значит, когда-то здесь была улица.

Приезжали на дачу обычно в мае, уезжали в сентябре. Кто-то оставался на зиму, таких людей называли зимогоры. Некоторым просто нравилось там жить, и они могли ездить на службу с дачи. Для некоторых дача в пригороде оказывалась значительно дешевле, чем квартира в городе.

Что дачники выращивали на участках и что осталось от усадебных парков

— Огороды были только у местных, которые продавали дачникам овощи, яблоки, ягоды садовые и лесные. Дачники любили сады. На участках были клумбы с цветами, кусты сирени, жасмина, спиреи и другие декоративные кустарники. Люди старались облагородить свою территорию.

В больших имениях, которые называли барскими дачами, могли разбить парк. Поэтому сейчас у Приморского шоссе, зайдя глубже в лес, можно обнаружить совершенно не родные для этих мест породы деревьев. Если идешь по лесу и видишь какой-нибудь одичавший шиповник, то сразу понимаешь, что здесь надо искать и остатки фундамента.

Например, совершенно потрясающий парк принадлежал поставщику двора его императорского величества Герману-Фридриху Эйлерсу. У него была большая усадьба за Терийоки, сейчас это Ушково. На участке он построил несколько дач для себя и своих детей и устроил ландшафтный парк. Но сейчас от него практически ничего не осталось.

Можно также вспомнить виллу Рено, которая до революции принадлежала оружейнику Ивану Чижову. Он устроил парк с дорожками и фонтанами. Сейчас на месте верхней части парка частное владение, а внизу — особо охраняемая территория «Комаровский берег» с экотропой. В другой части Келломяки был пансионат «Тихий уголок». Там протекала речка, были пруды, вокруг которых шли дорожки для прогулок.

Экотропа. Фото: oopt.spb.ru

Как деревянные дачи разрушались в войну, 90-е и нулевые

— На Карельском перешейке вокруг Финляндской железной дороги до революции было около 5 тысяч дач. После 1917 года кто-то из дачников остался в своих домах и впоследствии принял гражданство Финляндии, кто-то оказался в Петрограде и уже не мог вернуться — их дачи ветшали.

В середине 1920-х годов финляндское правительство начало продавать пустующие дома: либо для проживания, либо для перевоза в центральную часть Финляндии, если они были в хорошем состоянии, либо на дрова. Что-то было разрушено в Зимнюю войну, что-то в Великую Отечественную. Тем не менее осталось достаточно большое число дач.

После того как Карельский перешеек вошел в состав Советского Союза, на его территории решили устроить курортную зону. В Куоккале (после 1948 года — Репино) задумали сделать санатории различных ленинградских предприятий и профсоюзов. На месте старых дач выросли колоссальные современные корпуса. Поэтому сейчас говорить о старой Куоккале-Репино мы практически не можем. Есть «Пенаты», восстановленные после войны. Сохранилась также дача Крючкова, которая сейчас вроде бы будет реставрироваться. Мы долго этого добивались, и, наконец, она была внесена в список охраны.

В Келломяки (Комарово) была другая ситуация. Этот поселок полностью отдали под детский дачный отдых: там были выездные детские сады, которые принадлежали либо районам города, либо министерству обороны. Видимо, посчитали, что для детей специально строить что-то не надо, поэтому решили использовать старые дачи.

Вплоть до 1990-х годов дачи в Комарово стояли. Их могли перестраивать, убирать изразцовые печи, чтобы выделить дополнительный квадратный метр пространства, но тем не менее они были. В 1990-е все оставшиеся изразцовые печи были украдены, начались поджоги, и в конце концов участки начали продавать. Это лишило нас нескольких очень интересных дач, которые могли бы быть музеем дачной культуры Петербурга под открытым небом, но на их местах строятся коттеджи — сейчас Комарово славится очень высокими заборами.

Самым разрушительным временем для дач оказались нулевые годы. Если взять число дач, которые сохранились примерно на 1995 год, то сейчас от них мы имеем, наверное, процентов десять. Например, утрачены дачи Лоховой, Духновского и Андреева. Это были великолепнейшие дома, принадлежавшие трем родственным семьям, стоявшие друг рядом с другом, там была полностью сохранена вся инфраструктура дачной постройки начала ХХ века: беседки, ледники, колодцы. Но [по экспертизе] получилось, что они не представляли интереса.

Какие дачи отреставрированы

— Есть всего несколько случаев, когда была проведена реставрация. Например, две дачи на Морской улице в Комарово: вилла Рено и дача Юхневича, причем очень квалифицированно отреставрированы. Еще дача Сандина на улице Лейтенантов (об этом доме подробно рассказывало издание «Собака.ru»).

Вилла Рено, современный вид. Фото: aaaunion.ru

В основном это частные дома. И всё зависит от человека, который [такой дом] покупает. Чтобы дача сохранилась, должны соединиться две почти невозможные вещи: очень большие деньги и понимание, что покупаешь уникальную вещь.

Например, дачу Новикова в Зеленогорске купило частное лицо, и мы очень боялись, что дом погибнет. Но оказалось, человек взялся за это дело, и дача будет жить дальше. Отель «Скандинавия» в Сестрорецке тоже отреставрировал две дачи.

У некоторых домов нет охранного статуса. Но даже если он есть, экспертиза может показать, например, что дача вся поедена грибком, наполовину сгнила. Дом сносят, строят такой же из бетона и обшивают деревом. Поди потом докажи, надо ли было ее разрушать полностью. С другой стороны, моя точка зрения — уж лучше пусть будет новодел под старину, чем простая бетонная коробка.

Как появился сайт terijoki.spb.ru

— Сайт был создан в 2000 году двумя программистами, братьями Александром и Михаилом Браво, и краеведом Владимиром Котляром. Они путешествовали по Карельскому перешейку и рассказывали о своих находках. Посетители сайта дополняли эти истории своими наблюдениями, и таким образом сформировалась краеведческая направленность сайта.

В 2010 году в проект пришло довольно много людей, которые начали заниматься именно дачными местностями. Кто-то фотографировал, кто-то сидел в архивах, кто-то предоставил старые открытки из своей коллекции. В целом получился полный цикл исследовательской работы от находки до статьи, книги или доклада на научной конференции.

Исследователей и посетителей сайта, дополняющих информацию на многочисленных форумах, довольно много, а вот человек, который повседневно занимается сайтом — причем не только сам является исследователем, но и вообще всё держит в голове, — один-единственный, это Александр Евгеньевич Браво. Он, по сути, является двигателем и душой всего проекта.

Сайт волонтерский, ни от кого никогда не получал ни грантов, ни пожертвований. Всё делается на общественных началах. Вся информация, которая ставится на сайт, проверяется и перепроверяется: мы работаем только с архивами и только с проверенной информацией. Иногда даже держим информацию некоторое время, пока не получим подтверждение.

Я начала заниматься сайтом в 2010 году. Тогда мы с подругой очень много фотографировали Комарово и пришли к Александру Евгеньевичу с предложением вывесить все эти фотографии на сайте и попытаться разобраться, что там было. Но исследования по Комарово, естественно, велись и до нас. Например, большая работа проводилась в Комаровской библиотеке ее заведующей Еленой Аркадьевной Цветковой и директором общественного краеведческого музея Ириной Александровной Снеговой. И очень помогали муниципальные депутаты, что, вообще-то, редкость.

Когда сайт начал разворачиваться, дали о себе знать потомки дачников, которые делились своими семейными архивами. Кроме Петербурга пишут из разных городов России, из Финляндии, Австралии, Канады. 

Можно сказать, что сейчас начался своеобразный бум краеведения — очень популярны экскурсии, как горячие пирожки расходятся книги, люди самостоятельно изучают места, где отдыхают. А потому востребована вся та информация, которая размещается на страницах сайта.

Пять сохранившихся дореволюционных дач

Дача фон Дорна

Фото: terijoki.spb.ru

Под Зеленогорском есть очень интересный дом, который в советское время тоже принадлежал одному из детских садиков, а до революции — человеку по фамилии фон Дорн. Это объект регионального значения, но разрушается практически на глазах.

Когда Борис Акунин узнал о даче фон Дорна и обстоятельствах биографии этого человека, оказалось, что каким-то совершенно мистическим образом они совпали с историей персонажа Фандорина. Кто-то мог бы купить эту дачу и устроить тут, например, отель с таким литературным бэкграундом.

Дача Мюзера

Дача Мюзера. Фото: wikipedia.org

Дача Мюзера в Зеленогорске в советское время была ЗАГСом. Там совершенно сказочные камины, на которые заглядывались специалисты из Эрмитажа, печи с какими-то пряничными, разноцветными изразцами. Дача принадлежит частному лицу, и оно зашифровано так, что мы даже не знаем, кому. Владелец должен был еще до 2014 года привести эту дачу в порядок, но у нас складывается ощущение, что он просто ждет, пока она сама рухнет. И тогда мы лишимся самой прекрасной на настоящий момент дачи на Карельском перешейке.

Дача Захарова

На Красноармейской находится дача лесопромышленника Захарова, единственная оставшаяся из шести. Мы пытались ее заявить в качестве объекта культурного наследия, но ничего не получилось. Это совершенно уникальный объект, потому что при даче находились остатки дореволюционного парникового хозяйства с водопроводом, трубами.

Дача Габерцетель

Фото: terijoki.spb.ru

Дача петербургского архитектора Виктора Габерцеттеля под охраной, вроде бы там сейчас сидит сторож, но какие планы насчет нее, неизвестно. Поэтому в какой-то момент мы можем приехать на место после зимы и выяснить, что там всё снесли.

Вилла «Айнола»

Фото: Саша Шаргородская

Вилла «Айнола» принадлежала петербургскому архитектору [Николаю Салько]. Он выстроил себе дачу в стиле дворянского гнезда — с прудом, фонтаном, беседкой и небольшим парком. Сейчас здание используется в качестве общежития для работников ведомственной охраны. Совершенно уникальная дача, вилл в этом стиле на Карельском перешейке больше нет. Мы бы хотели сделать в ней музей Дачной культуры Петербурга.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Дореволюционный Петербург
Как в Петербурге до революции работала немецкая школа Карла Мая. Там не было экзаменов, а директор по утрам приветствовал каждого ученика
Как в Петербурге строили Троицкий мост? Библиотека Маяковского опубликовала альбом с редкими фотографиями
Бывшее здание церкви, особняк с кладом и девятиэтажка на берегу Невы: четыре адреса библиотеки Маяковского и их история
Как менялась торговля в Петербурге? Главные магазины ХХ века, цены на продукты и очереди за одеждой — в спецпроекте «Бумаги» и Joom
Полвека назад в туалете на Думской продавали одежду, а на Невском стояли очереди за импортной обувью. Рассказываем о торговле в Ленинграде 70-х
Гид по пригородам Петербурга
Во Всеволожске — усадьба пушкинских времен и научный городок академика Павлова. А еще здесь можно погулять по песчаным холмам
Здесь с XVIII века разводят лиственницы, а еще есть финский хутор и болото с дорожками. Приезжайте в Рощино
Пушкинские места, дом с шаром и «Гатчинский Стоунхендж», куда приезжают любители НЛО. Всё это — поселок Суйда под Гатчиной
В Шлиссельбурге была тюрьма, где сидели декабристы. Теперь старинную крепость можно осмотреть — и прогуляться вдоль Ладоги
В Вырице — сосновый лес, 250-летний дуб и копия Екатерининского дворца. И всё это на обрывистом берегу реки
Поправки в Конституцию
Обновленную Конституцию после внесения поправок опубликовали под названием «Конституция президента»
В Петербурге 15 июля собираются провести митинг против обнуления сроков Путина
В районной администрации люди стояли в очереди за деньгами, пишет «Фонтанка». Они представились наблюдателями на голосовании по поправкам
Поправки к Конституции вступают в силу 4 июля
Избирком Петербурга аннулировал 35 бюллетеней на участке, где журналисту Давиду Френкелю сломали руку
Смягчение режима самоизоляции
Какие музеи, фитнес-центры и магазины открылись в Петербурге с 6 июля. От Петропавловской крепости до Fitness House
В Петербурге снимают всё больше запретов, введенных из-за пандемии. На улицах много людей — вот очереди у Новой Голландии, зоопарка и Ботсада
Глава петербургского Роспотребнадзора назвала ожидаемым рост заболеваемости COVID-19 после отмены части ограничений
Театрам в Петербурге разрешили возобновить репетиции — но с ограничениями
В Петербурге растет коэффициент распространения коронавируса. Для снятия ограничений он должен опуститься ниже 0,5
Дело «Сети»
В Петербурге полиция оштрафовала активиста за мат после суда по делу «Сети». В пример нецензурной брани привели лозунг «Антифашизм — не преступление»
В Петербурге отпустили задержанных после оглашения приговоров по делу «Сети». Они пробыли в отделениях полиции сутки
«Приговор зафиксировал — можно пытать подсудимого, суд всё одобрит»: что о сроках Бояршинова и Филинкова говорят правозащитники, активисты и родственники
После оглашения приговора по делу «Сети» в Петербурге у здания суда задержали до 30 человек
«Идеалист, который берет ответственность за глобальные процессы». История Виктора Филинкова — фигуранта дела «Сети», не признавшего вину и получившего самый большой срок
Лето в Петербурге
Полиция провела рейд по Думской, Рубинштейна и Дворцовой. Протоколы составили на 50 человек и на три заведения
МЧС предупредило о грозе, молниях и сильном ветре в Петербурге
Июнь 2020 года вошел в четверку самых теплых за всю историю наблюдений в Петербурге
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Парки, скверы и сады Петербурга откроются не раньше 2 июля. Их закрыли из-за штормового ветра
Друзья «Бумаги»
Кто такой Дмитрий Абрамов и чем он занимался до нападения на Давида Френкеля
История отца Сергия, захватившего монастырь, — убийцы, наставника Поклонской и раскольника, которому (пока) разрешают проклинать власть и РПЦ
Мы спросили наших друзей, что изменилось в их жизни за 10 лет
Здоровье во время пандемии
«Биокад» намерен перейти к испытаниям одной из вакцин от коронавируса на людях уже летом. НИИ гриппа готовится к доклиническим исследованиям
Из детской больницы № 1 хотят уволить кардиохирурга Рубена Мовсесяна, жалуются родители. Петиция в защиту врача собрала тысячи подписей
Антитела к COVID-19 обнаружили у 16 % петербуржцев, сдавших анализы в «Хеликс» и «Инвитро»
Роспотребнадзор бесплатно протестирует петербуржцев на антитела к коронавирусу
В Петербурге болеет каждый пятый сотрудник скорой помощи, сообщили в комитете по здравоохранению
Выплаты медикам
Уборщики и буфетчики, работающие в красных зонах «ковидных» стационаров, получат надбавки от властей Петербурга
В госпитале для ветеранов войн санитарке отказали в выплатах за работу с COVID-19. Начальник учреждения заявил, что она не имеет нужного образования
В Петербурге коронавирусом заразились около 5 тысяч сотрудников медицинских учреждений. Среди них — буфетчики, бухгалтеры и уборщики
«Больные кашляют нам в лицо, а доплат нет». Петербургская уборщица рассказывает, как выполняет обязанности санитарки, но не получает выплат
Как в «нековидном» стационаре добиваются надбавок для врачей и борются с распространением инфекции. Интервью с главврачом Елизаветинской больницы

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.