24 февраля 2022

Исследовательница фейков — о том, как читать новости во время военного конфликта и избежать дезинформации

Владимир Путин утром 24 февраля объявил о военной операции в Донбассе. Роскомнадзор требует от СМИ ссылаться только на российские источники информации и угрожает санкциями.

Как читать новости во время военного конфликта и не попасться на дезинформацию? И стоит ли верить одному ресурсу? «Бумага» поговорила с исследовательницей фейков Викторией Взятышевой.

Виктория Взятышева на фестивале «Кампус»

Виктория Взятышева

исследовательница фейков, стажер-исследователь Лаборатории социальной и когнитивной информатики НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге, шеф-редактор подкастов «Бумаги»

Какие критерии у фейк-ньюс

— Есть более или менее стандартные признаки, которые можно отнести не только к фейкам про войну, а к дезинформации разного рода.

Идеологическая предвзятость — когда в новости явно прослеживается какая-то политическая направленность, будь то крайне правая, левая и так далее. Фейковые новости часто не нейтральны и очевидно написаны в русле какой-то политической идеологии.

Эмоциональность. В фейках, как правило, больше эмоциональных и оценочных суждений, что закономерно. Такие новости направлены на то, чтобы убедить вас в чем-то, напугать.

Трудная проверка. С одной стороны, это кажется очевидным, но не все фейки можно легко верифицировать. Например, они могут быть написаны якобы со слов анонимного источника, но при этом содержать большое количество деталей о нем и выглядеть довольно убедительно: указывать возраст, статус. При этом невозможно проследить источник, узнать, кто он, несмотря на кажущуюся нормальность новости. Часто фейки могут опираться на анонимные источники — например «источники, близкие к Кремлю», что вообще не проверить. А вот пример фейка о том, как американские пилоты якобы уволились из-за вакцинации, с анонимными источниками.

Кликбейтные заголовки и другие лингвистические особенности. Исследования показывают, что фейки в меньшей степени разнообразны с точки зрения словарного запаса, чем правдивые новости. Возможно, они написаны простым языком, доступным для разных групп населения. Или в них используются личные местоимения «я», «мы» — в обычных новостях такое редко встретишь, если это не цитата эксперта. Может быть использован неформальный язык, мат, опять же, не в цитатах, а в тексте самой новости.

В чем отличие фейков про войну

— Точно ответить на этот вопрос сложно, поскольку я не изучала эту тему отдельно. Но специфика есть. Война, как любое масштабное происшествие и социальный кризис, — это ситуация, когда события развиваются очень быстро, а новая информация поступает непрерывно, но обрывочно. Зачастую официальных подтверждений не хватает — их не успевают делать или не дают целенаправленно. В этой ситуации аудитории максимально сложно справиться с потоком информации.

Если информация исходит от правительственных органов или проправительственных медиа, она зачастую содержит нарративы, которые оправдывают свою страну в происходящем. Речь не обязательно про фейки, это может быть и правдивая информация. Часто это происходит с обеих сторон, то есть нарративы защищают позиции той или иной страны, и это закономерно.

Если вы получили контент, который вас смущает, задумайтесь, насколько он идеологически предвзят и оправдывает ту или иную сторону. Возможно, это выкручено на максимум, есть какая-то выгода в информации, не обязательно материальная, а, например, выгода в контексте манипулирования общественным мнением.

Понятно, что война — это та ситуация, когда наше критическое мышление может немного ослабевать из-за эмоционального состояния. Мы испытываем страх, тревогу, панику и ряд других эмоций, которые делают нас более уязвимыми к фейкам.

Можно сказать: «Не нервничайте» — но это не работает. Я бы посоветовала анализировать свои эмоции, когда вы сталкиваетесь с контентом, который кажется вам сомнительным. Может быть, вы верите в это, потому что вам страшно, а может быть, новость действительно убедительная и написана с опорой на большое количество источников.

Я предполагаю, что во время войны могут появляться фейки, в которых изображения и видео будут использоваться в неправильном контексте. Например, этого было много в контексте COVID-19: «Посмотрите, в стране протестуют против локдауна и вакцинации». Такие сообщения сопровождали фотографиями и видео, которые изображали совсем другие события — шествие футбольных фанатов, столкновение в Одессе. Понятно, что фотографии и видео усиливают наше восприятие, мы считаем это пруфом: мы сами можем наблюдать за событием.

Мне кажется, в контексте войны это тоже может активно использоваться: например, фото и видео многолетней давности будут выдаваться за якобы происходящие сейчас события. В этом случае помогает проверка по поиску изображений. Если нет результата, можно воспользоваться сервисом геолокации, посмотреть на гугл-картах, как выглядит место, указанное в новости, соответствует ли оно картинке. Понятно, мы не можем проверить так каждую новость, но для новостей, которые вызывают наибольший скепсис, это может быть применимо.

И помимо этого, мой совет — читать те источники, которым вы доверяете, которые не попадались на явной лжи, новости которых не разоблачали фактчекинговые сайты, источники, которые несут ответственность за то, что пишут, извиняются за ошибки. Иногда стоит подождать развития ситуации — может, появится дополнительный контекст.

Как быстро проверить новости о войне

— Я бы пользовалась теми же инструментами, которыми стоит пользоваться при любых фейках, в том числе не связанных с военным конфликтом.

Посмотрите, какие ресурсы пишут о событии и как. Если очевидно, что новость тиражируется в одном виде, значит, скорее разные СМИ перепечатывают один и тот же текст — и источник у информации один и тот же. Посмотрите, что это за ресурсы, насколько они известны, какую позицию занимают (скажем, это независимое или проправительственное медиа). Если перед вами новостное СМИ, публикующее оригинальный контент, с прозрачной историей и штатом сотрудников, то это уже дает минимальную уверенность, что там придерживаются определенных журналистских стандартов. Совсем другое дело, если перед вами чей-то личный блог или сайт-агрегатор. Хотя, конечно, однозначных гарантий нет: новостное медиа может сообщать некорректную и непроверенную информацию, а в блоге могут публиковаться замечательные расследования.

В контексте военного конфликта есть смысл смотреть ресурсы другой страны, в данном случае украинские информационные агентства, издания. Пишут ли они о той же ситуации иначе, упоминают ли ее вообще. Полезно зайти и на сайты международных СМИ: Reuters, AP и других. Так можно получить более взвешенную картину.

Посмотрите, на кого ссылаются в новости. Если источника нет, значит, это уже очень сомнительно. Если это человек, загуглите, существует ли он, кто он. Не каждого можно найти, но тем не менее…

Обратите внимание на язык и те лингвистические характеристики (неформальный язык, мат, личные местоимения могут использоваться в фейках).

Если есть картинка или видео — можно проверить, что они не были опубликованы десять лет назад, например.

Одна из самых больших проблем в том, что часто мы вообще не проверяем новости. Это нормально, когда медиа работают хорошо и честно, но в случае войны дезинформации может быть очень много. При этом фейки — это не всегда «правда — неправда», есть много вариаций посередине, когда новость вроде бы правдивая, но что-то в ней некорректно. Такого, на самом деле, больше, чем чистых фейков.

Если вы будете об этом задумываться, делать минимальный фактчек, например засунув в гугл заголовок новости, мне кажется, это уже серьезный шаг. Нам как аудитории доступны не все источники [для проверки информации], но базовые этапы верификации мы можем проводить, как минимум для той информации, которая поступает из какого-то чата или другого сомнительного ресурса.

Что еще почитать:

  • Ранним утром 24 февраля президент РФ Владимир Путин заявил о начале военной операции из-за ситуации в ДНР и ЛНР. Следите за событиями в Донбассе в нашей трансляции.
  • Вступайте в Клуб друзей «Бумаги», чтобы поддержать нашу работу.

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Обострение вокруг Украины — 2022
Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
Что произошло в Украине 14 мая? Возможное отступление России из Харьковской области и продолжающийся штурм «Азовстали»
Власти Петербурга говорят про возможный завоз холеры беженцами из Украины. Этому стоит верить? Разбираемся с инфекционистом
Что произошло в Украине 11 мая? Планы по присоединению Херсонской области к России и запрет Instagram в ДНР
Провластное движение «Поколение Z» сменило название. Его лидер назвал военные действия в Украине катастрофой
Все мы медиа
В России частично ограничат доступ к Facebook. Руководитель «РосКомСвободы» — о том, что изменится для пользователей
Что делать с тревогой от новостей про конфликт Украины и России? Рассказывает психолог
Как читать новости про конфликт вокруг Украины и не попасться на фейк?
Что горожане думают о «марафонах желаний» и личностных тренингах? Результаты опроса в одной картинке
Как интернет пришел в Россию? Лекция исследователя истории интернета
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Лауреатка «Золотой маски» передаст премию петербургской художнице Саше Скочиленко
Саше Скочиленко не предоставили обещанную диету в ИВС. У нее случился приступ, рассказала адвокатка
Военные действия России в Украине
Заявления Финляндии и Швеции о вступлении в НАТО и попытки поджога российских военкоматов. Главное к 15 мая
Что произошло в Украине 14 мая? Возможное отступление России из Харьковской области и продолжающийся штурм «Азовстали»
Власти Петербурга говорят про возможный завоз холеры беженцами из Украины. Этому стоит верить? Разбираемся с инфекционистом
Что произошло в Украине 11 мая? Планы по присоединению Херсонской области к России и запрет Instagram в ДНР
Провластное движение «Поколение Z» сменило название. Его лидер назвал военные действия в Украине катастрофой
Экономический кризис — 2022
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Минпромторг утвердил список товаров для параллельного импорта в Россию. Что это значит?
«А остальным что?». В комздраве заявили о завозе в аптеки дефицитного лекарства «Эутирокс» — но не для всех. Обновлено
Власти подготовили список товаров для ввоза в Россию без согласия правообладателей. Что об этом известно?
Российским авиакомпаниям рекомендовали подготовиться к полетам без GPS. Рогозин предложил заменить эту систему на ГЛОНАСС
Давление на свободу слова
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Как силовики изобрели и опробовали новый метод давления на активистов — подозрение в лжеминировании. Истории 7 петербуржцев
Ходят слухи, что «Алые паруса» проведут без Ивана Урганта впервые за десятилетие. Это правда?
Илья Красильщик запускает новое медиа «Служба поддержки». Его частью станет анонимный чат для тех, кто пострадал от российских властей
Петербургских активистов массово преследуют перед 9 Мая. Главное о делах против «Весны», феминисток и людей с антивоенной позицией
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.