19 сентября 2022

«Чем городу больнее, тем сильнее приток его защитников». Как и зачем градозащитники на фоне разгрома своего движения основали общество «Старый Петербург»

После начала войны в Украине петербургские власти реорганизовали или ликвидировали местные градозащитные организации. С этим столкнулись, например, «Группа Сокурова», а также известное отделение ВООПИиК. На прошлой неделе его бывшие руководители создали новую организацию — «Старый Петербург», история которой уходит в дореволюционные времена.

«Бумага» поговорила с заместителем председателя движения Сергеем Васильевым. Он рассказал, кто и почему решил создать «Старый Петербург», каким градозащитным конфликтам участники организации уделяют особое внимание и почему он смотрит на будущее петербургской градозащиты с оптимизмом.

Сергей Васильев

заместитель председателя общества «Старый Петербург»

— Как вы участвовали в градозащите Петербурга после разгрома ВООПИиК? Когда у вас появилась идея создать новую организацию?

— Я принадлежу к той части градозащитного сообщества, которая занимается охраной наследия в повседневном режиме вне зависимости от должностей и членства в организациях.

У нас наработан такой опыт взаимодействия [с другими градозащитниками], что приостановка центральным советом ВООПИиК деятельности петербургского отделения весной 2022 года практически не повлияла на то, что и как мы делали. И кадровый переворот с отставкой большей части членов прежнего президиума мало что изменил в нашей работе. Да, исчезла возможность принятия заявлений, отправки обращений в инстанции от имени ВООПИиК, возможность собираться в офисе, но мы перенесли встречи на скамейки или в кафе — и точно так же продолжаем вести активную переписку уже от себя лично.

Но есть и другие коллеги — краеведы, реставраторы, исследователи, которые в меньшей степени занимаются оперативной градозащитой. Для них перекрытие возможностей влияния на острые ситуации вокруг конкретных памятников более ощутимо, ведь они прежде всего эксперты, чье авторитетное мнение должно быть транслировано и услышано. Поэтому для нас довольно очевидна была органическая необходимость назвать наше реально работающее сообщество новым именем и воспринять распад петербургского ВООПИиК как шанс к обновлению, освежению общегородского движения.

— Получается, вы и ваши товарищи, состоявшие в ВООПИиК до смены руководства, остаетесь там?

— Да, я и мои товарищи остаются членами ВООПИиК. И некоторые — даже членами нынешнего совета ВООПИиК. Мы критично относимся к новому руководству и новому курсу, но сама организация вовсе не зло. Там есть множество достойных людей и направлений, и вообще, пользы она приносит немало.

— Испытывали ли вы и ваши соратники какое-либо давление в связи со случившимся? Например, бывший участник ВООПИиК градозащитник Александр Кононов, на которого заводили дело о «дискредитации» армии, связывает это с конфликтом в ВООПИиК.

— Про себя не могу сказать, что в последнее время я или мои товарищи по президиуму ощущали на себе какое-либо специфическое давление. Пожалуй, если не считать директивного окрика центрального совета ВООПИиК, который в худших советских партийно-номенклатурных традициях прекратил наши полномочия и осудил весь президиум и совет петербургского отделения, обвинив всех чохом в политиканстве и дискредитации движения в защиту наследия.

— Кто и почему предложил создать «Старый Петербург»? Чем эта организация будет отличаться от прежней версии ВООПИиК?

— Многие из нас скорее воспринимают себя наследниками первой [дореволюционной] гражданской инициативы в защиту историко-культурного наследия — Комиссии по изучению и описанию Старого Петербурга и музея «Старый Петербург» при Обществе архитекторов-художников, — а не советской общественной структуры под названием «ВООПИиК» со своей славной историей и своими подвижниками, но и со своим нелегким бэкграундом.

Понятно, что в условиях СССР другое было бы и невозможно, тут нет претензий к первым воопиковцам: среди них тоже подвижники — но это совершенно номенклатурная, фальшивая история, в которую очень не хочется играть

Сама структура ВООПИиК, формат принятия решений, сложная процедура членства, документооборот, непомерная централизация — всё это вызывало отторжение у молодой части воопиковцев. Перевыборные скандалы последних лет создали стойкое отторжение, ВООПИиК всё больше воспринимался не как инструмент, а как обуза в деле охраны [культурного] наследия.

Разумеется, просветительскую функцию ВООПИиК можно и нужно использовать в интересах защиты наследия, и никто из моих коллег, насколько я знаю, не собирается выходить из общества, рассчитывая на восстановление его доброго имени в случае победы в суде. Но нам предоставилась возможность органического объединения единомышленников, имеющих схожие взгляды на задачи и формы деятельности в защиту памятников. Глупо такой возможностью не воспользоваться.

Какими будут ваши первые шаги? К решению каких градозащитных вопросов или конфликтов вы хотите подключиться?

— Повторюсь, мы не прекращаем заниматься градозащитными вопросами практически в ежедневном режиме. В центре нашего внимания остаются снос дома Шагина и особняка Салтыковой, судьба медсанчасти завода имени Калинина и здания ВНИИБ, угроза дому Лапина, содействие в воссоздании снесенного здания НИМИСТ в «Ленэкспо», застройка Охтинского мыса, участь деревянной застройки и многое-многое другое.

Мы скорее видим свою задачу [в новой организации] в коммуникации между различными градозащитными инициативами, активистами, специалистами, в выстраивании конструктивного диалога с властями и застройщиками, в юридическом сопровождении конфликтных ситуаций. Движений и инициатив в городе множество, некоторые из них сиюминутны, другие имеют большой опыт побед и ошибок. Мы не ставим задачи объединить или скоординировать их все. Куда важнее и полезнее наладить коммуникации, помочь профессионалам во взаимодействии с общественностью, снять недоразумения.

— Почему, по-вашему, не удается построить полноценный диалог между активистами и властями?

— Почему не удается выстроить коммуникацию:

1. Изменились внешние обстоятельства, сперва с приходом Беглова и отказом с его стороны от устоявшихся форматов учета общественного мнения, затем с приходом ковида и использованием его для блокирования многих прежде легальных форм общественной активности. А после начала «спецоперации» вообще мы оказались в новых реалиях и многие прежние формы взаимодействия сделались неактуальными и перестали работать.

2. Нам самим в силу усталости и огромного вала работы привычнее и комфортнее было использовать прежние форматы взаимодействия до последнего, чем придумывать новые. Мы консервируемся и костенеем, творчества в деятельности всё меньше.

Вообще говоря, сейчас вообще мало кто пытается построить полноценный диалог. Понять интересы друг друга, понять возможные области пересечений или точки схождения — это тяжелый, но способ действий…

Сколько человек входит в объединение и кто эти люди? Как будет устроена работа организации?

— В учредительной встрече приняли участие порядка 30 человек, пока речь идет только о создании общества с временными органами — советом и председателем. Мы рассчитываем разрешать возникающие вопросы в рабочем порядке, онлайн. Утвердим исполнительный орган, который будет обсуждать практически ежедневные вызовы, вырабатывать позицию, оказывать помощь.

Значительная часть нашей организации — это уважаемые специалисты: краеведы, историки архитектуры, реставраторы, некрополисты, археологи, экскурсоводы, которые одновременно являются градозащитниками в самом практическом значении этого слова — они спасают находящиеся под угрозой памятники, не разделяя просветительскую работу и градозащиту. Есть и представители более молодого поколения, лидеры инициативных групп, блогеры, активисты.

— Был ли конкретный человек, который предложил создать организацию, или эта идея родилась совместно?

— Идея создания своей организации витала в воздухе. Кризис ВООПИиК ощущался довольно давно. Но конкретные разговоры пошли весной — летом. Насколько я помню, Галина Федоровна Груздева, глава Пушкинского районного отделения ВООПИиК, предложила название «Старый Петербург», но может, я и ошибаюсь.

Как вы можете описать нынешнюю петербургскую градозащиту? Насколько она, на ваш взгляд, активна и кажется ли она вам эффективной?

— Я сам удивляюсь, насколько оптимистично мое видение градозащитной ситуации. Мы практически утратили выработанные в 2010-х годах формы взаимодействия общественности с властными структурами («Группа Сокурова», рабочие группы при вице-губернаторах); практически не работает совет по наследию; идут атаки на охранное законодательство, такими трудами выстраданное в 2000-х годах; присутствие градозащитной повестки в представительной власти минимально и трактуется исполнительной властью почти как оппозиция. Градозащита используется как разменная карта в политической борьбе внутри системы.

Важно не приобретать себе долговременных союзников, служить прежде всего городу. А город, как всегда бывает в трудные для него времена, в ответ на эскалацию сносов и разгул строительного лобби тем активнее растит своих защитников. Именно это и вдохновляет. Чем ему хуже, больнее, тем сильнее приток его защитников.

Движения и группы очень различаются, в них может не быть единомыслия. Иногда твоими напарниками по пикету становятся люди, чуждые тебе по идеологии; иногда активисты ополчаются друг на друга сильнее, чем на разрушителей памятников. Но такова реальность, в которой нам предстоит не просто жить, а трудиться умом и душой, чтобы сохранять свое наследие, не теряя достоинства и человечности.

— Вы говорите, что чем городу хуже, тем сильнее приток его защитников. Но не думаете ли вы, что, поскольку градозащитную активность могут приравнивать почти к оппозиционной, такая деятельность может подавляться властями и не быть достаточно результативной? Есть ли в Петербурге простор и свобода для градозащиты?

— Не думаю что стоит действовать только там, где простор и свобода. Так можно вообще потерять подвижность. Думаю, что [градозащита] при реальном, а не декларативном приоритете защиты культуры над политикой и при безукоризненной точности формулировок и найденных форм работы в большинстве случаев позволит избежать обвинений в оппозиционности. Нужно всюду искать вменяемых людей и демонстрировать помимо непримиримости реальную готовность к конструктивному сотрудничеству в том, что касается спасения памятников, ну или спасения людей.


Активисты говорят, что с весны в Петербурге уничтожают градозащитное движение. 29 июня из ВООПИиК исключили Бориса Вишневского, Анну Капитонову, Алексея Ковалева и Александра Кононова. Эти четыре градозащитника были наиболее известными представителями ВООПИиК в Петербурге.

До этого в петербургском отделении ВООПИиК начался конфликт: глава Александр Марголис попытался уволить своего заместителя Антона Иванова, но последний получил поддержку в Москве и отказался уходить с должности. Это произошло на фоне обсуждения пересмотра принципов охраны исторических зданий в городе. Подробнее о конфликте — здесь.

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду 🌊

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Фото: Александр Чиженок / «Коммерсантъ»

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Утрата памятников архитектуры
Правительство РФ хочет изменить Градостроительный кодекс. Если законопроект примут, под реновацию смогут отдавать любые территории
«Вся эта его экскурсия в Петербург закончится ничем». Как глава СК вмешивается в градозащиту и что из этого выходит
Бастрыкин в Петербурге раскритиковал ход расследования о сносе исторических зданий и поручил возбудить еще одно дело
Как выглядит дача Фаберже, признанная федеральным памятником. Ее несколько раз собирались отреставрировать, но она продолжает разрушаться
Бастрыкин поручил возбудить уголовное дело о нападении на петербургского градозащитника Олега Мухина
Мобилизация
Будут ли США и Евросоюз предоставлять убежище россиянам, бегущим от мобилизации? Вот что известно сейчас
Путин подписал указ об осеннем призыве. Его проведут на месяц позже из-за «частичной» мобилизации
Каким IT-специалистам могут дать отсрочку от мобилизации, как ее получить и какие риски
В Петербурге зарегистрировали первый иск об оспаривании мобилизации
«Дальше — всеобщая, потом — ядерное оружие». Что российские чиновники говорят о «частичной мобилизации»
Визовые ограничения
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Латвия решила не выдавать гуманитарные визы россиянам, «уклоняющимся от мобилизации»
Давление на свободу слова
Роскомнадзор заблокировал Soundcloud
Петербургская прокуратура потребовала признать движение «Весна» экстремистской организацией и запретить ее деятельность
В Ленобласти возбудили уголовное дело против жены активиста Правдина. Ранее его задержали из-за плаката «Русские, вы нелюди»
В Кремле подпишут «договоры о вхождении новых территорий» в состав России. На церемонии выступит Владимир Путин
Активиста Егора Скороходова приговорили 3 годам и 8 месяцам лишения свободы. Вот что нужно знать о его деле
Свободу Саше Скочиленко
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
Экономический кризис — 2022
Россияне все чаще покупают криптодоллары, чтобы вывезти деньги из страны. Вот что нужно знать об этом финансовом инструменте
Курс евро на Мосбирже опустился ниже 52 рублей впервые за шесть лет. Что происходит?
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
Российский фондовый рынок продолжает падение на фоне новостей о мобилизации. Доллар также растет к рублю
На Мосбирже происходит обвал акций. «Тинькофф» и VK потеряли по 14 %
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.