«Я не должна бояться, что из-за того, что я с чем-то не согласна, меня могут побить». Три монолога протестовавших 31 января

В воскресенье в протестном шествии от Пионерской площади до Исаакиевской и обратно приняли участие до 14 тысяч человек. Корреспонденты «Бумаги», работавшие на акции, спросили нескольких протестующих, почему они вышли на улицу, несмотря на риск задержания и получения штрафов за участие в несогласованной акции.

Протестующий

шел по Гороховой к Садовой улице

— Я из маленького города, там полная разруха. Моя мама работала всю жизнь, но у нее очень маленькая пенсия, так что ей приходится и дальше работать. А у меня нет прав, кроме права иметь обязанности, права быть избитым и задержанным, когда я пытаюсь свои права, записанные в Конституции, отстоять.

Поэтому сегодня я вышел. Я вышел не только потому, что появилось какое-то расследование. Я за расследованиями слежу очень давно и на митинги хожу давно.

[Я вышел, испытывая] злость на одних, любовь к другим, любовь к России. Гордость за то, что я не один, за всех этих людей, которые так смело вышли, хотя им этого не разрешали. Люди знали, что будут разгоны, я знал, что будут разгоны. У меня есть учеба, работа, я знал, что всё может пойти плохо, но я всё равно вышел, потому что хватит это терпеть.

Я видел жесткие задержания, я сам бегал [от силовиков]. К счастью, я быстро бегаю. В какой-то момент мы понимали, что идти некуда, мы сцеплялись, и из этой сцепки нас никто не пытался вытащить. Это такая хорошая схема. Сейчас нас разбили на очень маленькие группы, поэтому мы долго подтягиваемся на новое место сбора.

Я видел, что некоторые люди кидали в ОМОН снежки, и я был среди тех, кто кричал: «Не кидайте, не бросайте». Общий разум митинга говорит людям: «Не надо, не надо творить жестокости, мы не должны опускаться до этого уровня, мы должны быть лучше, ведь мы за будущее, а не за прошлое». Насилием отвечать на насилие, я считаю, не нужно.

Когда нас сегодня на Звенигородской зажимали с двух сторон, мы пошли через двор. Чтобы в него войти, нужно было перелезть через забор. И мне было приятно, когда мне на руки наступали грязные ноги тех, кому мы помогали.

Протестующий

шел к Заксу

— Когда я стоял на пешеходном переходе между Невским и Литейным, полиция вдруг стала проверять у нас паспорта. Старое поколение [в толпе] поддержало нас, типа: «Они чего, настолько боятся?» Когда весь город перекрыт, всем неудобно, все от этого страдают, и из-за этого неудобства придется говорить о том, что было в этот день. Я думаю, хоть нам всем сегодня и сложно, перекрытие города — это ошибка власти, потому что еще больше людей узнают о происходящем.

Я вышел просто за всех. За Навального — да, но больше за себя и за свой голос. ОМОН действует очень четко, разделяет толпу на сектора. Мы все тут идем и спрашиваем: «Где, где, где?» Но когда мы рассредоточены, это интереснее, чем просто стоять на митинге. Приходится бегать, как партизан. На прошлых выходных почти ничего не происходило, а тут приходится напрягать мозги, решать головоломки.

Протестующая

уходила с Исаакиевской площади

— Я всю жизнь обдумывала идею эмиграции — до 28 лет. А в 28 лет у меня закралась мысль, что можно что-то изменить.

Есть несколько факторов, [из-за которых я вышла]. Первый фактор: меня шокировали аппетиты нашего президента и его приближенных. Я, видимо, до фильма Навального не осознавала масштабы коррупции. И второе: вне зависимости от моего отношения к Навальному лично, я считаю, что людей не должны судить по несуществующей статье в выдуманном суде. И есть третий фактор: когда я обдумывала, идти ли мне на «гуляние» 23 января, я поняла, что боюсь, а боюсь я того, что меня побьют. И я считаю, что это неправильно: я не должна бояться, что из-за того, что я с чем-то не согласна, меня могут побить. Поэтому я здесь.

На предыдущем митинге, мне показалось, людям было проще собраться на Невском. Сейчас нас всячески разделяют, разрезают, не дают людским ручейкам превратиться в море, но тем не менее мы делаем всё, что в наших силах. В прошлый раз я была не так напугана, как в этот. Сейчас то, что произошло у Закса, что нам пришлось отступать, меня напугало.

Фото на обложке: Юрий Гольденштейн

Поддержите работу наших корреспондентов на акции протеста — вступите в Клуб «Бумаги» 💫

поддержать

Подробно о том, как прошла акция 31 января, читайте в трансляции «Бумаги». А в этом материале — главные факты о митинге: жесткие задержания, пострадавшие и перекрытый центр.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Вся лента

все новости
Протесты в Петербурге — 2021
Петербургским школьникам раздают памятки о последствиях участия в несанкционированных митингах
Эксперты представили доклад о свободе интернета в России в 2020-м. Петербург снова попал в «красную зону»
Петербургское управление МВД не усмотрело нарушений при задержаниях журналистов на январских акциях протеста
Запрет на проведение протестных акций нельзя отменить, так как требование использовать СИЗ противоречит закону о митингах, заявил Беглов
В центре Петербурга заметили автомобили Росгвардии, у «Горьковской» установили заборы
Зима в Петербурге
Прошедший февраль стал самым холодным в Петербурге с 2012 года. Зато солнца было больше, чем за декабрь и январь вместе взятые 🥶🌞❄
Петербургские водители массово жалуются на ямы. В Смольном объяснили, почему дороги пришли в негодность
Вода Адмиралтейского и других каналов окрасилась в ярко-желтый цвет. Горожане называют водоемы «горчичными» и сравнивают с Хуанхэ
Петербуржцы массово жалуются на ямы, которые стали заметны на дорогах после оттепели
Жители Центрального района жалуются на склад снега на Орловской — улицу затопило, людям мешает спать шум техники
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге прививку от коронавируса теперь можно сделать в восьми торговых центрах
За два месяца в Петербурге две дозы вакцины от коронавируса получили 64 тысячи человек — это меньше 1 % от реального населения
В Смольном рассказали, как в торговых центрах будет проходить вакцинация от COVID-19. Предварительная запись не нужна
В России зарегистрировали третью вакцину от коронавируса — ее разработали в центре Чумакова. В марте в гражданский оборот поступят 120 тысяч доз
В Петербурге пункты вакцинации откроют в четырех ТЦ, в том числе «Невском центре» и «Охта Молле»
Коллеги «Бумаги»
Анастасия Пустовойтова — самая известная женщина-арбитр в российском футболе
Разговор инвалида по зрению с задержавшими его полицейскими
Что россияне думают о фильме «Дворец для Путина»
Чьи агенты? Документальный фильм «7х7»
Подкасты «Бумаги»
«Партнерство — это свобода выбора». Чайлдфри, синглы и многодетные родители рассуждают о семье, отношениях и стереотипах о браке
«Разучиться летать в космос — это реально». Говорим про будущее лунных миссий, ракеты и космический мусор
«Моя семья пережила одну из самых страшных катастроф XX века». Сотрудники «Бумаги» рассказывают истории родственников, прошедших блокаду
«Человечество — как оркестр: в нем нужны разные инструменты». Как люди с психиатрическим диагнозом публично говорят о жизни с расстройствами
Слушайте семь подкастов «Бумаги» за 2020 год. В них говорим о дружбе, ЛГБТ, путешествиях по России и медицине
Утрата памятников архитектуры
История дачи Громова в Лопухинском саду — от купеческой виллы до ленинградской телестудии. Отрывок из письма «Бумаги»
«Меня привлекает обшарпанность города». Как художница создает конструкторы в виде петербургских дворов — с гаражами, деревьями и надписями на стенах
У апостола на фасаде казачьего собора оторвали руку — возможно, во время митинга. Возбуждено уголовное дело
Суд отказался отзывать разрешение на перестройку дома Басевича. Активисты считают, что иск подал человек, связанный с застройщиком
В Ленобласти произошел пожар в усадьбе Пименовых-Шараповых, построенной в XIX веке. Пострадавших нет

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.