11 сентября 2014

Sergei Dovlatov Way: «Велкам хом» Ангелины Никоновой

В прокате — второй фильм творческого дуэта Ангелины Никоновой и Ольги Дыховичной, комедия положений о жизни иммигрантов в Нью-Йорке. «Бумага» рассказывает, чем «Велкам хом» похож на повести Довлатова.
Кадр из фильма «Велкам хом»
Женщина без определенных занятий Саша (соавтор сценария Ольга Дыховичная) живет по туристической визе и на деньги любовника — режиссера рекламы Джонни (Эдвард Бейкер-Дьюли) в абсурдно маленькой квартире в Нью-Йорке. Ее сосед — армянин Бабкен (еще один соавтор сценария Карен Карагулян), актер, чей успех выражается призами фестивалей, но не гонорарами, так что ему приходится работать в магазине ковров, чтобы прокормить многочисленное и постоянно пополняющееся семейство. У Саши еще есть пожилая подруга Марья Иванна, работающая в туалете ночного клуба, у Бабкена — кузен-трансвестит Гамлет, у Джонни — шведская жена. Все они рано или поздно друг с другом повстречаются.
Никонову сравнивали с Триером, хотя и добавляя неизменное уничижительное «в юбке»
Первый фильм Ангелины Никоновой «Портрет в сумерках» был снят в жанре русского артхауса со всеми вытекающими последствиями (Никонову за него сравнивали с Триером, хотя и добавляя неизменное уничижительное «в юбке»), от второго по инерции ждали того же, но оказался он вовсе не триеровским. Вполне жизнерадостный, умеренно смешной и довольно незлобивый «Велкам хом» — вообще не то кино, которое в России принято ассоциировать с фестивалями; впрочем, фильм принадлежит не только и даже не столько к российской традиции и напоминает американское инди. Можно было бы уличить Никонову в том, что она делает копию копии, эмулируя фильмы «под Вуди Аллена», но это было бы не вполне справедливо, потому что промежуточного звена здесь нет: режиссер жила в Нью-Йорке, там же училась в киношколе, и этим обстоятельством определяется специфика «Велкам хом», сочетающего с переменным успехом русское с американским. Русское, как ни странно это прозвучит, заключается здесь в сильном женском образе, выстроенном в соответствии не с трудами Джудит Батлер, но известной цитатой Некрасова и вообще русско-советских представлениях о независимой женщине. Героиня фильма делом доказывает сказанное в начале любовнику — она может обойтись без мужчины: в момент кризиса она без колебаний и лишних угрызений совести закупает партию кокаина и продает ее в стрип-клубе, соблазняя юных посетителей. И тем не менее — парадокс патриархальной культуры: мужчины вокруг Саши — сплошь безвольные слабаки, но почему-то она не может идти до конца в своей независимости, ей нужны муж, семья и дом, который она пытается обрести в эмигрантской столице, одновременно привечающей всех и бесприютной.
Русское, как ни странно это прозвучит, заключается здесь в сильном женском образе, выстроенном в соответствии не с трудами Джудит Батлер, но известной цитатой Некрасова и вообще русско-советских представлениях о независимой женщине
Большинство героев фильма — эмигранты, разговаривающие на своем родном языке дома и на ломаном птичьем английском — вне его. Впрочем, и родной язык в Нью-Йорке переживает трансформации: в диалогах на русском проскакивает что-то типа «менеджера того билдинга», но увы, зрителю не дадут сполна насладиться парадоксами брайтонской речи, как, впрочем, и любой другой. В какой-то момент фильма Джонни излагает продюсерам свою блестящую сценарную идею: показать Нью-Йорк как город, где почти никто не говорит на чистом английском, и это, видимо, задача Никоновой тоже. Но, очевидно, зрителя в России можно оставить без таких тонкостей, так что диалоги на армянском и английском со всеми его многочисленными акцентами в прокатной версии заглушены ровной русской речью дурных артистов дубляжа. Звучит это немногим лучше, чем благопристойный писк, прерывающий несколько раз в минуту песню Шнура на финальных титрах. Если же оставить в стороне эту удивительную нечувствительность к языку, «Велкам хом» приближается к эмигрантским текстам Сергея Довлатова на достаточное расстояние, чтобы это можно было считать достоинством. У писателя был даже вполне прямой аналог фильма — повесть «Иностранка» под эпиграфом «Одиноким русским женщинам в Америке»; у Никоновой не хватает только интеллигентного рассказчика (зато присутствует армянское семейство — нередкие герои довлатовских текстов). «Велкам хом» — дополнение к неслучившейся нью-йоркской мемориальной доске и бруклинской улице, названной в честь писателя: русская культура продолжает встраиваться в картину американской жизни, и даже если в голове у режиссера и авторов сценария были другие образцы, — they did it Sergei Dovlatov way.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты

Вся лента

все новости
Читайте еще
Германия, год нулевой: «Самый опасный человек» Антона Корбейна
Гений, миллиардер, плейбой, филантроп: Дэвид Линч как разносторонняя личность
Скарлетт и пустота: «Побудь в моей шкуре» Джонатана Глейзера
Четвертая волна коронавируса
В Смольном рассказали, что за подделку QR-кодов горожанам грозит уголовная ответственность
Противники QR-кодов устроили флешмоб в соцсетях. Они ставят тег #ктакимнеходим под постами компаний — в Петербурге пострадали «Этажи»
Власти Москвы потребовали, чтобы алкомаркеты закрылись на время локдауна. А что говорят в администрации Петербурга?
В Ленобласти в нерабочие дни закроют большие торговые центры и запретят проводить концерты. Кафе и рестораны будут открыты
В России больше трети заболеваний коронавирусом приходятся на три региона. В их числе Петербург
Как меняется Петербург
На площади перед РНБ реконструировали фонтан. Показываем, как он изменился ⛲
В Кронштадте за 480 миллионов рублей выставили на продажу бывший военный завод. Его предлагают приспособить под гостиничный комплекс
Намывы — это зло или благо? Эксперты рассуждают, стоит ли дешевое жилье проблем с экологией и инфраструктурой
В Петербурге закрылось Bio My Bio — заведение со здоровой едой от Матильды Шнуровой
«Благотворительность уже прорастает отовсюду». Директор «Ночлежки» — о кафе в центре Петербурга, где бывшие бездомные будут обучаться новым профессиям
Научпоп
Как прошел самый большой Science Bar Hopping в Москве — с экскурсиями в наукограды и лекциями 42 ученых (!) о еде будущего, бионических протезах и патологоанатомии
Рецепторы, глобальное потепление и экономика труда. Главное о научных исследованиях нобелевских лауреатов — 2021
Космический туризм, астрономия и облачные технологии. Присоединяйтесь к нашему фестивалю Science Bar Hopping в Москве!
Петербургские археологи нашли геоглиф в виде быка в Тыве. Рассказываем, что это и почему находку называют уникальной
Откуда берутся слухи про чипирование, как фейки о бесплатных лекарствах рекламируют БАДы и можно ли зарабатывать на фактчекинге в России? Рассказывает сооснователь Fakecheck
Вакцинация от коронавируса
Изменилось ли число вакцинирующихся в Петербурге после объявлений о QR-кодах и локдауне? Показываем на графике
Минздрав разрешил прививаться от коронавируса и гриппа одновременно. Как будут вводить вакцины?
В России разработали вакцину «Спутник V» в виде спрея для носа. Когда ее начнут использовать?
В Петербурге разнятся данные о вакцинации от коронавируса. Это связано с разными методиками подсчета, говорят власти
Роспотребнадзор: ограничения в Петербурге снимут, когда будет вакцинировано 80 % населения
Коллеги «Бумаги»
Кто реально победил на выборах в Госдуму? В чем не правы противники «Умного голосования»? Как были устроены фальсификации?
Как протест против ввоза мусора из Москвы пробудил в ярославцах интерес к экологическим проблемам
Как «Независимая ассоциация врачей» отговаривает россиян прививаться
Гид по пригородам Петербурга
Прогулки с видом на реку, 100-летняя ГЭС и краеведческий музей в доме инженера — приезжайте в Волхов
В Петяярви — маршрут для долгой бодрой прогулки и идеальные места для пикников. Осмотрите заброшенную финскую ГЭС с водопадом и лесные озера
В Гатчине — не только дворец и парки. Осмотрите замок мальтийских рыцарей, деревянную дачу с башней и старинную слободу, где жили егеря
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
Подкасты «Бумаги»
Зачем мы участвуем в онлайн-флешмобах и к чему они могут привести? В подкасте «Все мы медиа» обсуждаем #MeToo, флаги на аватарках и солидарность в соцсетях
Как спасти планету от мусора? Придумываем варианты во время мозгового штурма: от геймификации до новой экономики
«Нахрен все эти деньги, открываем бар!». Каково запустить бизнес своей мечты — и закрыть его
Вместе со школы❤️ Выпуск про первые отношения и неловкие романы
«Твой умный кореш»: слушайте подкаст «Бумаги» — с историями про безумный автостоп, жизнь с пятью детьми и отказ от алкоголя
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.