8 августа 2014

«Нет ничего грандиознее»: вдова Довлатова — о Sergei Dovlatov Way и русских законах

В июле пересечение 108 Street и 63 Drive в Нью-Йорке назвали Sergei Dovlatov Way. Вдова писателя Елена Довлатова в Нью-Йорке рассказала «Бумаге», почему переименовать улицу в Квинсе проще, чем установить памятную доску, как книги Довлатова пропадают из местной библиотеки и что мешает установить памятник писателю в Петербурге. Все началось примерно полтора года назад. Сначала обсуждался вопрос о памятной доске на стене нашего дома. О переименовании улицы тогда никто, кажется, не думал. Представители нашего кооператива долго отказывались устанавливать доску и называли странные причины. Говорили, например, что люди будут останавливаться, чтобы посмотреть, и могут споткнуться или поскользнуться и повредить себе что-нибудь — потом будут претензии к хозяину дома. Не знаю, что в итоге повлияло на решение, но, думаю, дело в том, что в кооператив теперь входят и русские, которые раньше по советской привычке избегали общественных должностей. В то же время, когда кооператив наконец принял положительное решение, в доме начинался большой ремонт. Установка доски сдвигалась до момента, когда снимут леса. То есть надолго — все-таки это целый квартал, три больших дома по сто квартир. И тогда Алексею Рубину (активисту движения Sergei Dovlatov Way — прим. «Бумаги») пришла мысль переименовать улицу. И все закрутилось.

«Сначала обсуждался вопрос о памятной доске на стене нашего дома. О переименовании улицы тогда никто, кажется, не думал»
Переименовать улицу оказалось намного проще, чем установить памятную доску. Дело в том, что вопрос с улицей решает городская администрация, а с доской — частная организация. Дома и стены домов принадлежат хозяину, ленд-лорду, и без его согласия никто, даже телефонная компания, не может ни вбить, ни вынуть ни одного гвоздя. Улица с именем Сергея Довлатова — это, конечно, замечательно. И, кажется, переименование улицы — это такое крупное явление в биографии человека, что нет ничего грандиознее. Тем не менее люди редко проявляют любознательность, особенно в тех вещах, с которыми встречаются каждый день. Я, конечно, хотела бы, чтобы люди больше интересовались. Например, я знаю, что в библиотеках Квинса есть книги Довлатова. Знакомые библиотекари говорили, что нужно заново закупать книжки, потому что их воруют. Значит, есть интерес.
«Довлатов для здешней публики был известен в качестве редактора „Нового американца“, живого человека с известным именем»
Естественно, люди, которые читают, в том числе и американцы, знают и это имя, и нас. Но прошло уже 24 года, этот район очень изменился. Когда Довлатов ходил по этим улицам, его узнавали даже продавцы, не говорящие по-русски. Во времена еженедельника «Новый американец» всю редакцию знали по имени и в лицо. Довлатов для здешней публики был известен как его редактор, живой человек с известным именем. Но сейчас здесь живут другие люди, они находятся в изоляции, часто национальной, живут своим миром. У нас в доме, к примеру, есть одна женщина, которая очень повлияла на решение об установке памятной доски, но она ни единого слова не прочитала из Довлатова. Я даже не знаю, как что-то подобное может произойти в России. Да и это сложно представить: мы жили на улице Рубинштейна, ну как ее можно переименовать? Разве что назовут какую-то из новых улиц. Недавно я узнала, что готов макет памятника Сергею Довлатову в Петербурге. Но люди, которые осуществили проект, не делают отливку, потому что не могут найти место для установки. Оказалось, — невероятная вещь — вопрос о памятнике и его установке можно поднимать только через 30 лет. Подождем еще немного. Но и того, что уже произошло, достаточно.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты

Вся лента

все новости
Читайте еще
Первая жена Сергея Довлатова — о Петербурге сегодня и сорок лет назад
Лев Лурье о Сергее Довлатове: «Просто хороший русский беллетрист без миссии»
Поэма без героя: российское кино и Сергей Довлатов
Четвертая волна коронавируса
В Смольном рассказали, что за подделку QR-кодов горожанам грозит уголовная ответственность
Противники QR-кодов устроили флешмоб в соцсетях. Они ставят тег #ктакимнеходим под постами компаний — в Петербурге пострадали «Этажи»
Власти Москвы потребовали, чтобы алкомаркеты закрылись на время локдауна. А что говорят в администрации Петербурга?
В Ленобласти в нерабочие дни закроют большие торговые центры и запретят проводить концерты. Кафе и рестораны будут открыты
В России больше трети заболеваний коронавирусом приходятся на три региона. В их числе Петербург
Как меняется Петербург
На площади перед РНБ реконструировали фонтан. Показываем, как он изменился ⛲
В Кронштадте за 480 миллионов рублей выставили на продажу бывший военный завод. Его предлагают приспособить под гостиничный комплекс
Намывы — это зло или благо? Эксперты рассуждают, стоит ли дешевое жилье проблем с экологией и инфраструктурой
В Петербурге закрылось Bio My Bio — заведение со здоровой едой от Матильды Шнуровой
«Благотворительность уже прорастает отовсюду». Директор «Ночлежки» — о кафе в центре Петербурга, где бывшие бездомные будут обучаться новым профессиям
Научпоп
Как прошел самый большой Science Bar Hopping в Москве — с экскурсиями в наукограды и лекциями 42 ученых (!) о еде будущего, бионических протезах и патологоанатомии
Рецепторы, глобальное потепление и экономика труда. Главное о научных исследованиях нобелевских лауреатов — 2021
Космический туризм, астрономия и облачные технологии. Присоединяйтесь к нашему фестивалю Science Bar Hopping в Москве!
Петербургские археологи нашли геоглиф в виде быка в Тыве. Рассказываем, что это и почему находку называют уникальной
Откуда берутся слухи про чипирование, как фейки о бесплатных лекарствах рекламируют БАДы и можно ли зарабатывать на фактчекинге в России? Рассказывает сооснователь Fakecheck
Вакцинация от коронавируса
Изменилось ли число вакцинирующихся в Петербурге после объявлений о QR-кодах и локдауне? Показываем на графике
Минздрав разрешил прививаться от коронавируса и гриппа одновременно. Как будут вводить вакцины?
В России разработали вакцину «Спутник V» в виде спрея для носа. Когда ее начнут использовать?
В Петербурге разнятся данные о вакцинации от коронавируса. Это связано с разными методиками подсчета, говорят власти
Роспотребнадзор: ограничения в Петербурге снимут, когда будет вакцинировано 80 % населения
Коллеги «Бумаги»
Кто реально победил на выборах в Госдуму? В чем не правы противники «Умного голосования»? Как были устроены фальсификации?
Как протест против ввоза мусора из Москвы пробудил в ярославцах интерес к экологическим проблемам
Как «Независимая ассоциация врачей» отговаривает россиян прививаться
Гид по пригородам Петербурга
Прогулки с видом на реку, 100-летняя ГЭС и краеведческий музей в доме инженера — приезжайте в Волхов
В Петяярви — маршрут для долгой бодрой прогулки и идеальные места для пикников. Осмотрите заброшенную финскую ГЭС с водопадом и лесные озера
В Гатчине — не только дворец и парки. Осмотрите замок мальтийских рыцарей, деревянную дачу с башней и старинную слободу, где жили егеря
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
Подкасты «Бумаги»
Зачем мы участвуем в онлайн-флешмобах и к чему они могут привести? В подкасте «Все мы медиа» обсуждаем #MeToo, флаги на аватарках и солидарность в соцсетях
Как спасти планету от мусора? Придумываем варианты во время мозгового штурма: от геймификации до новой экономики
«Нахрен все эти деньги, открываем бар!». Каково запустить бизнес своей мечты — и закрыть его
Вместе со школы❤️ Выпуск про первые отношения и неловкие романы
«Твой умный кореш»: слушайте подкаст «Бумаги» — с историями про безумный автостоп, жизнь с пятью детьми и отказ от алкоголя
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.