8 августа 2014

«Нет ничего грандиознее»: вдова Довлатова — о Sergei Dovlatov Way и русских законах

В июле пересечение 108 Street и 63 Drive в Нью-Йорке назвали Sergei Dovlatov Way. Вдова писателя Елена Довлатова в Нью-Йорке рассказала «Бумаге», почему переименовать улицу в Квинсе проще, чем установить памятную доску, как книги Довлатова пропадают из местной библиотеки и что мешает установить памятник писателю в Петербурге. Все началось примерно полтора года назад. Сначала обсуждался вопрос о памятной доске на стене нашего дома. О переименовании улицы тогда никто, кажется, не думал. Представители нашего кооператива долго отказывались устанавливать доску и называли странные причины. Говорили, например, что люди будут останавливаться, чтобы посмотреть, и могут споткнуться или поскользнуться и повредить себе что-нибудь — потом будут претензии к хозяину дома. Не знаю, что в итоге повлияло на решение, но, думаю, дело в том, что в кооператив теперь входят и русские, которые раньше по советской привычке избегали общественных должностей. В то же время, когда кооператив наконец принял положительное решение, в доме начинался большой ремонт. Установка доски сдвигалась до момента, когда снимут леса. То есть надолго — все-таки это целый квартал, три больших дома по сто квартир. И тогда Алексею Рубину (активисту движения Sergei Dovlatov Way — прим. «Бумаги») пришла мысль переименовать улицу. И все закрутилось.
«Сначала обсуждался вопрос о памятной доске на стене нашего дома. О переименовании улицы тогда никто, кажется, не думал»
Переименовать улицу оказалось намного проще, чем установить памятную доску. Дело в том, что вопрос с улицей решает городская администрация, а с доской — частная организация. Дома и стены домов принадлежат хозяину, ленд-лорду, и без его согласия никто, даже телефонная компания, не может ни вбить, ни вынуть ни одного гвоздя. Улица с именем Сергея Довлатова — это, конечно, замечательно. И, кажется, переименование улицы — это такое крупное явление в биографии человека, что нет ничего грандиознее. Тем не менее люди редко проявляют любознательность, особенно в тех вещах, с которыми встречаются каждый день. Я, конечно, хотела бы, чтобы люди больше интересовались. Например, я знаю, что в библиотеках Квинса есть книги Довлатова. Знакомые библиотекари говорили, что нужно заново закупать книжки, потому что их воруют. Значит, есть интерес.
«Довлатов для здешней публики был известен в качестве редактора „Нового американца“, живого человека с известным именем»
Естественно, люди, которые читают, в том числе и американцы, знают и это имя, и нас. Но прошло уже 24 года, этот район очень изменился. Когда Довлатов ходил по этим улицам, его узнавали даже продавцы, не говорящие по-русски. Во времена еженедельника «Новый американец» всю редакцию знали по имени и в лицо. Довлатов для здешней публики был известен как его редактор, живой человек с известным именем. Но сейчас здесь живут другие люди, они находятся в изоляции, часто национальной, живут своим миром. У нас в доме, к примеру, есть одна женщина, которая очень повлияла на решение об установке памятной доски, но она ни единого слова не прочитала из Довлатова. Я даже не знаю, как что-то подобное может произойти в России. Да и это сложно представить: мы жили на улице Рубинштейна, ну как ее можно переименовать? Разве что назовут какую-то из новых улиц. Недавно я узнала, что готов макет памятника Сергею Довлатову в Петербурге. Но люди, которые осуществили проект, не делают отливку, потому что не могут найти место для установки. Оказалось, — невероятная вещь — вопрос о памятнике и его установке можно поднимать только через 30 лет. Подождем еще немного. Но и того, что уже произошло, достаточно.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
Первая жена Сергея Довлатова — о Петербурге сегодня и сорок лет назад
Лев Лурье о Сергее Довлатове: «Просто хороший русский беллетрист без миссии»
Поэма без героя: российское кино и Сергей Довлатов
Вторая волна коронавируса
Какие слухи про коронавирус популярны в России и почему люди распространяют «советы Юры из Уханя» и «письмо бельгийских врачей»? Рассказывает исследовательница фейков
Петербургские суды переходят на новый режим работы. Теперь на заседания допускаются только участники процесса
Больница имени Петра Великого начала прием пациентов с коронавирусом. Там перепрофилировали 178 коек
Роспотребнадзор объявил всеобщий масочный режим в России и предписал запретить работу ресторанов и баров по ночам
Пятый павильон «Ленэкспо» начинает прием пациентов с коронавирусом
Поддержка протестующих в Беларуси
Беларусь объявила Тихановскую в межгосударственный розыск за призывы к свержению конституционного строя
На «Марше гордости» в Беларуси задержали почти 600 человек, сообщают правозащитники
В Минске произошли столкновения милиции и протестующих. На акциях задержали несколько десятков человек, в том числе журналистов
В Петербурге прошла акция солидарности с протестующими в Беларуси. Ее участники проехали по рекам и каналам с бело-красно-белыми флагами
В центр Минска стянули автобусы с силовиками, бронетехнику и водометы. На акции протеста накануне в городе задержали около 400 человек
Коллеги «Бумаги»
Документальное кино о женщинах в ожидании свободы
В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
Надежда малых городов
Отравление Навального
Путин заявил, что лично дал поручение выпустить Навального на лечение за границу
Евросоюз ввел санкции против нескольких российских чиновников из-за отравления Навального
Из-за чего обвалился рубль, как на него повлияло отравление Навального и будет ли доллар по 100? Рассказывает экономист
«Санкции против всей страны не работают». Навальный призвал ЕС ввести санкции против окружения Путина
Эксперты ОЗХО подтвердили, что Алексея Навального отравили «Новичком»
Конфликт баров и жителей Рубинштейна
Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Жители Рубинштейна попросили ужесточить правила работы летних кафе во время пандемии
Озеленение Петербурга
У дома Бассейного товарищества активисты высадили 12 лип. Местные жители долго не могли получить согласование на посадку деревьев
Петербургские активисты высадили каштаны на площади Шевченко в Петроградском районе
Смольный продлил компании «Анна Нова» аренду участка в Муринском парке до августа 2024 года, сообщают активисты
Кто и как борется за сохранение деревьев в Петербурге и почему в городе так мало зелени
Петербуржцы убрались и посадили многолетние растения во дворе на Загородном проспекте
Закон о «наливайках»
В Петербурге предложили запретить выдачу двух «алкогольных» лицензий на одно помещение. Это запретит магазинам ночью продавать спиртное в розлив
В Закс Петербурга внесли новый проект закона о «наливайках». Требование о 50 квадратных метрах будет касаться только заведений в домах массовой серии. Обновлено
В центре Петербурга могут разрешить работу баров площадью более 20 квадратных метров, сообщила рабочая группа по «закону о наливайках»
Закон о «наливайках» могут смягчить. Барам меньше 50 метров разрешат работать, если они находятся в историческом центре
Беглов посетил петербургский бар Spontan, попадающий под закон о «наливайках». Губернатор выпил там соку и пригласил владельца на встречу в Смольном

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.