28 февраля 2019
В Петербурге две недели идут массовые эвакуации. Почему больницы не эвакуируют пациентов, как проверяют здания и почему авторов угроз еще не поймали?
В Петербурге 12 дней подряд идут массовые эвакуации. В торговые центры, школы и больницы приходят электронные письма с угрозами взрывов от имени Владимира Путина, Барака Обамы и ФСБ. В некоторых случаях авторы требуют денег за то, чтобы перестать присылать письма. Ежедневно в городе эвакуируют тысячи людей. Авторы писем до сих пор не найдены.
Кто и как проверяет здания после эвакуации, почему больницы не эвакуируют пациентов и из-за чего полиция до сих пор не может найти виновных? «Бумага» задала главные вопросы о массовых эвакуациях сотрудникам МВД, МЧС, кинологам и юристам.

Людей должны эвакуировать из здания, даже если сообщение о минировании ложное?

Согласно постановлениям правительства, после получения сообщения о возможном теракте в местах массового скопления людей (торговые центры, школы, детские сады и т. д.) должна начаться эвакуация. Старший юрист компании Versus.legal Сергей Ковальков рассказал «Бумаге», что обязанность по организации эвакуации лежит либо на собственнике объекта, либо на руководителе владеющей им организации. При этом они могут назначить ответственного за эвакуацию, а не заниматься ей сами.
Если ответственные лица не эвакуировали людей, их могут привлечь к уголовной ответственности за халатность (ст. 293 УК РФ) даже в случае, если угроза была ложной. Если суд посчитает, что действия руководства существенно нарушили права людей, то согласно УК РФ ответственным грозит до года исправительных работ.

Здание эвакуировали — что дальше? Кто и как проверяет помещения?

После эвакуации здание проверяют сотрудники Росгвардии или МВД. В ГУ МВД по Петербургу «Бумаге» подтвердили, что полиция отрабатывает каждый такой вызов. Всего на проверки во время массовых эвакуаций в последние две недели ежедневно выезжало от 200 до 1100 полицейских.
Эвакуированные здания также обследуют кинологи ведомств с собаками. Один из сотрудников кинологической службы МВД на условиях анонимности пояснил «Бумаге», что кинологи часто сталкиваются с нежеланием сотрудников зданий эвакуироваться, и это затягивает и усложняет работу собак. На полную проверку крупных объектов, таких, как ТЦ, уходит 2–3 часа. После этого кинологи отправляются на следующий вызов. Количество проверяемых за день объектов кинологи не называют из соображений безопасности.
В пресс-службе ГУ МЧС по Петербургу «Бумаге» рассказали, что пока кинологи проверяют здание внутри, снаружи у эвакуированного объекта дежурят сотрудники МЧС — на случай, если сообщение об угрозе не было ложным, и потребуется помощь спасателей. В некоторых случаях спасатели также могут помочь с эвакуацией людей.

А как проходит эвакуация в школах?

В школах, как и в других учреждениях, за эвакуацию отвечает руководство. В каждой школе утвержден свой план эвакуации, учитывающий количество запасных выходов, размер и другие особенности здания. Эвакуацию объявляет директор школы или его заместитель. Во внутренних нормативных актах школы указывается, что объявление об эвакуации дают по указанию правоохранительных органов или экстренных служб, либо по собственному решению.
Выводить детей на улицу, согласно внутренним правилам школ, должны учителя. Они же проверяют, все ли ученики эвакуировались, обеспечивают их всем необходимым и сообщают родителям о случившемся, если детей нужно забрать. На практике такой регламент иногда приводит к очередям у раздевалок и запасных выходов, что при реальной угрозе может обернуться жертвами, отмечают в соцсетях свидетели эвакуаций из петербургских школ.
Во время недавних эвакуаций учащихся, по сообщениям очевидцев, отпускали домой или эвакуировали в другие школы или детские сады, где они могли дождаться родителей.

Как в Петербурге эвакуируют и проверяют больницы?

Главный врач Елизаветинской больницы Сергей Петров рассказал «Бумаге», что вместо эвакуации в больнице проводят тщательный осмотр помещений силами персонала и наряда полиции, включающего кинолога. Такая проверка занимает 4–5 часов. Всё это время врачи работают в штатном режиме с пациентами в тяжелом состоянии. На время проверки вход для посетителей в больницу закрыт, а из автомобилей скорой помощи принимают только больных в тяжелом состоянии.
Еще двое сотрудников петербургских больниц, в которые за последние две недели поступали сообщения с угрозой взрыва, анонимно рассказали «Бумаге», как проходили проверки. Оба сообщили, что после письма о минировании посетителей и находящихся в приемном покое, если им не нужна оперативная врачебная помощь, просят покинуть здание. На время проверки полицией больницу закрывают на вход и выход, пациенты остаются в своих палатах. Врачи в это время работают с пациентами в тяжелом состоянии, а также теми, кому необходима немедленная помощь.
Полная проверка городской больницы, по словам собеседников «Бумаги», занимает около трех часов. Больных эвакуируют только если специалисты найдут что-то подозрительное. В таком случае пациентов переведут в соседние отделения или корпуса, а больных в тяжелом состоянии могут перевезти в другой стационар.
Сотрудники больниц подчеркнули, что эвакуировать всех больных из-за сообщения об угрозе просто невозможно: процесс может многим навредить. При этом сотрудники больниц отмечают, что даже без эвакуации многочасовые проверки серьезно усложняют работу, так как многие плановые процедуры откладываются, а после снятия тревоги врач сталкивается с большим потоком пациентов, которым нужно помочь.
При этом некоторые больницы и медицинские центры все-таки эвакуируют большую часть пациентов. Например, 18 февраля прошла полная эвакуация Медицинского исследовательского центра имени Алмазова. Это «Бумаге» подтвердили в самом центре, добавив, что действовали согласно инструкции.
Отказ руководства больниц от эвакуации больных незаконен, подчеркивает старший юрист компании Versus.legal Сергей Ковальков. Для медицинских объектов действуют «Требования к антитеррористической защищенности объектов», утвержденные правительством РФ, в которых прописана необходимость эвакуации в случае угрозы.
За отказ от эвакуации руководителя больницы могут привлечь к ответственности за халатность. Если халатность привела к крупному материальному ущербу или существенному нарушению прав людей, руководству грозит до года исправительных работ. Если же из-за этого погиб или серьезно пострадал человек — до 5 лет. В случае смерти двух и более людей наказание составит до 7 лет лишения свободы.
«Бумага» направила в комитет по здравоохранению, в ведомстве которого находятся городские больницы, официальный запрос с просьбой пояснить, почему не все из них эвакуируют. На момент публикации материала в комитете на запрос не ответили.

Как проходят проверки, когда эвакуаций так много?

Массовые эвакуации в городе идут уже 12 дней. В пиковый день, 18 февраля, из 436 зданий Петербурга эвакуировали 88 тысяч человек. 26 и 27 февраля эвакуировали по 10–30 зданий. На проверки эвакуированных объектов ежедневно выезжало от 200 до 1100 сотрудников МВД.
Сотрудник кинологической службы МВД анонимно рассказал «Бумаге», что из-за ограниченного количества служащих ведомству трудно справляться с таким объемом заявок, и иногда проверка здания может начаться только через два-четыре часа после эвакуации. В среднем на проверку крупного объекта, например торгового центра, уходит еще два-три часа. В итоге ожидание может растянуться на шесть-семь часов. Например, студентам ИТМО, эвакуированным 21 февраля из общежития на Белорусской улице, пришлось ждать окончания проверки семь часов.
— Не реагировать на такие сообщения нельзя, даже если все понимают, что угрозы нет и это обычное вымогательство, — пояснил «Бумаге» источник, близкий к правоохранительным органам. — Логика простая: если перестанешь реагировать, кто-нибудь может воспользоваться этим и сделать что-то действительно нехорошее.

А как расследуют сообщения с угрозами и почему «минеров» до сих пор не поймали?

В уголовном кодексе предусмотрена статья 207 за заведомо ложные сообщения о терактах. Если из-за таких сообщений никто не пострадал, преступник может получить до восьми лет лишения свободы. В случае смерти человека или других тяжких последствий — до десяти лет. За первое полугодие 2018 года (последние доступные данные) по этой статье в России осудили 302 человек.
Источник «Бумаги», близкий к правоохранительным органам, пояснил, что полиция не может вычислить тех, кто при отправке сообщений с угрозами пользовался надежными средствами анонимизации вроде браузера Tor.
— По каждому случаю сообщения с угрозой проводится проверка, — пояснил источник. — Но начинаешь проверять и упираешься в стену: конкретного пользователя не вычислить. С огромной долей вероятности такие дела — это «глухари».
Когда у сообщений с угрозами наблюдается единый почерк или они отправляются с одного адреса, их могут объединить в одно уголовное дело. По словам источника, при массовых эвакуациях обычно появляются подражатели, которые отправляют сообщения независимо от автора угроз. Из-за этого найти преступников становится еще сложнее.
Источник «Бумаги» в МВД рассказал, что сейчас, по данным полиции, большинство сообщений о минировании объектов в Петербурге поступает из Украины, но найти их отправителя невозможно — украинские правоохранители отказываются сотрудничать с Россией. Эту же информацию «Бумаге» подтвердил еще один источник, близкий к правоохранительным органам. По данным «Фонтанки», среди прочих на причастность к эвакуациям в Петербурге проверяют 19-летнего программиста из Украины. Он сам отрицает причастность к сообщениям о минированиях.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.