27 февраля 2015

Что будет с музыкой в кризис: промоутеры и музыканты — о том, кого мы не услышим в этом году

В Петербурге закрываются клубы, зарубежные артисты отменяют концерты, а организаторы фестивалей разводят руками — пригласить дорогостоящих музыкантов они уже не рискуют.
Что будет с музыкальным рынком Петербурга, в политике или экономике причина кризиса и каким этот год станет для слушателей и поклонников — рассказывают эксперты из «Светлой музыки», PMI, imin.fm, владельцы клубов, звукозаписывающих компаний и музыкальных лейблов.

Что будет с фестивалями и концертами

Кризис серьезно ударил по концертной и музыкальной индустрии. Если взглянуть на афиши большинства петербургских клубов, то в них либо беспроигрышные с точки зрения сборов местные артисты, либо проверенные западные. Большинство крупных игроков концертного рынка или говорят о деньгах, или (как агентство Pop Farm) просто отмалчиваются и отказываются от комментариев. Однако, по словам экспертов, неприятности с концертами начались еще до того, как доллар стал стоить 60 рублей и даже до того, как начался кризис в Украине. До экономического спада имидж России в глазах зарубежных артистов сильно подпортили некоторые внутриполитические решения и бюрократическая волокита.
Проблемы политического плана у российских промоутеров начались уже давно. Еще в 2012 году приезжать сюда наотрез отказались Pulp и The Black Keys. Последние — из-за суда над Pussy Riot. Тогда же сторонники Виталия Милонова попытались засудить агентство PMI за то, что на организованном ими концерте Мадонна занималась пропагандой гомосексуализма среди несовершеннолетних. Тогда ревнители нравственности остались ни с чем.
Татьяна Васильева
PMI:

— Кризис на нас никак, в общем-то, не отразился. Курс доллара и евро — это лишь одно из звеньев цепи. Еще год назад после высказываний некоторых наших чиновников звезды недоумевали: «Почему мы гастролируем по всему миру и только у вас нам угрожают судом, штрафами? И за что? За то, что мы призываем быть терпимей, отстаиваем право личности на свободу выражения разных точек зрения?». Россия долго добивалась возможности встать наравне с другими странами в гастрольный график мировых артистов. Это долгие годы работы, процесс налаживания связей и создания репутации. Год назад из-за наших законов (в том числе об отсутствии артистических виз) был период обострения, что не может не влиять на мнение о России и на планы включения страны в гастрольные графики. Тут не столько санкции и экономическая ситуация играют роль, сколько имидж, который создали мы сами. Суды с артистами, срывы концертов, проблемы с визами. Теперь, помимо того что артист не очень хочет ехать, промоутеру не очень выгодно это становится.

После украинского кризиса и ухудшения внутриполитической ситуации в самой России проблем у организаторов концертов стало еще больше. Еще в марте полностью отменился российский тур украинской группы «Океан Ельзи». Вскоре от проведения своего фестиваля в Пятигорске отказался Питер Гэбриел, который сам с концертами в Россию уже давно не ездит, объясняя это именно политическими взглядами. Венцом всему стал отказ группы The National от выступления в Москве и Петербурге в июле 2014 года из-за конфликта в Украине. Тех же музыкантов, которые все-таки доезжали до России, тут ждали неприятности в виде хоругвеносцев и других ревнителей нравственности, которые добились отмены концертов Мэрилина Мэнсона, металлистов Behemoth и Cannibal Corpse. Впрочем, в скором времени может оказаться, что отменять нечего, потому что никто не приедет из-за кризиса.
Новые экономические условия отразятся в первую очередь на местных фестивалях. «Скиф» и «Стереолето» — два наиболее известных фестивальных бренда Петербурга. Лайн-ап первого еще не объявлен, хотя до концерта осталось чуть меньше трех месяцев: организаторы не спешат прояснять ситуацию и отказываются от комментариев.
Организаторы «Стереолета» говорят, что фестиваль точно будет, но и они пока окончательно не решили вопрос с формой проведения — все зависит от спонсоров. Точно известно только то, что суперзвезд — вроде Massive Attack или Ника Кейва — ждать не приходится.
Илья Бортнюк
«Стереолето»:

— Я, на самом деле, до конца не понимаю, как точно будет выглядеть фестиваль в этом году. Это зависит от последних подтверждений от спонсоров. В каком-то виде «Стереолето» точно будет. Наши партнеры — например, Французский институт, консульства Финляндии, Израиля, Швеции — уже подтвердили порядка восьми очень хороших исполнителей. Но у нас, скорее всего, не будет супербольших иностранных артистов. Мы не можем себе сейчас позволить таких артистов, как раньше. Все понимают, что ситуация выровняется, но когда — это вопрос. Понятно и то, что в этом году будет плохо с иностранными артистами. Притом что в этом году в Петербурге летних фестивалей будет даже больше, чем обычно, но, я думаю, большая часть артистов на них будет отечественных.

Бортнюк имеет в виду в том числе и фестиваль «ВКонтакте», который пройдет в начале июня. Продажа билетов на него стартует 1 марта. Стоимость входа начинается от 1000 рублей. Пока список артистов не заявлен, впрочем, и исключительно музыкальным событием фестиваль назвать нельзя. Организаторы обещают полтора десятка тематических зон: кроме музыкальных выступлений в парке 300-летия пройдут, например, лекции. Организаторы заявили зоны «Игры», «Инновации», «Искусство», «Медиа» и «Благотворительность» — таким образом, еды и развлечений там будет не меньше, а то и больше, чем, собственно, песен.
Впрочем, за более или менее насыщенным летом может последовать бедная на события осень. Пока расписание клубов на этот период не утверждено, но опыт предыдущих кризисов говорит, что будет куда хуже, чем в 2014-м.
В последние лет семь концерты более или менее крупных исполнителей перешли в категорию какого-то совершенно непонятного бизнеса, где здравый смысл и рынок уже не присутствуют
Проблемы с привозом музыкантов вызваны не только экономическим спадом, но и завышенными ценами. Известно, что благодаря действиям отдельных игроков концертного рынка в 2000–2010 годы стоимость выступления многих (в том числе и не самых топовых) артистов превышала их обычные гонорары в несколько раз. Самая дикая история в этом смысле — прошедший в 2012 году сочинский фестиваль Red Rocks, где не самая популярная бразильская электропоп-группа CSS получила 50 тысяч долларов за выступление, а другую группу, The Kills, выдернули прямо из тура за сумму в два-три раза больше их стандартного концертного сбора. Платить не самым топовым артистам несколько десятков, сотен тысяч долларов стало обычным делом — и в итоге в индустрии образовался мыльный пузырь, который может лопнуть вслед за скачками валют. На Бориса Барабанова, который одним из первых описал сложившуюся на рынке ситуацию, организаторы концертов сперва обиделись, но цены повышать не перестали. По словам Ильи Бортнюка, в таких условиях интереснее иметь дело с менее раскрученными артистами.
— Для нас артист всегда был важен не по принципу — соберет он или нет, а по его таланту и художественной ценности. В последние лет семь концерты более или менее крупных исполнителей перешли в категорию какого-то совершенно непонятного бизнеса, где здравый смысл и рынок уже не присутствуют. Непонятно откуда возникающие промоутеры друг у друга перекупают артистов за сумму втрое большую, чем обычно, потом они благополучно уходят, потеряв деньги, приходят новые с такими же суперамбициями и так далее. Мы в какой-то момент перестали участвовать в таких странных аукционах, — объясняет промоутер.
Даже в мрачные времена людям необходимы зрелища, люди будут подходить более избирательно, но платить и ходить на концерты не перестанут
Теперь «странные аукционы» могут закончиться. Организаторам концертов становится все сложнее получать деньги на их проведение, потому что, как правило, это кредитные средства. Таким образом, с одной стороны, вложения должны стать более осторожными, с другой — будет меньше не самых очевидных для российского слушателя, но важных с общекультурной точки зрения артистов вроде New Order, The Smashing Pumpkins или совсем юных Warpaint, Iceage и White Lung.
«Привозить артистов среднего типа — вроде New Order и Питера Хука — это абсолютно проигрышное дело», — продолжает Илья Бортнюк. По его словам, ситуация ухудшилась и с точки зрения покупательной способности, и с точки зрения затрат.
— Все те артисты, которые выступают сейчас, были подтверждены еще до кризиса. Мы практически ничего не планируем в ближайшем времени, кроме нескольких недорогих концертов при поддержке консульств.
Впрочем, некоторые игроки музыкального рынка считают, что кризис принесет им пользу. Так, организатор традиционных Cover Party в «Космонавте» Яна Чудит не собирается отменять бесплатный вход на мероприятия и даже надеется на то, что людей придет больше, чем обычно. К тому же в ее случае все издержки минимизированы: нет дохода с билетов — но нет и гонораров для музыкантов.
Яна Чудит
организатор вечеринок Cover Party:

— С 2007 года фестиваль проводится с бесплатным входом, музыканты не получают гонорара, реклама преимущественно партнерская. Изменится, вероятнее всего, количество людей в зале: это же идеальный антикризисный досуг! Можно прийти большой компанией и послушать чудеснейших музыкантов, не заплатив за это ни рубля. На ближайшей Cover Party у нас даже будут московские хэдлайнеры — группа «Окуджав». Мы заранее купим им билеты на поезд: получится дешевле.

Не отчаиваются и организаторы краудфандингового проекта imin.fm, который привозил западных инди-артистов за деньги слушателей. По словам сооснователя проекта Ника Бабина, они как раз собираются обновить свою платформу для продажи билетов и считают, что кризис будет им только на пользу.
Ник Бабин
imin.fm:

— Буквально через пару недель мы перезапустим наш сайт. И, разумеется, объявим сбор на нового артиста. Платежеспособность публики упала, но кризис — это отличная возможность для объединения. Привозить артистов стало практически в два раза дороже, но, как ни странно, я вижу самые благоприятные дни для нашего проекта. Даже в мрачные времена людям необходимы зрелища, люди будут подходить более избирательно, но платить и ходить на концерты не перестанут.

Что будет с клубами и студиями

Тем временем кризис навредил не только концертным площадкам, но и студиям с лейблами. Для записи нужно оборудование, а оно в большинстве своем привозное, и с учетом падения рубля цены на него серьезно выросли.
Лев Татанов
«Galernaya, 20»:

— Почти все оборудование на студии импортное и постоянно требует обновления. К счастью, мы имеем достаточно большой парк девайсов, который позволяет осуществить весь спектр работ. Хотя, конечно, порой хочется прикупить еще какой-нибудь винтажный микрофон или пульт, поэтому будем более выборочно обновляться и добавлять новое оборудование, используя местный рынок. К примеру, сейчас покупаем прекрасное пианино Zimmermann, которое долгое время пребывало в забвении. Дадим ему новую жизнь и радость нашим клиентам от винтажных клавиш! Кроме того, мы будем стараться максимально ровно держать цены, для того чтобы это не сильно било по кошельку музыкантов.

За последние несколько месяцев в Петербурге прекратили работу сразу три крупные площадки. Клубный кризис начался с закрытия da:da, а затем и его приемника — da:da Underground на «Московских воротах». Пока его представители говорят, что клуб временно не функционирует из-за недостатка в средствах, но сколько времени потребуется на то, чтобы двери площадки снова открылись (и, вообще, случится ли это когда-нибудь), неизвестно. Следом закрылся Radiobaby на Казанской. А в конце января на полгода прекратил работу клуб «Аврора». Тем, кто остался, приходится сокращать расходы и ждать.
Богдан Коробов
«Биржа Бар»:

— Если говорить про жертвы, то в первую очередь — это время. Теперь нужно гораздо больше усилий, чтобы поддерживать интерес аудитории. Раньше многие вещи происходили сами собой. Кроме того, теперь, когда поток финансов нестабилен, приходится изыскивать деньги в других сферах своей деятельности. При этом, хочется отметить, что люди не перестали ходить куда-то — просто стали вести себя скромнее. Открывая «Биржа Бар», мы рассчитывали на этом зарабатывать, но сейчас смирились с тем, что это просто наша «детка» и перестали ждать крупных финансовых показателей, получаем удовольствие от процесса. Я сейчас не рискну привозить артиста дороже 250 000 рублей, а раньше мог себе это позволить даже в «Биржа Баре».

По мнению Богдана Коробова, тенденция на рынке такова: привозить стали самые выверенные проекты, самих же привозов стало вдвое меньше. Как следствие, многие отечественные артисты, «которыми раньше могли побрезговать», стали более востребованы.

Что делать музыкантам

Эту точку зрения поддерживает большинство опрошенных «Бумагой» представителей индустрии. С их точки зрения, кризис должен пойти на пользу местным артистам. Во-первых, потому что они дешевле (и как минимум за рубли). Во-вторых, потому что расписания клубов нужно кем-то заполнять. Однако, есть и пострадавшие — в основном это группы, которые играли кавер-версии на больших праздниках и корпоративах. Сейчас денег на такие мероприятия мало и многие коллективы остаются ни с чем.
Выходом для многих независимых групп, особенно англоязычных, может стать Европа. Положительных примеров немало: Pompeya и Motorama записываются на западных лейблах и имеют крепкую фан-базу в Южной Америке. Пользуются спросом на Западе и Tesla Boy, и Everything Is Made In China. С большими турами по Европе только что отъездили альтернативщики KIROV и «Морэ & Рельсы».
Яна Чудит
директор Нины Карлссон:

— Европейские гастроли нам теперь удобнее и проще организовать. Европейские клубы обычно платят небольшие гонорары, но при нынешнем курсе российских артистов эти суммы очень даже устраивают. А вот гастроли по России, конечно, становятся еще более сложными для «неформатных» артистов, чем были: в регионах люди более пугливые и запасливые, билет на концерт в сегодняшних реалиях — это уже немного роскошь. И организаторы на местах сейчас предпочтут пригласить к себе проверенный коллектив с собственной публикой, чем молодую команду, даже если она безумно нравится.

С артистами из Петербурга складывается такая же ситуация, как с их коллегами из Таллина или Хельсинки. Рядом — огромная страна, но ехать по российским городам они не хотят или не могут из-за плохой логистики, странной ценовой политики или банального отсутствия площадок. Даже в соседних с Петербургом Новгороде, Пскове и Петрозаводске почти негде выступать, несмотря на то, что нет недостатка и в местных артистах.
Антон Борисов
Zapal Records:

— Там, где закрывается дверь, — открывается форточка. У больших артистов упала рыночная стоимость: при туре в России у тех, кто брал в евро, стоимость опустилась в два раза. В регионах закрылось множество клубов, вместо концертов теперь проводятся вечеринки «собственными силами», коктейль-пати, диджей-сеты от местных ребят. В Москве с начала кризиса закрылось около 900 ресторанов. В Перми не осталось ни одного крупного клуба, промоутеры отказываются даже от российских привозов. К слову, если раньше артист давал десять концертов в месяц, теперь в лучшем случае ты продашь четыре, если артист средней руки. У больших артистов все лучше, но тоже потрясения впечатляют. При этом кризис дает шанс гастролировать молодым артистам, чей гонорар не превышает 100 000 рублей. Гонорар невысок за счет недостаточного уровня медийности, но при этом, если материал высокого качества, то артист «поедет» — это та самая форточка. Вот у кого благодаря кризису количество концертов поднялось с нуля до пять-шести в месяц.

Для инди-музыки кризис вообще может пройти незаметно. У многих музыкантов есть основная работа — и о концертном заработке им задумываться не приходится. Другие могут «выстрелить» за счет рекламы. По словам Алекса Николаева из компании InSimple, главное условие для выживаемости артиста сейчас — это наличие хотя бы какой-то фан-базы, которая в любом случае придет на концерт, заплатит за билет и, возможно, приобретет какой-то мерчендайз — футболки, браслеты и прочее.
Алекс Николаев
InSimple:

— По инди-музыканту кризис не ударит, потому что, скорее всего, у него есть дневная работа. Корпоративов у него нет, он должен просто делать то, что и всегда: работать с фан-базой и заниматься постоянным позиционированием на рынке. Отличное время для релиза — как раз конец марта, чтобы трек закрутился летом. И нужно снимать видео. Конечно, полмиллиона рублей вы сейчас уже на клип не потратите, но есть прекрасные примеры на нашем рынке. Женя Гринько — он, конечно, не на айфон снимал видео, но при очень разумных бюджетах, а в результате у него 2,5 миллиона просмотров и солд-ауты концертов в Турции. Что для него кризис? Он ездит, как и ездил, на встречи из Подмосковья, на электричке с рюкзачком за спиной.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
Смольный: более 80 % госпитализированных в Петербурге старше 60 лет
За последний год в России умерли 2,4 миллиона человек. Это худший показатель смертности со времен войны
Оправдана ли паника из-за омикрон-штамма? Ирина Якутенко — о самом необычном варианте коронавируса
❗️ Роспотребнадзор ограничит срок действия ПЦР-теста 48 часами. Для приезжающих из стран, с которыми не возобновлено авиасообщение, введут двухнедельный карантин
Законы о QR-кодах в транспорте могут не успеть принять до Нового года, пишут «Ведомости». Предположительный срок — февраль
Новый год — 2022
В Петербурге запустили почту Деда Мороза — письмо можно отправить в Великий Устюг. Как это работает?
12-метровая горка, карусель и маркет. Как этой зимой выглядит двор «Никольских рядов»
В Ленобласти можно бесплатно заготовить новогоднюю елку. Рассказываем как
В Петербурге запустили бота по поиску катков и лыжных трасс в каждом районе
Сколько потратят на украшение Петербурга к Новому году? А на главную ярмарку? Одна картинка
Как меняется Петербург
В Ломоносове появилось новое общественное пространство — на месте бывшего пустыря
В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге задержали четырех человек, организовавших бизнес по продаже поддельных QR-кодов. Позднее прокуратура отменила возбуждение уголовного дела
В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
В Ленобласти введут обязательную вакцинацию вслед за Петербургом. Рассказываем, кого она коснется
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
В России вручили премию «За верность науке». Лучшим научно-просветительским проектом года стал Science Slam 🙌
Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
«Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Подкасты «Бумаги»
Можно ли воскресить динозавров и мамонтов? Обсуждаем с учеными, зачем восстанавливать древних животных и что с ними стало бы сегодня
Мы всегда онлайн! Не пора отдохнуть от интернета? В этом подкасте обсуждаем зависимость от соцсетей и диджитал-детокс
Как большие данные изменили науку? В этом подкасте слушайте, что можно узнать о соцсетях, дружбе и неравенстве благодаря big data
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
Зимовка в теплой стране — это дорого и сложно? А что с границами? В этом подкасте планируем побег от холодов
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.