13 декабря 2012

«Срок» истёк: как документальный сериал о протестах повлиял на зрителя?

Съёмки сериала «Срок» о российской оппозиции временно приостановлены после обыска в квартире одного из режиссёров проекта Павла Костомарова. Александра Скочиленко, автор большинства видеорепортажей «Бумаги» с петербургских протестных акций, пытается разобраться, что потеряла и что нашла отечественная документалистика благодаря сериалу о жизни оппозиции в России. Документальный сериал «Срок» выходит в сети с 21 мая 2012 года и рассказывает о лидерах протестного движения в России. Проект снимают российские документалисты Павел Костомаров (в соавторстве с Александром Расторгуевым снял документальные фильмы «Я люблю тебя» и «Я тебя не люблю», работал оператором фильмов «Прогулка» Алексея Учителя, «Как я провёл этим летом» Алексея Попогребского и сериала «Реальные пацаны») и Александр Расторгуев (автор фильмов «Мамочки», «Чистый четверг» и «Дикий, дикий пляж»), а также журналист канала НТВ Алексей Пивоваров. Среди главных героев сериала — Алексей Навальный, Эдуард Лимонов, Сергей Удальцов, Борис Немцов, Ксения Собчак и Илья Яшин. Последний, 272-ой, эпизод «Срока» повествует об обыске и допросе Павла Костомарова, который выступает свидетелем по делу о беспорядках на Болотной площади. Авторы сообщают, что съёмки сериала временно приостановлены, а возможно, и вовсе окончены. За время существования «Срок» подарил интернет-аудитории такой пример документалистики, терять который теперь очень обидно.

За чуть больше чем полгода существования для «Срока» авторы сняли 272 эпизода

Есть хрестоматийный отечественный документальный режиссёр — Марина Голдовская. Её последний фильм, «Горький вкус свободы», о погибшем журналисте Анне Политковской снят в необыкновенной для профессионального кино манере — это практически любительская камера, временами даже с трудом отличимая от home video. Между тем, Марина Голдовская — профессиональный оператор и режиссёр с мировым именем. Но именно заваленный горизонт, табуированная у операторов съёмка против окна позволяют Голдовской рассказать о своей героине как об обыкновенной женщине, близкой и родной. Режиссёр будто открывает запылившийся семейный альбом и являет его миру как высшую историческую ценность.
Трейлер к фильму Марины Голдовской «Горький вкус свободы»
Документалистика «Срока» — это документалистика со схожим приёмом, но под другим углом. Навальный — парень, который писал в блоге. Удальцов в нулевые митинговал с бабушками. Их, кажется, нельзя снимать статичным планом с крупного на средний и обратно. Живая камера и монтаж, про который во всех классических учебниках написано: «Так монтировать нельзя», — это создаёт чудесную иллюзию, будто бы ты сам заснял всё на телефон. В новостях есть специальный жанр «глазами очевидца» — такой съёмке мы верим и сопереживаем неизмеримо больше, чем холодному объективу телеоператора. Да и запросу времени она отвечает гораздо точнее.

Документальное кино обретает своё первородное и первостепенное значение — значение документа, красноречивого свидетельства эпохи

Благодаря «Сроку» каждый из нас побывал в толпе на Болотной, видел, как предъявляют обвинения Pussy Riot и как выживают жители Крымска. На митинг вышло, допустим, 300 человек, а очевидцами стало 5000. Пример: одиночный пикет на Балтийском заводе, в котором участвовал один-единственный человек, а со стороны прессы освещать который пришёл только один фотограф, ввиду некоторых удачных обстоятельств посмотрело 4000 человек. Документальное кино обретает своё первородное и первостепенное значение — значение документа, красноречивого свидетельства эпохи. Поэтому и авторы «Срока» охарактеризовали свою работу как летопись.
Одиночный пикет у Балтийского завода в апреле 2012 года
Создатели сериала в финальном титре последнего эпизода пишут: «События последних дней, связанные с допросом Павла Костомарова и обыском у него дома, серьёзно повредили нашему проекту, нарушив главный принцип качественной документалистики: автор не должен быть участником событий. В связи с этим онлайн-проект “Срок” временно приостановлен. О его дальнейшей судьбе и о планах его создателей мы сообщим в самое ближайшее время». Композиция скручивается в тугое тавтологическое кольцо: автору «Срока», возможно, грозит срок. И это достойная постмодернистская точка.

Композиция скручивается в тугое тавтологическое кольцо: автору «Срока», возможно, грозит срок. И это достойная постмодернистская точка

Немногие знают, что «Срок» не является сериалом в прямом смысле слова, это своеобразные фрагменты и подготовка к будущему фильму. То есть нам ещё предстоит увидеть полноценную картину. Сегодняшнюю ситуацию можно прочесть так: «Срок» готов к окончательному монтажу, но сесть его авторы не готовы — и здесь проходит грань, всё-таки разделяющая поэта и гражданина. Возможно, что по истечении срока — срока монтажа, срока гражданских волнений, срока президентства и, наконец, срока давности — мы не разучимся смотреть на мир живыми глазами. Прошлой зимой из зрителей мы вдруг превратились в очевидцев, а то и в участников — и это был огромный эволюционный шаг.

Читайте другие тексты рубрики:

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
Давление на свободу слова
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
В Минюсте объяснили, кого признают «иноагентами». Тех, кто просит изменить законы и противоречит госполитике
💚 Мы запускаем мерч «Свобода мне к лицу». Встречайте: худи, футболки, косметика, свечи и торты
«Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
«Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.