12 ноября 2012

Шаг за шагом: как развивалась студия принтов

За шесть лет Art-T-Shok из небольшой студии принтов выросла в целое сообщество и прибыльный бизнес. «Бумага» узнала, какой путь нужно пройти, чтобы стать узнаваемым городским брендом.

Фото: Виктория Мокрецова / «Бумага» 
Art-T-Shok считается первой в Петербурге студией принтов. Она открылась на Думской улице в 2006 году. С тех пор поменялось многое: адрес, название и ежемесячный оборот, который за шесть лет вырос с 40 000 рублей до миллиона.

Из бара за футболкой

— Когда открылась первая студия, не было места, где можно было напечатать на футболке свою картинку, — рассказывает заместитель директора студии Art-T-Shok Эльвира Ломовская. — Нам хотелось, чтобы люди могли, во-первых, получить принт быстро, а во-вторых, чтобы с ними работал дизайнер, а не просто человек за компьютером. Это было важно, например, для малоизвестного скейтерского бренда. Ребята искали где-то на Уделке футболки, а у нас печатали свой логотип.

За шесть лет ежемесячный оборот вырос с 40 000 рублей до миллиона

Первые два года студия называлась T-Shok. Слово «art» появилось в названии, после того, как стало понятно, что большая часть клиентов студии — люди творческие, которые приносят собственные картинки, а не выбирают их в интернете или из каталога. По её словам, одно из условий успешного бизнеса — это хорошее местоположение. И пятнадцать квадратных метров на Думской в своё время стали для студии большой удачей. — В тот момент появились «Дача» и «Фидель», — вспоминает Эльвира. — Они открывались в шесть, а мы закрывались в восемь — появилось два вечерних часа, когда к нам приходили люди из баров. Они выпивали и шли к нам делать футболки. На Думской мы снимали не целое помещение, а делили его с сувенирными лавками и шубным магазином. И в последний новый год в течение недели всё помещение было заполнено нашими клиентами. То есть люди открывали дверь, но войти не могли — всё было забито.

«Люди выпивали в «Даче» и «Фиделе», а потом шли к нам делать футболки»

Тогда арендодатели сказали, что второй такой новый год они не выдержат и студии нужно искать другое место. Постепенно Art-T-Shok приобретала известность — о ней написали Be-in и «Афиша». А после совместной акции с британской маркой одежды Topshop, когда при покупке трикотажа можно было сделать бесплатный принт, о ней узнала вся молодежь.

От промофутболок к собственному текстилю

Поначалу технологии печати в Art-T-Shok не отличалась особым качеством. Изображение наносили непрямым способом: сначала печатали картинку лазерным принтером на бумаге, а затем переводили его на ткань. Жизнь такого изображения коротка, после первой же стирки оно начинает выцветать. Да и футболки, которые можно было приобрести в студии, были под стать качеству принтов: — Промофутболки нам не нравились, потому что они были одинаковые. К тому же не было женских размеров, а большинство нашей аудитории — девушки. Но первый год это всех устраивало, — рассказывает Эльвира, — а потом, когда мы перешли на прямой способ печати, стало понятно, что у нас принты лучше, чем текстиль. Чтобы сравнять качество, мы стали закупать футболки у московской фабрики. Два года назад студия стала производить текстиль в Петербурге. Шить здесь дорого — зарплата швей должна быть высокой — но при таких небольших объёмах продаж это лучший вариант: — Приход нового текстиля происходит раз в неделю. А если заказывать из Москвы, то раз в три-четыре месяца. Из-за этого трудно прогнозировать расход. К тому же на большой фабрике нужно заказывать сразу крупные партии. Издержки на производство собственных маек и футболок высоки. Заказывать ткань в Москве дороже, чем в Турции. Но Art-T-Shok всё равно закупает ткань в столице. Цена футболки складывается из двух составляющих: собственно футболки и принта. Из-за того, что ассортимент изделий небольшой, она приближается к 1000 рублей. Для того чтобы сохранить приемлемую цену, студия зарабатывает не на текстиле, а на принте, делая на нём основную наценку.

Из офлайна в онлайн

Сейчас Art-T-Shok — это две небольших студии и интернет-магазин. Всего здесь работают шесть дизайнеров, которые занимаются разработкой и печатью принтов. За всё время работы инвестиции в студию составили около 5–6 миллионов рублей. Главная статья расходов — это оборудование. — Оно очень дорогое, как хороший автомобиль, — говорит Эльвира. — За это время мы купили шесть принтеров и термопресс за 70–80 тысяч. Сейчас ждём принтер, который стоит более полумиллиона рублей. Но если ты хочешь хорошего качества, нужно вкладываться.

«Когда мы перешли на прямой способ печати, стало понятно, что у нас принты лучше, чем текстиль. Чтобы сравнять качество, мы стали закупать футболки у московской фабрики»

Art-T-Shok работает не только как студия принтов, но и как производитель одежды. В интернет-магазине, который открылся год назад, продаются только готовые изделия. Но пока Эльвира не очень довольна результатами интернет-продаж: — Это довольно специфическая для России вещь: немногие пользуются и в основном покупают известные бренды. Я пока не могу сказать, насколько успешен этот проект: 100 тысяч рублей, которые мы вложили в него, окупились, но прибыль не та, на которую мы рассчитывали.

«Шить в Петербурге дорого — зарплата швей должна быть высокой — но при таких небольших объёмах продаж это лучший вариант»

У открытия интернет-магазина есть и плюсы: он позволил расширить количество иллюстраторов, разрабатывающих принты. У каждого автора на сайте есть профайл с каталогом изделий. Иллюстратор получает 20 % с продажи, так как студия не выкупает авторские права на изображение. За шесть лет работы Art-T-Shok удалось превратиться из маленького офиса по печати на футболках в арт-сообщество и бренд одежды, не упустив при этом из виду качество продукции. Однако, по словам Эльвиры, это не предел развития и свободные ниши на рынке Петербурга ещё найдутся.

Читайте также:

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
QR-коды в Петербурге
Инициатор бойкота QR-кодов собрал сторонников и журналистов у опечатанных заведений на Рубинштейна
В Петербурге полиция третий день дежурит у заведений, опечатанных из-за бойкота QR-кодов
У баров на Рубинштейна заметили полицейских и росгвардейцев. Там снова проходит рейд?
Эрмитаж заявил о визите в музей агрессивных антипрививочников. Участники акции назвали другую версию событий
«Фонтанка»: в Петербурге готовится масштабный ночной рейд по заведениям, объявившим бойкот QR-кодам
Главное об «омикроне» в городе
В Петербурге опять зафиксировали рекордное число случаев заражения коронавирусом
«Пятая волна оказалась самой масштабной». Беглов — о новых ограничениях и «мобилизационном режиме» в Петербурге
На дистанционное обучение в Петербурге перевели тысячу классов — в 100 раз больше, чем неделю назад
Петербуржцев с симптомами COVID-19 начали принимать в поликлиниках. Как это работает?
СПбГУ переводит студентов на дистанционное обучение
Уборка снега и льда
Шнуров выпустил два новых клипа. Один — в стиле Little Big, второй — вновь об уборке снега
Спикер Заксобрания пообещал доработать карту уборки снега в Петербурге в течение недели
Петербуржец превратил свое кресло-коляску в экскаватор, чтобы передвигаться по неубранным улицам. Понадобилась лопата!
«Весной будем спасаться от песчаных бурь»: Новосмоленскую набережную полностью засыпали песком
«Если руководитель сам по городу не ходит, порядка быть не может»: Варламов пригласил Беглова на прогулку по Петербургу
Как всё дорожает
«Коммерсантъ»: российские сотовые операторы поднимут цены на архивные тарифы
Производители сладостей предупредили о повышении цен. Некоторые товары подорожают на 23 %
Uniqlo предупредил о повышении цен на свою продукцию
Цены на ОСАГО могут вырасти на 50 %. Почему?
Цены в Петербурге выросли на 8,7 % за год. Это больше, чем в Москве
Коллеги «Бумаги»
Как петербуржец переехал в деревню и стал популярным сельским видеоблогером
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Что известно про «Тучков буян»
«Это будет большой полноценный парк». В Смольном опровергли информацию о создании сквера вместо парка «Тучков буян»
Петербургские активисты просят создать парки на участках, которые отвели под строительство Судебного квартала
В Петербурге построят и Судебный квартал, и «Тучков буян», заявил Песков
Парк «Тучков буян» все-таки появится в Петербурге, говорят в Смольном. Не тот, что обещали, — зато с фонтаном
Как застраивалась территория Судебного квартала — «Тучкова буяна» в 2014–2021 годах. Таймлапс
Мусорная реформа в Петербурге
Беглов обвинил криминал во ВСЕХ проблемах, даже в плохой уборке снега и мусора. На очереди — транспортная реформа
Петербуржцы смогут вернуть деньги за несвоевременный вывоз мусора
«Основная проблема — нехватка транспорта». В Смольном пообещали вскоре разобраться с мусорным коллапсом
В одном из дворов в Купчине — нашествие крыс. Местные жители связывают это с мусорным коллапсом
Мусорный оператор Петербурга заявил, что отходы вовремя вывозят из 96 % баков. Горожане не согласны
Научпоп
Представьте, что действие фильма «Не смотрите наверх» происходит в России. Ученый придумал альтернативный сюжет
Как выращивают мясо в пробирке и сколько это стоит? Рассказывает участник фестиваля Science Bar Hopping
В Петербурге любят тушить или жарить? Ученые назвали пищевые привычки жителей города и Ленобласти
Все пишут про «новогодний парад планет». Его можно увидеть из Петербурга?
Как звучит вакцина от COVID-19 и модуль МКС? Послушайте альбом «Звуки науки»
Подкасты «Бумаги»
Как верить новостям, когда вокруг столько фейков? В этом подкасте говорим с фактчекером и создателем ИА «Панорама»
Как мы провели 2021-й? 🎄 В новогоднем подкасте рассказываем про тревоги, научный фестиваль в поезде и эспрессо-квас
Как бороться с преступностью в эпоху киберпанка? В этом подкасте слушайте про хакеров, чипы и ДНК-компьютеры
Ольга Кравцова — об ужасах съемного жилья, дачном строительстве и квартире мечты🏠
Как изучение генов помогает бороться с редкими заболеваниями и создавать вакцины? Слушайте в подкасте
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.