5 февраля 2013

Как штурмовали сквот «Спаси и сохрани» в пакгаузе за Варшавским вокзалом

Сквота «Спаси и сохрани» больше нет: вчера полиция и ОМОН разогнали анархистов и радикальных градозащитников, две недели назад занявших старинный пакгауз возле Варшавского вокзала. Концерты, дискотеки и литературные чтения, которые проводили активисты на чужой территории, сменились столкновениями с полицией. Теперь двоим участникам потасовки грозит уголовный срок. «Бумага» рассказывает, как развивались события. Две недели назад анархисты и радикальные градозащитники заняли старинный пакгауз неподалеку от Варшавского вокзала и объявили его культурно-социальным центром «Спаси и сохрани». Месяцем ранее они начали обустраивать пустынное здание, принадлежащее холдингу «Адамант»: расписали стены граффити, оборудовали сцену для концертов, построили барную стойку и даже начали заливать каток в складском помещении. За это время пакгауз посетили десятки журналистов и несколько сотен горожан. Недавно активистам, которые придумали свою акцию, чтобы привлечь внимание горожан к сохранению зданий бывшего Варшавского вокзала, отключили электричество — сквотеры подключали кабель к линии собственника, и в конечном счете это стало одной из формальных причин разгона оккупированного здания. Пакгауз сотрясался от ударов кувалды. Сотрудники одного из частных охранных предприятий ломали кирпичную кладку, отделяющую занятое анархистами и градозащитниками здание от пустующего соседнего.

«Два зуба сотруднику выбили! Разве это красиво, так поступать?! Красиво?!»

Внезапно к фуражке толстого охранника приставили два пистолета «Удар» и поинтересовались, зачем он ломится в пакгауз. Пару часов спустя человек тридцать панков, анархистов — многим на вид едва исполнилось восемнадцать — в сцепке блокируют дверь в здание. Внутри, за красно-черными от времени кирпичными стенами сидят около десяти их товарищей. Снаружи на морозе мнутся журналисты и шесть полицейских с автоматами. Они требуют выдать им тех, кто угрожал ЧОПовцу. — Вот этот, в белой куртке, да, и тот с синяком под глазом, — показывает охранник пальцем в сторону толпы. У первого парня нет оружия. Второй по требованию полицейского вытаскивает «Удар» и газовый баллон. Незамедлительно ребят уводят в патрульную машину. Часа полтора стояние продолжается, прерываясь перекличкой между полицейскими и анархистами. — Вас капиталисты наделили правами, вы все можете, – говорят из толпы. — Я?! — наигранно удивляется мужчина в синей камуфляжной куртке, представившийся начальником криминальной милиции РУВД Адмиралтейского района полковником Григорием Клебановым. — Да я по натуре коммунист! В ответ ему доносится дружный смех анархистов. Кто-то передает по кругу пакетик с изюмом и стаканчики с горячим кофе и чаем. Клебанов просит сквотеров пустить его внутрь, «поговорить». Ребята предлагают говорить через решетку на окне — вдруг в сквот подкинут что-нибудь запрещенное. Такое предложение не устраивает полковника. Дверь сквота приоткрывается. Из пакгауза выбегают двое молодых людей с какой-то тканью на палке. Они лезут на крышу, и над зданием полощется черное знамя.
Разгон сквота «Спаси и сохрани». Монтаж: Алексей Белозеров
Полиция дозванивается до владельца пакгауза — компании «Адамант», чтобы те подтвердили, что их собственность занята незаконно. Спустя некоторое время заявление оказывается в руках полиции. Полицейские перекрывают проход к зданию со стороны Обводного канала. Анархисты крепко сцепляются руками. Когда полицейские пытаются их расцепить, ребята, как подкошенные, валятся на снег. Сержанты и прапорщики в нерешительности глядят на молодежь под ногами, не зная, как их тащить до машины, которая не может подъехать к двери в сквота — мешает строительный мусор.

— … Довольно покорной и рабской любви! Мы горе народа затопим в крови! — распевает молодежь старинный, XIX века, марш анархистов.

Однако причина задерживать людей есть. Полиция, не церемонясь, вырывает ребят из толпы, бьет молодых людей, девушек, втаптывает в снег. Анархисты не остаются в долгу. Словно из осажденной крепости, через зарешеченное окно в полицейских летит какой-то тяжелый предмет, их заливают перцовым газом. Так задерживают порядка десяти человек. — … Довольно покорной и рабской любви! Мы горе народа затопим в крови! — распевает молодежь старинный, XIX века, марш анархистов. На снегу и вправду кровь. — Два зуба сотруднику выбили! – возмущается полицейское начальство в ответ на упреки журналистов, что полиция избивает молодых людей. — Разве это красиво, так поступать?! Красиво?! – жалуются полицейские журналистам, показывая на проколотые кем-то шины полицейской машины. Невдалеке от входа в сквот стоит группа мужчин. Подойти к ним нельзя — не пускают агрессивного вида охранники. Некоторые из телохранителей вооружены дубинками и перцовыми баллончиками. Полиция тоже, вежливо, в отличие от гопников, не подпускает журналистов к беседующим, кажется, представителям «Адаманта». Потасовка продолжается. Из окна сквота мелькает лом, и вот уже полицейский с испуганным видом отходит. Его лоб рассечен. По бледному лицу из-под серой шапки течет кровь. Прибывает ОМОН. — У вас три минуты, чтобы открыть дверь! — орет начальник ОМОНа. Когда кладку начинают крушить ломом и кувалдой, анархисты решают отпереть двери. — На выход! — в морозном воздухе раздаются команды и матерщина. — Лицом в землю! Пара ударов по почкам, лицо в снегу. Сквотеры задержаны. «Спасибо, ребята», — благодарит полковник Клебанов начальника ОМОНовцев. Какое-то время в темноте обесточенного сквота мелькают лучи полицейских фонариков. Ищут, не спрятался ли кто по углам. У въезда к пакгаузу толпа. Ждут скорую помощь для одного из задержанных. Когда врачи подъезжают, копы увозят пострадавшего в 38 отделение полиции. В карете скорой помощи бинтуют голову полицейскому. Спустя несколько часов сквотера все же доставят в больницу. На пороге сквота кто-то ставит зажженную свечу. Из темноты пакгауза появляется мужчина в гражданской одежде, который командовал при задержании, и тушит ее. Большинство задержанных обвиняются в неповиновении законным требованиям полиции и мелком хулиганстве. Двое — в применении насилия в отношении представителя власти. Сегодня следственный комитет по Санкт-Петербургу возбудил уголовное дело  по факту нападения на полицейских. Двум задержанным грозит до 10 лет лишения свободы. Маргарита Штиглиц, доктор архитектуры, член президиума петербургского отделения ВООПИиК, рассказала «Бумаге», что здание, которое защищали активисты, не планировалось к сносу и с большой долей вероятности получит охранный статус в феврале — как и ряд других зданий комплекса Варшавского вокзала. Как заявила демонтажная компания «Размах», которая работает на соседнем участке, принадлежащем другому собственнику, до подтверждения экспертизы никакие исторические здания тронуты не будут.

Читайте также:

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&M в России начнется 1 августа
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.