13 августа 2013

Школьный проект: как развивалось строительство учебных заведений в Петербурге

В здании физико-математического лицея №30, построенного до революции, располагалась церковь, в школах двадцатых годов были обсерватории, а хрущевская эпоха иногда рождала экспериментальную архитектуру. «Бумага» рассказывает, как эволюционировал облик школы со времен дореволюционной России и во что школьная архитектура превратилась сейчас.

1. Физико-математический лицей №30

 7-я линия В.О., 52А Здание, в котором сейчас располагается знаменитая «тридцатка», было построено в 1897 году по проекту архитектора Александра Гешвенда и стало первой начальной школой в городе. До этого были училища, которые брали на обучение одну группу численностью 50 человек и размещались в отдельной съемной квартире. Хотя у такого подхода было немало недостатков, появление специального здания все же вызвало множество нареканий. Как бы то ни было, строительство было завершено меньше, чем за полтора года, и новая школа начала свою работу. Четырехэтажное здание собрало под одной крышей 12 училищ и предоставило все необходимые условия для занятий: в учебных комнатах даже находились специальные приборы, поддерживающие оптимальную влажность. Кроме этого, в школе располагались врачебный кабинет, библиотека, учительская, приемная, квартиры заведующего и его помощника, а также церковь — ведь молитвы в то время были неотъемлемой частью обучения. Более того, на фасаде здания должны были установить еще и икону, но после Октябрьской революции  у нового руководства страны были другие взгляды на процесс обучения и церковь закрыли.

2. Школа №327

 Улица Ткачей, 9A Советская власть в желании создать лучшее общество не забывала и о новом поколении: школьному строительству в стране отводилось далеко не последнее место. Построенная в 1929 году неподалеку от Палевского жилмассива школа, автором проекта которой был архитектор Григорий Симонов, служила этому отличным доказательством. По плану руководителя Стройкома, здание должно было быть удобным для учебы. На пятом этаже школы, например, расположена обсерватория — в наше время этим не могут похвастаться даже самые современные школы. Деление постройки на три корпуса позволяет использовать пространство наиболее практично. Окна кабинетов выходят на юг, оставляя северную часть школы для больших светлых коридоров, а в качестве бонуса — игра объемов и любимое у конструктивистов псевдоленточное остекление, от которого, однако, после реставрации ничего не осталось. Зато сохранилась обсерватория, что в наше время редкость: со времен школы имени 10-летия Октября их перестали строить.

3. Типовые сталинские проекты

После прихода к власти Сталина проекты школ изменились до неузнаваемости. Если раньше эти здания стремились быть лучшими в мире, теперь от них такого не требовалось — сталинская архитектура была лучшей в мире просто по определению. Именно тогда они стали типовыми: подход, поначалу касавшийся только архитектуры второстепенных помещений, вскоре стал повсеместным. С одной стороны, это было эффективно, поскольку за этот период удалось построить значительно больше школ, чем в первое десятилетие существования СССР. С другой стороны, в погоне за упрощением и удешевлением пришлось отказаться от многих конструктивистских находок: никакого функционального зонирования, никакого разделения людских потоков. Самыми значительными школьными архитекторами сталинского периода стали Асс и Гинцберг, работавшие в тандеме. Первые учебные заведения, построенные по их проектам, появились в 1936 году, но проверку временем выдержали не все. Наиболее популярными оказались П-образные здания, отличающиеся друг от друга расположением входов — они получили названия «тип ША» и «тип ШБ». Со временем проекты эволюционировали как функционально (изначально не предусматривался даже спортзал — он появился лишь спустя несколько лет), так и внешне. Начавшись, как конструктивизм с минимальным декором, к середине 50-х здания превратились в полноценную сталинскую неоклассику с барельефами, орнаментом и карнизами. Но со сменой партийной политики старые проекты оказались не у дел, хотя и не были полностью забыты.

4. Школа №2

 Наличная улица, 32, корпус 2 Хрущевская эпоха тотальной типизации строительства стала, как это ни странно, очень удачной для школ: стремление сделать учебные заведения как можно более удобными стало еще сильнее. Несмотря на то, что большинство проектов по-прежнему были типовыми, для их разработки тратились немалые усилия. Параллельно возникло направление экспериментального строительства, возвращавшее в эпоху индивидуальных проектов. На этой ностальгической волне стало возможным строительство учебного заведения на бульваре Красных зорь и школы №2 в северо-западной части Васильевского острова. Здание, спроектированное группой архитекторов во главе с Сергеем Евдокимовым, было построено в 1972 году. Оно состояло из трех блоков — учебного, вспомогательного и клубного, и вовсю использовало восстановленные в правах принципы зонирования, правда, довольно необычно. Учебный блок делился по этажам: первый отводился для первоклассников, у которых были собственный спортзал и игровая комната, второй — для учеников второго и третьего классов, третий и четвертый — для всех остальных. В остальном все было довольно традиционно: вспомогательный блок отводился для администрации и гардеробов, в клубном находились спортзал, столовая, библиотека и актовый зал. На крыше вспомогательного блока находился сад-терраса, в который можно было попасть из некоторых кабинетов, но вряд ли он существует до сих пор.

5. Современный период

После распада СССР архитектура в стране переживала не лучшее время. Затронуло это и школы: страна изменилась, а вот проекты остались прежними. Новое время не принесло с собой свежих идей и строящиеся сейчас учебные заведения сильно напоминают советских предков. Современные школы — это, скорее, дополнение к новым жилым комплексам, приятное для покупателей квартир, но совершенно не стоящее чрезмерных усилий на проектирование и строительство.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
Сотрудники кейтеринга на ПМЭФ рассказали, что ресторан не заплатил им за работу. Заведение готовит иск за публикацию обвинений
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Давление на свободу слова
«Это неестественно — возвращаться назад, когда ты привык идти вперед». Организатор Stereoleto — о фестивалях без иностранцев и давлении на исполнителей
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.