Как в Петербурге появились суфражистки, почему феминизм XIX века был элитарным и кто боролся за равноправие в СССР. Рассказывает историк феминизма

Почему русские феминистки не праздновали 8 Марта, где в городе проходили первые митинги в поддержку равноправия, из-за чего лидеры дореволюционного движения за феминизм уезжали после 1917 года в Европу и почему русский феминизм редко бывал радикальным?

Автор книг «Русский феминизм как вызов современности» и «Женский Петербург» Ирина Юкина рассказывает, почему движение зародилось в середине XIX века в Петербурге и как развивалось в СССР.

Ирина Юкина

Историк, кандидат социологических наук

Как в Петербурге появились первые движения за равноправие и почему они стали элитарными

Всегда, когда женщина переходит из традиционного общества в индустриальное, когда «выталкивается» из домашней сферы в производство, она начинает понимать, что ее эксплуатируют. Россия не исключение. В эпоху модернизации у нас открываются женские организации, участницы которых называли себя равноправками. Движение в России появилось позже: у нас позже началась модернизация.

Появление феминистского движения напрямую связано с реформой 1861 года (отменой крепостного права — прим. «Бумаги»). Его зачатки есть еще в конце 50-х годов, но именно с началом разорения дворянских гнезд женщины начинают искать способы заработка и замечать имеющиеся проблемы. Мужчины уходили в бизнес, на госслужбу, в армию, а женщины не могли пойти в некоторые области. Тогда и началось осмысление своих прав и свобод.

Ошибочно говорить, что феминистки приходили к своим идеям из-за несчастия и отсутствия брака. Так, у трех пионерок и лидеров русского феминизма были абсолютно показательные судьбы: Анна Павловна Философова была счастлива в браке, многодетная мать; Мария Васильевна Трубникова развелась с мужем и сама содержала четырех дочерей; Надежда Васильевна Стасова оставалась старой девой до самой смерти и никогда не вышла замуж.

Женщины-наборщицы женской типографии, XIX век. Фото из личного архива Ирины Юкиной

При этом у основания движения в России, как и в любой другой стране, стояли и мужчины. Они были носителями знаний и, понимая плюсы движения, поддерживали его.

Соответственно, раз все феминистки были из влиятельных семей, они либо уже жили, либо переезжали в Петербург — столицу империи. Неспроста именно здесь находится Смольный институт благородных девиц — большинство из них учились именно там. По большей части они как женщины не из бедных, а часто даже известных семей жили в центре. Дома очень многих феминисток располагались, например, на Невском проспекте.

Именно в Петербурге зарождались первые феминистские общества. Потом, правда, многие разъезжались из-за того, что их права все-таки оставались до сих пор нереализованными. Так, [одной из организаторов движения] Софье Ковалевской, которая получила в Германии степень доктора философии, предложили в Петербурге работать учителем арифметики в младших классах средней гимназии. На это она сказала, что никогда не любила арифметику, и заняла кафедру в Стокгольмском университете.

За какие права боролись равноправки первой волны и почему феминизм в России не был радикальным

Феминизм XIX века — это элитарное городское движение, говорить о массовости в этом случае нельзя. В широком смысле женское движение в это время было завязано на взаимопомощи, поддержке и самообразовании; и только феминизм — на идеологии.

Так, социал-демократки, также выступавшие за равноправие, уже в конце XIX века будут приравнивать себя по Марксу к классу, то есть будут считать, что женщины — это отдельный класс, который находится в «определенных условиях». В общем смысле феминизм, как тогда, так и сейчас, был связан с определенным образом мысли. То, о чем они рассуждали, только через несколько лет, а то и десятков будет принято на практике.

Члены Русского Женского Взаимно-Благотворительного общества, 1911 год. Фото из личного архива Ирины Юкиной

Считается, что феминизм первой волны — с 1861 по 1905 год — во всем мире добивался четырех основных прав для женщин:

1.

На образование, то есть право выбирать места для обучения и специальность;

2.

На трудовую деятельность, то есть возможность выбирать место работы;

3.

«Свободы сердца», то есть право свободно выбирать партнеров и выбирать, рожать или не рожать детей;

4.

Социально-экономических и политических прав, то есть голоса, создания своего дела и прочее.

В России наиболее важным считалось образование. У дворянства после 1861 года реально не было денег и, как следует из дневников феминисток, на них в семье смотрели как на лишний рот. Все уезжали, а на новом месте — это, опять же, зачастую был Петербург — не знали, куда им деваться.

По оценке полицейского ведомства за один год в 1860-х, среди проституток в Петербурге был 1 % дворянок. А в отчете еще не учитывались «элитные проститутки» и содержанки. Они искали помощи, вступали в женские общества для взаимопомощи, где их отправляли на работу, для которой нужно образование.

Чаще всего женщины в то время становились врачами, медсестрами и акушерками. Реже становились переводчицами и журналистками.

Так, Первый медвуз [имени Павлова], который построили за общественные деньги в 1895 году, — первое в России и в Европе учебное заведение, в котором женщины могли получить высшее медицинское образование. Туда могли поступить все девушки, окончившие 8 классов, без экзаменов.

При этом, говоря условно, политических идей в русском феминизме того времени не было. Но всё равно равноправки приближались к политике своими предложениями и влиянием, хотя долгое время не бастовали и не проводили открытых митингов.

Русский феминизм вообще не был радикальным, потому что политических прав не имели и мужчины, и феминистки не отстраивались от всего мужского. Наиболее радикальной была, наверное, только Мария Ивановна Покровская, которая как публицист конца XIX века писала о теме проституции. Она, изучая эту тему, пришла к тому, что мужчины как привилегированный класс используют женщин-проституток. Они формируют спрос, и значит, тоже виноваты. Она предлагала называть и уличенного в этом мужчину проститутом, а после подвергать ответственности. В русском феминизме это была крайняя степень антимужской мысли.

Как феминистки после 1905 года устраивали митинги и почему не праздновали 8 Марта

Первый женский политический митинг состоялся весной 1905 года в Таврическом саду после дарования мужскому населению избирательного права. Соответственно, бастовали за избирательные права и для женщин, но не только для них, но и для людей любого вероисповедания и национальности, а также за совместное обучение женщин и мужчин.

Митинг никак не разгоняли: женщины получали разрешение от правительства, всё согласовали, и им давали право выступать. Они старались работать с властью на понимание. Например, Философова в одном письме говорила о митингах: «Ваш батенька всегда позволял нам устраивать наши маленькие протесты». Конечно, небольшие нарушения там всё равно допускались, но на них власть закрывала глаза.

Слушатели лекции. Фото из личного архива Ирины Юкиной

За первым митингом последовало только открытие филиалов движения в городах поменьше. Потом были и другие протесты, также согласованные; вплоть до 1917 года феминистки писали обращения к правительству, партиям, в Госдуму.

В Петербурге чаще всего протесты проводились в Соляном городке. Можно предположить, что администрация давала разрешение митинговать только там.

Петербургские феминистки не праздновали и тем более не протестовали 8 Марта, проводя в этот день лишь «утра по женскому вопросу». Они, конечно, знали об этом дне с момента его появления, но считали его пролетарским праздником.

При этом большинство женщин, не имевших отношения к феминизму, стали отмечать этот праздник еще в 1913 году. А 8 марта 1917 году пролетарки вышли в колонну протестовать против нехватки хлеба и бедности, к ним начали присоединяться другие рабочие, в результате чего в Петрограде встали фабрики и заводы. И вскоре случилась Февральская революция.

До прихода к власти большевиков в 1917 году фактических решений по политическим правам женщин не было. Но к этому времени феминистки уже создали почву, благодаря которой в будущем одинаковые права будут введены для всех.

Фото из личного архива Ирины Юкиной

Почему феминистки уезжали из страны и как участвовали в Первой и Второй мировых войнах

После прихода к власти большевики упростили процедуру развода и легализовали аборты, но в то же время запретили независимые женские организации, учредив вместо них женотделы партийных комитетов, которые стали частью партийного аппарата.

Феминисток, выступавших за равноправие в предыдущие годы, практически сразу объявили буржуазками, действующими в интересах буржуазии. На фоне этого и других проявлений советской власти многие феминистки стали покидать страну, переезжать в Европу, другие — вести антибольшевистские кампании.

Вскоре в СССР полностью изменилось понятие феминизма, хотя движение осталось элитарным: теперь это была не интеллектуальная интеллигенция, а партийная. По факту, все требования первой волны феминизма были выполнены — и женщины всё больше этим пользовались.

Химикоаналитическая лаборатория первой женской аптеки. Фото из личного архива Ирины Юкиной

Можно сказать, что это была первая победа первой волны феминизма: в европейском мире равные избирательные права появятся лишь в 50–60-х годах.

При этом даже с внедрением общих прав патриархальная система оставалась, и людям было сложно привыкнуть к новому порядку вещей. Однако женщины всё равно могли участвовать в жизни гораздо больше.

Так, начиная с 1914 года, женщины — не только приверженцы феминизма — уходили на войну как солдаты, а некоторые из них даже становились руководителями отрядов. Во время Первой мировой войны был даже женский батальон, куда шли все: и аристократки, и крестьянки.

Позже, во время Второй мировой войны, ситуация повторилась: женщины также уходили на фронт, помогали армии или работали в тылу. Могли становиться командирами, их уважали в своих кругах и принимали в расчет.

В мирное время большинство советских феминисток состояло в женских обществах, которые, конечно, оставались, но не продвигали новые идеи: не работали над равными правами в остальных сферах. Сталинский период с культом «отца страны» закрепил патриархальные устои внутри семей.

Открытка, изданная Российской Лигой равноправия женщин. Фото из личного архива Ирины Юкиной

Как феминистские сообщества возродились в 1970-е и почему в Союзе замалчивали дореволюционный феминизм

После смерти Сталина в Москве в 1960-х годах появился Комитет советских женщин, который возглавляла [первая женщина-космонавт] Валентина Владимировна Терешкова. Там заседали лишь высокопоставленные женщины — дочери и жены чиновников. Они «боролись за мир и свободу» от лица всех женщин, но реальных действий не принимали.

В это время начинается оттепель, и все равноправческие идеи, которые в Европе стали второй волной феминизма, потихоньку, с опозданием, но просачиваются в Советский Союз. На фоне этого феминизмом начинают интересоваться и «снизу»

В 1970-х годах в Петербурге открываются первые феминистские сообщества, которые разрабатывают и постулируют новые идеи феминизма. Ее организовывали обычные женщины, которые не занимали высоких постов в партии, но были образованы.

Советский плакат. Фото из личного архива Ирины Юкиной

При этом самосознание советских женщин проявляется только при перестройке. Тогда уже большинство начинает требовать равные права в культурной и социальной сферах, заниматься гендерными исследованиями. В общем, это можно назвать началом второй волны феминизма в России.

Тем не менее в СССР не учитывали роль дореволюционных феминисток: в официальных учебниках писали, что равноправие принесла лишь партия, а о суфражистках не говорили ни слова. Всё исходило из роли партии в данном вопросе. Во многом сейчас такая практика сохраняется: говорят об английских феминистках, но не о русских.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.