«Россия — колыбель современного трансвестизма, просто мы об этом не знаем». Ольга Хорошилова — о квир-вечеринках при императоре, Джентльмене Джеке и первой в мире дрэг-балерине

Петербургский искусствовед и историк Ольга Хорошилова представила новую книгу — «Русские травести в истории, культуре и повседневности». Работа основана на архивных документах, письмах и фотографиях — и рассказывает о развитии травести-культуры в России от XVIII до первой половины XX века. Многие факты ранее нигде не публиковались.

Хорошилова рассказала «Бумаге», как Россия стала «колыбелью травести-культуры», как переодевание стало популярным в высших слоях петербургского общества и чем знаменит Никифор по прозвищу Катька Золотые спицы.

Участники инсценированной мужской свадьбы 15 января 1921 года на частной квартире по улице Симеоновской, дом 6. Фотография матроса Афанасия Шаура из архива ЦГА СПб

— Вы уже довольно давно изучаете историю травести в России. Как долго вы собирали материалы именно для этой книги — и где вы их искали?

— Пожалуй, собирала столько, сколько вообще посещаю архивы. Лет пятнадцать назад, работая над своей первой книгой о русских отрядах особого назначения Великой войны, я впервые столкнулась с документами, связанными с Морской женской командой. Позже, когда готовила книгу «Война и мода в России», целенаправленно изучила эти архивы, а также историю женских батальонов.

Я сталкивалась с документами, связанными с трансвестизмом, почти везде. И подумала, что это хорошая тема для отдельной книги. К тому же мне удалось собрать внушительную коллекцию редких русских снимков людей в одежде противоположного пола. Некоторые из них — представители ранней квир-культуры, другие — профессиональные имперсонаторы, третьи переоделись шутки ради. В книгу вошла лишь небольшая часть.

— Можете ли вы кратко обозначить хронологию развития русской травести-культуры?

— Не уверена, что смогу в паре предложений описать хронологию. К тому же трансвестизм — это сложнейшее понятие, проявляющее себя в разных сферах. Травести-персонажи есть в древнерусских былинах. Историй с переодеваниями немало в культуре допетровской России.

Я ограничилась периодом от Петра I до начала тотальных репрессий инакочувствующих в 1930-е годы. Прежде всего потому, что многие малоизвестные факты и документы, обнаруженные в архивах, относятся именно к этому времени.

Русская травести-культура многолика, и говорить об общих периодах расцвета или упадка невозможно. К примеру, в придворной культуре расцвет травести — это XVIII век. Но в костюмной женской моде заимствований из мужской одежды ощутимо больше с середины XIX века. И так далее. По этой причине книга разделена на тематические блоки. В каждом я постаралась очертить хронологию и обозначить самые яркие события.

Журналист Джимми Свон в килте на Невском проспекте (1955). Из коллекции Ольги Хорошиловой

— Насколько я понимаю, при работе над книгой вам удалось собрать довольно много информации, которая прежде нигде не публиковалась. Можете привести примеры наиболее интересных находок?

— Мне удалось установить настоящие прообразы поэмы «Похождения Пажа». Автор «Другого Петербурга» Константин Ротиков, к сожалению, напутал в датах и именах. Благодаря найденным архивам я выяснила, кем были прекрасные юноши-травести, что переодевались дамами, а один даже интриговал на балу самого Николая Павловича. Удалось установить, что генерал Бенкендорф устроил в Петербурге настоящую чистку квир-сообщества — возможно, первую в истории столичной гомосексуальной субкультуры.

Я нашла новые материалы о биографии Евгении Сулиной — возлюбленной английской писательницы Рэдклифф Холл, они совершенно неизвестны европейской публике. В книге впервые опубликованы любовные стихи княжны Веры Гедройц, а также выдержки из ее рукописной поэмы «Великий андрогин». Я очень рада, что мне удалось всё это найти и опубликовать. Отдельная большая глава посвящена путешествию по России английской дамы-травести, Анны Листер, она же — Джентльмен Джек.

В книге представлена биография первой в мировой истории дрэг-балерины — Барабанова-Икара. Есть глава, посвященная первому в русской истории профессиональному женскому имперсонатору Константину Пузинскому. Ни тот ни другой почти не известны у нас. Есть большой архивный сюжет о русских травести-артистах в лагерях военнопленных — эта тема особенно важна для понимания логики развития ранней советской гомосексуальной и травести-культуры.

Единственный персонаж, о котором я написала всего пару строк, хотя он заслуживает большего — это Николай де Райлан, удивительный человек, переводчик, разведчик, трансгендерный мужчина. Просто потому, что почти одновременно с моей книгой вышла биография де Райлана, написанная моим хорошим знакомым, коллегой, историком Кириллом Финкельштейном. Она основана на обширном архивном материале, который Кирилл обнаружил в США.

Артисты русского театра в лагере Котбус. 1916–1918 гг. Из коллекции Ольги Хорошиловой

— Какие вошедшие в книгу биографии вас больше всего зацепили?

— Книга разделена на две части. Первая, «Травести на воле» — о самых ярких и «дозволенных цензурою» проявлениях русского трансвестизма: в политике, на войне, в театре, кино, в моде. Во второй части, «Травести поневоле», я представила истории тех людей, которых сейчас мы назвали бы трансгендерными, небинарными.

Впрочем, современные термины нужно использовать по отношению к людям пушкинского времени, Прекрасной эпохи и Века джаза, предельно осторожно и деликатно. Я сочла правильным аккуратно обозначить их очень общим, артистичным, но главное, современным тем людям термином — «травести».

Жизни «травести поневоле» очень разные. Княгиня Анна Голицына — интеллектуалка и именитая виноделица, хотя даже эти ее бесспорные заслуги почти забыты. Есть материал о Матильде де Морни, дочери княжны Трубецкой. Она была очень страстным, чувственным и тонким человеком. Среди тех, кого она покорила — Сара Бернар и Колетт.

Дмитрий Шульц — артист, ученик философа Сергея Булгакова, основатель секты и трансвестит. Очень колоритный персонаж. Уверена, что «нехорошую квартиру» Булгаков списал с московской квартиры Шульца.

Любопытнейший персонаж — Никифор Дудзинский. Он был гомосексуалом, травести, ярчайшим персонажем «голубой» культуры императорского Петербурга, альфонсом — жил на иждивении одной пожилой дамы, что не мешало ему устраивать эффектные квир-вечера. Среди «своих» проходил под кличкой Катька Золотые спицы. Мне удалось найти и опубликовать его фото, и это большая удача.

Старшекурсники Императорского училища правоведения в женских и мужских цыганских нарядах. Начало 1910-х. Из коллекции Ольги Хорошиловой

— Мы с вами уже говорили о том, что Петроград был центром травести и гей-культуры в России. Что делало город ЛГБТ-столицей своего времени? Возможно, при работе над книгой вам удалось найти какие-то новые факты, подчеркивающие этот статус?

— Гомосексуальной столицей Петербург стал как раз благодаря своей столичности. Показательный пример — история, шутливо описанная в «Похождениях Пажа». Представлены crème de crème петербургского общества: Крейц, Нарышкин, Потапов, Салтыков, Рахманов и другие. Все они были из хороших семейств, некоторые служили в гвардии, — но вели себя очень свободно, на балы являлись дамами. Один даже в таком обличии интриговал императора.

Эти люди были замешаны в одну очень некрасивую историю с сутенерами и несмышлеными подростками. Некоторых полиция позже отправила «на перевоспитание» — в мужские монастыри. Перевоспитали? Ничуть: любезники и там нашли себе занятие по душе. Всё это звучит как анекдот, но такова была реальность. И я абсолютно уверена, что подобные истории с пажами и переодеваниями слышал Пушкин и, возможно, они подсказали ему сюжет шутливой поэмы «Домик в Коломне».

— В каких регионах России и когда травести-культура имела наибольший размах?

— Думаю, что в Петербурге, по уже объясненным причинам. Хотя в конце XX века были и другие центры гомосексуальной субкультуры — Москва, Одесса, Киев. Инакочувствующие жили повсюду.

— Вы говорите, что Россия была «колыбелью травести-культуры». Что это значит? И что вас привело к такому выводу?

— Кто самая известная дама-офицер XIX века? Дурова. Где впервые возникло военное женское формирование? В России, еще в XVIII веке. Где впервые в мировой истории дамы получили официальное разрешение носить брюки? В России. Кто первым отважился танцевать женские балетные партии? Русский артист Икар. Кто из мужчин впервые в истории сыграл Жанну Д’Арк? Русский артист Борис Глаголин. Таких примеров масса. Россия — конечно же, колыбель современного трансвестизма. Просто мы об этом не знаем, и мир об этом не знает. И это обидно вдвойне.

Многим в России известно, кто такие Фанни и Стелла, кто такой Дэн Лино. О Константине Пузинском, Николае де Райлане, Николае Барабанове, отважных барышнях из Морской женской команды почти никто не знает. В этой книге я хотела рассказать российской публике о русских. У нас были талантливые травести. Нам есть кем гордиться.

Русский танец, исполняемый военнопленными. Лагерь Мюнстер II. 1916 г. Из коллекции Ольги Хорошиловой

— Для кого написана книга «Русские травести»? Вы стремились ввести в научный оборот новые документы, дать почву для новых исследований — или эта работа рассчитана скорее на массового читателя?

— Это книга для самого широкого круга читателей. Поэтому многие аспекты, в том числе сугубо научные, гендерные и терминологические, оставлены за рамками. Книга, конечно, не претендует на всеобъемлющий характер. Она — лишь постановка проблемы, попытка обозначить важнейшие события, назвать важнейшие имена. Думаю, описание всей истории русского трансвестизма от былинных корней до современных проектов — дело многих лет и многих исследователей.

— Почему вы остановились на термине «травести», а не аналогах вроде «кроссдрессинга»?

— Кроссдрессинг — замечательное слово, удобное, общее, популярное. И современное. Как раз в этом его недостаток. Я прекрасно представляю травести-императрицу Елизавету, «веселящуюся в маскараде», но совсем не представляю кроссдрессерку Елизавету, генерирующую активности на танцполе.

В книге я старалась использовать термины, современные эпохам, о которых идет речь. Травести — с ударением на последний слог — наиболее подходящий. Этот термин связан не только с театром, искусством и костюмом. Он был популярен среди сексологов XIX века, в том числе русских. Трансмужчин, например, они именовали «трансвеститками» — термин тогда считался научным. Свой труд, посвященный сложному феномену переодевания в культуре, именитый сексолог Магнус Хиршфельд назвал Die Transvestiten. Он вышел впервые в 1910 году. Моя книга «Русские травести» названа так с уважительным реверансом в его сторону и в сторону его эпохи.

Плакальщица в платье и парике в окружении кадет Морского корпуса. Снимок сделан во время инсценировки «Похорон Альманаха». 1900 г. Из архива Н.Г. Филатова (Париж)

— «Русские травести» — последняя для вас работа о травести в России или вы видите потенциал для дальнейших исследований и можно ждать новые работы?

— Эта книга — лишь начало. Летом выйдет следующая, посвященная одной из героинь «Русских травести» — Анне Листер, она же Джентльмен Джек. Около года я расшифровывала и переводила ее кодированные дневники, описывающие путешествие по России. Материал ценнейший. Но пришлось, конечно, поломать голову над скорописью и шифрами. Уверена, что книга будет интересна всем: историкам, культурологам, квир-специалистам и тем, кто просто любит путешествовать.

Сейчас я работаю над следующими проектами. Есть пара квир-историй, которые необходимо рассказать. Одна, абсолютно реальная, произошедшая в советское время, заслуживает голливудского фильма. Историй, к счастью, еще очень много.


Ранее Ольга Хорошилова рассказала, как Петроград стал гей-столицей СССР, какие татуировки набивали петроградцы в 1920-е годы и как в Петрограде 1917-го появилась первая морская команда, где матросами были только женщины.

В 2015 году фотограф Олег Пономарев сделал серию работ, посвященную закулисной жизни петербургских травести, — «Бумага» публиковала ее фрагмент. Артисты петербургских гей-клубов также рассказывали «Бумаге», с чего началась их карьера, как они ведут себя в обычной жизни и почему эта работа — тяжелый труд.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Пожар в «Невской мануфактуре»
Музей «Невская застава» попросил петербуржцев делиться связанными с «Невской мануфактурой» предметами, чтобы сохранить память об историческом здании
В пожаре на «Невской мануфактуре» пострадал кошачий приют. Волонтеры и сотрудники МЧС успели спасти почти всех животных
«Он всегда хотел спасать людей». Родные пожарного, погибшего при тушении «Невской мануфактуры», рассказали о нем и грядущих похоронах
Что осталось от «Невской мануфактуры». Одно фото с последствиями разрушительного пожара
«РИА Новости»: возможная причина пожара на «Невской мануфактуре» — поджог
Утрата памятников архитектуры
Заброшенную усадьбу Елисеевых под Гатчиной выставили на продажу. Ранее здание хотели изъять у собственника из-за ненадлежащего содержания
Житель дома на Петроградской — о том, как изменить проект капремонта фасада и отговорить чиновников заменять исторические окна с витражами
В доме-памятнике на канале Грибоедова поменяли деревянные окна на пластиковые. Активисты обратились в КГИОП
В Токсове прошла акция в защиту местного вокзала. Жители опасаются, что уникальный объект снесут
Фонд «Внимание» провел первую волонтерскую акцию в Петербурге. Добровольцы начали очищать печь в доходном доме Шведерского
Вакцинация от коронавируса
В Петербург пришла новая партия вакцины от коронавируса: почти 20 тысяч доз «Спутника V». Запасы города увеличились до 195 тысяч прививок
В Петербурге цикл вакцинации от коронавируса закончило 4,5 % реального населения
«ЭпиВакКорона» доступна в 41 пункте вакцинации в Петербурге. Смольный опубликовал список
В Петербург поступила вторая российская вакцина от COVID-19. Где можно будет привиться «ЭпиВакКороной», в чем ее отличие от «Спутника V» и почему эффективность препарата вызывает вопросы
В Петербург пришла первая партия вакцины от коронавируса «ЭпиВакКорона». До этого в городе прививали только «Спутником V»
Подкасты «Бумаги»
«Я не просто хочу жить в стране, уважающей права человека. Я могу что-то для этого сделать». Молодые политики — о выборах, карьере и давлении властей
«Люди важны сами по себе, а красота — по ситуации». Бодипозитивные активистки, модель с ожогами и художник — о внешности и принятии своего тела
«Партнерство — это свобода выбора». Чайлдфри, синглы и многодетные родители рассуждают о семье, отношениях и стереотипах о браке
«Разучиться летать в космос — это реально». Говорим про будущее лунных миссий, ракеты и космический мусор
«Моя семья пережила одну из самых страшных катастроф XX века». Сотрудники «Бумаги» рассказывают истории родственников, прошедших блокаду
Коллеги «Бумаги»
В Петербурге начинается посмертный суд над погибшим в СИЗО бизнесменом Валерием Пшеничным
Как «Спутник V» помогает российской власти выигрывать у Запада мировоззренческий спор
Чьи агенты? Документальный фильм «7х7»
Где провести выходные
Где прогуляться в Петербурге в теплый солнечный день? Десять идей — от набережных с видом на залив до уютных садиков и дворов
Создатели «Дня Тома Сойера» организуют масленичные гуляния на улице Кораблестроителей. У горки, которую ранее привели в порядок
Экскурсовод запустил аудиогид по Петербургу с историями горожан. Там уже есть маршрут по окрестностям Новой Голландии
В Ленобласти разработали водный туристический маршрут, связанный с Петром Первым
Лампово — заповедник Русского Севера под Петербургом. Как живет деревня староверов, где сохранились 150-летние деревянные избы

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.