«Сегодня купил лом и колол лед у дома сам». Участники пикета у администрации Петроградского района — о недовольстве уборкой снега и сугробах с человеческий рост

Днем 4 февраля жители Петроградской стороны вышли на одиночные пикеты из-за плохой уборки снега. В акции приняли участие семь петербуржцев. Они пожаловались, что не видят на улицах снегоуборочной техники, их друзья ломают ноги на остановках, а им самим приходится чистить снег.

«Бумага» поговорила с жителями района о том, почему они боятся гулять по городу зимой, как сами убирают наледь с улиц и почему недовольны работой администрации.

Софья Лурье

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

— Я живу на Петроградской. И то, что происходит последние несколько недель, не поддается никакому человеческому осмыслению. Я понимаю, что у нас, видимо, мало техники, мало людей, но создается впечатление, что улицы не чистят вообще.

Осознание, что мне нужно выйти на пикет, появилось из-за того, что на Петроградской это происходит каждый год. Если в центре худо-бедно убирают, в нашем районе так всегда, и это сопровождается трагическими случаями.

Моя бабушка погибла в 2011 году, когда шла по проезжей части на улице Ленина. Идти по тротуару было невозможно — был гололед, и всё завалило снегом. Снегоуборочная машина, которая сдавала назад, сбила ее. Вспоминаю Милану Каштанову, на которую сбросили снег (студентка из Эстонии получила травму головы, когда на нее упала наледь с крыши, и теперь не может ходить — прим. «Бумаги»). Я просто боюсь, что такой коллапс может опять привести к трагедии. Мне бы очень не хотелось, чтобы такое случилось со мной, моими близкими, да и вообще с кем-либо.

Мы живем в XXI веке, у нас летом проходил чемпионат мира по футболу. Казалось, что у нас такой прекрасный европейский город, что мы умеем принимать гостей. Думаю, если бы сейчас все те же люди приехали, они бы просто не поверили своим глазам.

Просто уже нет сил. У меня маленький ребенок, я могу либо в коляске его везти, либо в переноске. С переноской я уже один раз упала и чуть не расшибла ему голову. На машине ездить тоже невозможно, потому что она вязнет, ее негде припарковать, я опаздываю в садик за вторым ребенком, потому что как-то пытаюсь ее поставить. В безвыходном положении я и все окружающие. Я перевожу людей через дорогу, помогаю встать. Машины куда-то едут, где-то вывозят снег, но вот в эти узкие улицы на Петроградской они не заглядывают. Кажется, что они даже не знают об их существовании.

Мария Гагарина

— Я живу на углу Попова и Каменноостровского, мой ребенок ходит в школу на Петроградской стороне. Я обычно не хожу [на одиночные пикеты], но недавно увидела, как молодая мама пробиралась через ледовые буераки в районе Института мозга, пытаясь перейти дорогу с коляской. Без слез не взглянешь. Такое ощущение, что никому до этого нет дела.

У меня на крыше огромная снежная куча. Я спрашиваю у домоуправа: «Кто убирать будет?» Она говорит, что снег с нашей крыши можно убрать только с помощью альпинистов, а на альпинистов у нас денег нет, но будем надеяться, что снег с крыши упадет ночью. Упадет ночью! А где гарантия, что он упадет ночью?

Так невозможно жить, надо же как-то убирать, надо что-то делать. Я была вчера в центре на Площади Труда и Исаакиевской площади, там ездят машины, всё чистят. А рядом улица Декабристов — и я уже с трудом проехала. На Петроградке очень узкие улицы и тротуары, навернуться — ерунда.

Мария Эйтингина

— На Гатчинской улице моя подруга три дня назад сломала ногу. У нее перелом со смещением. Она просто стояла на остановке и поскользнулась, даже не шла никуда. А она мать-одиночка, у нее дочка — школьница.

До этого я никогда не выходила на одиночные пикеты, но мне кажется, что это может что-то изменить. Важно выйти и сказать, что думаешь. Я решила прийти сюда, потому что мало кто сможет выйти в рабочий день, а у меня есть время.

За эту зиму я видела один раз машину для уборки снега. В нашем дворе дворники, конечно, убирают, но сил явно не хватает. По улицам тяжело ходить. Я вижу, что перед магазинами сами владельцы разгребают снег у крылечка, но это метр тротуара. Рядом с администрацией можно ходить, можно припарковаться, но больше нигде нельзя.

Я заметила, что в некоторых местах нельзя ставить машины в определенные часы. Предполагается, что это время для уборки улиц, но я ни разу не видела, чтобы там убирали.

В прошлом и позапрошлом году было более прилично, но было меньше снега.

Глеб Ницман

— На пикет я вышел потому, что вижу полное отсутствие уборки близлежащих улиц. Ни пройти ни проехать. Я сегодня купил лом и колол лед у дома сам, потому что невозможно было выехать на машине со двора. У меня на это ушло полчаса.

Думаю, если бы власти хотели, то даже в такой снегопад можно было бы привести дворы в более или менее человеческий вид. Но после последнего снегопада стало вообще невозможно ходить. Старый снег еще не убрали, выпал новый, который тоже не убирается. Дворник за всю зиму чистил наш двор раз или два. Неделю назад он пришел и посыпал песком траншейку, на этом всё.

В нашем доме еще находится центр для детей с инвалидностью, где детям делают массаж. На крыше висят такие сосульки, что смотреть на то, как туда приходят мамы с детьми, просто страшно.

Когда чистят снег с крыши, его скидывают во двор, и теперь там лежат сугробы с человеческий рост. В 2010–2011 годах в Петроградском районе тоже убирали плохо, тогда были снежные годы. Снег сбрасывали с крыши, сразу не убирали, всё замерзало, появлялись буераки, на которых люди ломали ноги. Сейчас происходит то же самое.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.