Режиссер Виталий Манский — о новой программе «Артдокфеста», документальном фильме «Свидетели Путина» и том, почему половину картин фестиваль не покажет в России

В Петербурге в пятый раз пройдет фестиваль документального кино «Артдокфест». На нем покажут 32 картины, отобранные из основной программы. Фестиваль начнется 6 декабря.

Президент «Артдокфеста» режиссер Виталий Манский рассказал «Бумаге», почему в российских кинотеатрах представят только половину фильмов программы, а остальные показы пройдут на онлайн-площадках, что стало с кинофестивалями после закона о прокатных удостоверениях и как в мире отреагировали на новый фильм режиссера о Путине.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

— За последний год сильно изменилось законодательство, регулирующее деятельность кинофестивалей: например, теперь они не могут показывать зарубежные фильмы без прокатных удостоверений, если не находятся в перечне Минкульта. Как это сказалось на «Артдокфесте»?

— Да, действительно, появление закона «О господдержке кинематографии» (в июле 2018 года — прим. «Бумаги»), который почему-то сразу окрестили «антифестивальным законом», внесло большую неопределенность в подготовку фестиваля. Там был заявлен целый ряд нововведений, которые должны были вступить в силу 1 ноября — как раз когда мы объявляем свои программы.

Совершенно очевидно, что государство приняло решение взять под контроль последнее пространство, которое было если не окном, то какой-то щелью, через которую к российской аудитории в виде документального кино проникали актуальные, независимые точки зрения на процессы, происходящие в России и мире.

Желая, по сути, взять под контроль независимые институции, наши законодатели усложнили существование вполне для себя безобидных или даже государственных организаций. Тех, которые проводят, допустим, недели венесуэльского кино или какие-то образовательные программы. Поэтому закон стали корректировать, а корректировка выпала как раз на момент, когда мы должны были запускать фестиваль (в ноябре этого года приняли смягчающие поправки к закону: в частности, теперь, чтобы показывать фильм без прокатного удостоверения, кинофестивалю не обязательно иметь жюри и конкурсную программу, а количество возможных показов увеличили с 2 до 5 — прим. «Бумаги»).

Но главное, что было, есть и будет в этом законе, — это введение лицензии фестивальной деятельности.

— Вы имеете в виду реестр, в который должны быть внесены кинофестивали?

— В реестр фестиваль можно занести или не занести — то есть принять решение о его допуске или недопуске к деятельности на территории Российской Федерации (по новому закону, Минкульт должен ежегодно утверждать перечень проводимых на территории России международных кинофестивалей — прим. «Бумаги»). Юридически это, может быть, не чистая лицензия, но фактически ты сдаешь всё, необходимое для ее получения: уставные документы, источники финансирования, перечни всех программ, [состав] жюри, аннотации фильмов. Более того, если, к примеру, кафе получает лицензию на продажу алкоголя или пончиков, то она либо бессрочная, либо на какое-то [длительное время]. Здесь же прямо прописано, что эта лицензия ежегодная.

Мы, «Артдокфест», уже сейчас продумываем фестиваль 2021 года. У нас есть отношения с определенными партнерами, мы уже сейчас отслеживаем фильмы, которые в 2021 году будут в конкурсной программе.

Государство хочет взять на короткий поводок все фестивали — особенно не управляемые им, коих совсем мало, — чтобы сделать их практически недееспособными. И, конечно, я вынужден признать эффективность этого разрушительного действия. В Риге, где мы показали 21 фильм без каких-либо компромиссов и потерь, — это была идеальная конкурсная программа высочайшего уровня. А что из себя представляет «Артдокфест» 2018 года в России? Здесь мы вынуждены ставить только фильмы, имеющие прокатные удостоверения. Питерский зритель этого не почувствует, потому что в Петербурге мы всегда показывали дайджест, то есть выбранную программу. Но в Москве из 129 фильмов, включенных в официальную программу «Артдокфеста», мы сможем показать на данный момент только 52 фильма. Но авторы сейчас судорожно пробивают прокатные удостоверения. Может быть, до 6 декабря еще пять-шесть фильмов их получат.

— Получить прокатное удостоверение — это сложная процедура?

— Для многих она просто невозможная. Это сложно и затратно. Я слабо себе представляю, как может получить прокатное удостоверение независимый автор, живущий в Хабаровске, даже если он оформлен как ИП. Надо приехать на месяц в Москву, стоять в очереди в [Российский государственный] архив, чтобы сдать туда фильм. Не говоря уже о том, что если у тебя нет юрлица, ты не можешь получить прокатное удостоверение. Но фильм можно снять просто на мобильный телефон — и всё: фильм есть, а ты никто для государства, потому что у тебя нет юрлица. Потом — зарубежные фильмы. Чтобы получить прокатное удостоверение, нужно сдать фильм в государственный архив России. Зарубежные студии не хотят этого делать. [В законе] много неотрегулированных проблем.

Но мы, конечно, не бросаем зрителя и вынуждены искать иные формы доведения [фильмов] до российской аудитории. Еще в прошлом году мы запустили онлайн-синематику (artdoc.media — прим. «Бумаги») — это важнейший проект «Артдокфеста», где хранится уже три тысячи наименований фильмов. Там есть специальные онлайн-залы, где в дни фестиваля будут демонстрироваться еще 23 картины. Кроме того, часть конкурсных фильмов будет показана в эфире канала «Настоящее время» — партнера «Артдокфеста».

Кстати, там будут показаны фильмы, режиссеры которых отказались участвовать в каких-либо акциях на территории России — это их гражданская позиция. Речь идет об украинских картинах: это и «Домашние игры» Алисы Коваленко, и «Дельта» Александра Течинского. Это очень важные и успешные фильмы, которые получают призы во всем мире. И они совсем не связаны с политикой — с Майданом или Донбассом.

— В «Артдокфесте» участвует достаточно большое количество картин, созданных в соавторстве с другими странами, например Францией или США. В этом случае они попадают под те ограничения, которые накладывает на вас закон?

— В этом году в различных программах у нас участвует 18 стран. Но я подчеркну: 6 декабря открывается «Артдокфест», а министерство культуры Российской Федерации до сих пор не опубликовало никакой документации о правоприменительной практике новых законов. То есть что ни сделай «Артдокфест», он поступит противозаконно.

Мы забомбили министерство культуры запросами с требованиями разъяснить эти законы. Мы писали: «Вы на нас подаете бесчисленные заявления в суд. Чудесным образом постоянно выигрываете все суды. Мы вам платим огромные штрафы. Пожалуйста, разъясните нам, как действовать, чтобы вы на нас не подавали в суд» (в апреле организаторов «Артдокфеста» оштрафовали на 100 тысяч рублей за показы фильма «Полет пули» о войне на Донбассе без прокатного удостоверения. На тот момент зарубежному фильму по закону не требовалось прокатное удостоверение для показа на международном кинофестивале — прим. «Бумаги»). Никаких ответов мы не получили. Поэтому мы приняли решение пойти на жертвы и показать только те фильмы, которые получили прокатные удостоверения. Если они найдут повод и после этих показов подать на нас в суд — тогда я сильно расширю свои представления о добре и зле.

— Из-за чего на вас подают в суд?

— В основном — из-за отсутствия прокатных удостоверений. Но мы тоже не идиоты: мы не показываем фильмы [без удостоверений], невзирая на закон. Мы доказываем, что эти картины мы показывали законно. Но суды всё равно выписывают нам штрафы, а мы их покрываем. Поэтому мы вынуждены сокращать количество гостей, [снижать] уровень гостиниц для них, сокращать питание волонтерам.

— Каким темам уделяли больше внимания режиссеры, чьи картины покажут на «Артдокфесте» в этом году?

— Наблюдается такая тенденция: российские авторы сознательно или подсознательно уходят от самых острых, токсичных тем и больше переходят в пространство либо поэтического кино (что делают великолепно), либо каких-то локальных историй, близких им людей. За нерв теперь отвечают картины, сделанные зарубежными авторами.

Чтобы прочувствовать градус «Артдокфеста», нужно прийти на фильм открытия — в этом году это будет французский фильм «Сын» нашего бывшего соотечественника Саши Абатурова (картина рассказывает о родителях молодого человека, смертельно раненного во время операции спецназа внутренних войск в Дагестане — прим. «Бумаги»).

Мы свободная площадка, площадка разных точек зрения — это гордость «Артдокфеста». Среди картин, которые будут показаны в Питере, есть и фильм о богатых, довольных жизнью счастливых людях, которые могут себе позволить кругосветное путешествие на собственных вертолетах. Это фильм «Вертолеты» Дмитрия Кубасова.

Посмотрите фильм «Робин Чикас» молодого дебютанта [Дениса Слепова] — парня, отправившегося вместе с двумя русскими волонтершами в Латинскую Америку строить больницу для нищих. Посмотрите картину «Книга моря» Алексея Вахрушева — выдающееся поэтическое произведение об умирающем народе Севера, из которого [происходит] сам режиссер.

— Фильм, который не покажут в российских кинотеатрах во время фестиваля, — ваша картина «Свидетели Путина», основанная на документальной съемке 1999–2000 годов. Почему фильм вышел только сейчас, в 2018-м?

— Честно говоря, я задумался об этом фильме еще в 2012 году, после оскорбительного по форме и по сути возвращения Путина в президентский кабинет. Я был просто обязан сделать этот фильм — 2014 год и начало событий в Украине не оставили мне выбора. Но, естественно, у меня были свои планы и обязательства: я снимал картину [«В лучах солнца»] в Северной Корее, потом [фильм «Родные»] в Украине, а сейчас дошла очередь до этого фильма. Мне безумно жаль, что я не могу показать его в кинотеатре (показы фильма пройдут 12 декабря в онлайн-синематеке artdoc.media, стоимость билетов 190 рублей — прим. «Бумаги»).

Сейчас я совершаю с этой картиной какое-то бесконечное кругосветное путешествие — со дня ее премьеры я лично был с ней в 20–30 странах. Она беспрерывно показывается на всех главных фестивалях мира с абсолютными аншлагами, а в нескольких странах идет в прокате.

12 декабря закрывается фестиваль [«Артдокфест»], а 13-го я сажусь на самолет и лечу с этой картиной в Тегеран. В Иран! В страну, которая находится под санкциями и стала мировым изгоем, где женщины не могут без паранджи выходить на улицу. Там люди смогут посмотреть «Свидетелей Путина», а в России — свободной, демократической, живущей по конституции стране — мы не можем посмотреть этот фильм даже в зале на 50 человек.

То, что этот фильм так востребован западной аудиторией, для меня стало неожиданностью. Я помню премьеру картины в Карловых Варах: огромный фестиваль, на котором показывают лучшие фильмы мира, — и вдруг на «Свидетелей Путина» какие-то бешеные очереди, люди не могут попасть в зал.

— Почему, на ваш взгляд, к этому фильму возник такой интерес?

— Не знаю, но он есть. И это еще раз говорит о том, что хотя бы поэтому его важно показать у нас в стране.

«Артдокфест» пройдет в Петербурге с 6 по 12 декабря в кинотеатре «Англетер». Посмотреть программу и купить билеты можно на сайте

«Бумага» — информационный партнер «Артдокфеста»

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.