18 декабря 2017

Как петербургский парк «Россия — моя история» будет воспитывать патриотизм и что руководство думает о претензиях историков? Рассказывает замдиректора парка

В декабре в Петербурге открылся исторический парк «Россия — моя история», построенный в том числе при поддержке Смольного и отделений РПЦ. Члены Вольного исторического общества уже раскритиковали парк за небрежное отношение к цитатам политиков и исторических деятелей, «красноречивые лакуны и недомолвки» и произвольный подход к выбору фактов. Так, историки утверждают, что в экспозиции вовсе не отражено завоевание Казанского ханства и взятие Казани, очень много говорится о борьбе с «ересью жидовствующих», но мало — о разногласиях внутри самой Церкви.

«Бумага» узнала у замдиректора парка Елены Морозовой, как в парке реагируют на критику, будут ли учить школьников патриотизму и какую роль в проекте играет религия.

Елена Морозова

Заместительница гендиректора парка по экспозиционно-выставочной работе

— В чем миссия парка «Россия — моя история» в Петербурге?

— Наверное, я разделю мнение коллег: все наши парки по всей России — это настоящий подарок россиянам (всего в России 16 парков «Россия — моя история» — прим. «Бумаги»). Что касается именно парка в Петербурге, то это еще и многофункциональное музейно-выставочное пространство, в котором экспозиции погружают посетителей в историю нашей страны со всеми ее взлетами и падениями.

Было очень приятно, когда молодые люди, выходя с выставки, говорили: «Наконец-то мы нашли ответы на ЕГЭ!». Значит, мы многого стоим, если помогаем им в очень сложном первом серьезном испытании.

Мы начинаем сотрудничать с петербургскими гимназиями и школами. Учителя истории подготовят для школьников контрольные вопросы по своему предмету, а ответы нужно будет искать у нас. Это будет внеурочное подспорье для образования молодых людей. Мы не образовательное учреждение, но участвовать в этом будем с полной ответственностью.

Фото предоставлено пресс-службой парка «Россия — моя история»

Обобщая, самая главная наша задача — историко-патриотическая работа. Мы никого не воспитываем, а посредством очень понятных молодым людям технологий даем возможность по-другому взглянуть на свою историю. Мы как живой учебник истории, рассказывающий о событиях, которые проходили и проходят в нашей стране, не утаивая ничего и не делая никаких выводов.

— Музейно-выставочный комплекс будет помогать воспитывать патриотизм?

— Развивать в людях патриотизм — одна из основных задач. И мы будем горды, если парк внесет свой вклад в дело патриотического воспитания подрастающего поколения. Мы стараемся в наших экскурсиях и интерактивных программах вовлечь гостей в диалог, в живую беседу. Стараемся расположить посетителей, особенно юных, к размышлению об историческом пути нашего государства, о влиянии внешних и внутренних обстоятельств на судьбу государства.

Сейчас мы начинаем готовить тематические программы, где в диалоге с гостями будем рассуждать на абсолютно разные темы, в том числе на тяжелые, острые, злободневные. Это делается, чтобы проанализировать факты и прийти к выводу, что наша страна, несмотря ни на что, всегда поднималась и всегда шла своим путем.

Фото предоставлено пресс-службой парка «Россия — моя история»

— Члены Вольного исторического общества назвали выставку примером «чудовищного исторического непрофессионализма». Они говорили об «обелении» Ивана Грозного, искажении образов декабристов. Как вы на это отреагировали? (Члены Вольного исторического общества обратились к министру образования и науки России Ольге Васильевой с просьбой провести публичную экспертизу выставок — прим. «Бумаги»).

— Их замечания некорректны. Представители Вольного исторического общества либо невнимательно изучали экспозицию, либо не были на ней вовсе. Им нужно быть более внимательными к деталям и подходить к нашему проекту не с точки зрения раздражения, а с точки зрения рекомендации. Они, наверное, не детально прочли нашу выставку, которая отражает, на самом деле, очень многое.

В этой дискуссии нас поддержало даже Минобрнауки, куда и обращались члены общества. Сейчас министерство намерено использовать наши экспозиции в учебной программе.

Говоря об Иване Грозном, стоит отметить, что у нас в экспозиции есть целый стенд, посвященный ужасам опричнины. В нем отдельные статьи и о Малюте Скуратове, и о карательном Новгородском походе, и об убийстве святителя Филиппа и преподобномученика Корнилия. Там даются разные взгляды на деятельность Грозного.

Историки из общества говорят, что мы берем на вооружение «совершенно фантастическую и абсолютно маргинальную концепцию информационной войны со стороны злонамеренных иноземцев» и «обеляем» этим образ государя. Но информационная война действительно имела место: об этом говорится и в книге докторов исторических наук Зимина А. А. и Хорошкевич А. Л. «Россия времени Ивана Грозного», и в немецкой диссертации «Иван Грозный в зеркале иностранных печатных изданий его времени. К истории западного образа России». Все они подтверждают, что царя изображали как чудовище.

По поводу того, что декабристы якобы у нас изображены как сотрудничавшие с иностранными разведками, — это уже смехотворно. У нас даже упоминания об иностранных разведках в экспозиции нет и не было.

При этом хочется отметить, что содержание исторических парков вполне соответствует историко-культурному стандарту. Наши достоинства отмечали и директор Института российской истории РАН Юрий Петров, и исполняющий обязанности ректора РГГУ Александр Безбородов, и ректор Московского педагогического государственного университета Алексей Лубков.

Вообще, Вольному обществу мы даже подготовили ответы на абсолютно все их обвинения. У нас всё в порядке, в том числе и с большинством цитат. Мы учим извлекать уроки из истории, это серьезный проект.

— Как вы вообще реагируете на критику?

— Всегда, конечно, хочется говорить о хорошем. Но мы готовы к диалогу. Критику мы воспринимаем нормально, ведь этот парк составляли сотни очень умных людей: и академики РАН, и педагоги, и культурологи, и историки, и петербурговеды. Все они имеют заслуги в своих областях.

Конечно, из-за того, что контент подбирали люди, могут быть какие-то ошибки или недоработки. Это возможно. Но если вы находите эту ошибку, то давайте вступим в диалог и обязательно ее устраним.

— А ошибки уже находили?

— Совсем небольшие. Единственная действительная ошибка, которую подметили члены Вольного исторического общества, — это цитата Маргарет Тэтчер, которую мы изложили неточно. Когда ее обнаружили, она моментально была устранена абсолютно во всех парках в России.

В основном ошибки возникают в орфографии: где-то точка не там поставлена, где-то запятая. Был случай с еще одной неточной цитатой. Мы всё это стараемся устранять после каждого обращения. Ведь это, еще раз повторяю, работа людей.

Фото предоставлено пресс-службой парка «Россия — моя история»

— Парк строился при поддержке Патриаршего совета по культуре и Фонда гуманитарных проектов (известные источники финансирования музейно-выставочного центра — прим. «Бумаги»). Какую роль они играли в выстраивании экспозиции выставки?

— Они помогали при строительстве, ведении хозяйства, подборе специалистов. Патриарший совет вообще выступил инициатором проекта: они вокруг себя собрали больших ученых, патриотов и идеологов, которые помогли в общем порыве создать наш парк.

— То есть Русская православная церковь играла важную роль в подборе контента?

— Я бы не назвала это сильной ролью. В парке всего лишь рассматривается ход [развития] нашего государства. Мы просто говорим, что одним из главных лозунгов народа был: «За веру, царя и Отечество!». Это было всегда.

Во всем этом нужно понимать, что никто никогда не мог оспорить того факта, что принятие христианства Владимиром дало мощнейший толчок для сплочения нашего народа и развития государства. Это прекрасно понимает Патриарший совет, в котором на благо нашей страны и душ трудятся очень мощные люди.

При этом в Петербурге рассматривается не только играющая великую роль в соборовании нашего народа православная вера, но и другие конфессии. В нашей стране же всегда рука об руку жили и трудились народы разных конфессий и культур. Нельзя огульно говорить, что мы здесь что-то продвигаем. В Петербурге религия играет важную роль, нельзя о ней не говорить: даже Дюма однажды предлагал переименовать Невский проспект в проспект Веротерпимости.

— Вы согласны с тем, что даже в таком большом комплексе невозможно уместить все факты, их разные интерпретации?

— Да, конечно. Рассуждать должен зритель. Наша задача — это еще и вызвать у людей любопытство, ведь история — очень большая книга, которой нужно увлечься и которую нужно очень внимательно читать. Молодые люди придут к нам, а впоследствии уже будут сами рассуждать об этом с историками.

Фото предоставлено пресс-службой парка «Россия — моя история».

— Как в дальнейшем будет развиваться парк?

— В будущем мы планируем развить в парке цикл встреч с историками, организовать клуб любителей истории России, будем делать факультативы на нашей базе для школьников, программы для переподготовки преподавателей школ.

У нас каждые полгода будет обновляться контент с учетом тех или иных интересных фактов. Это будет постоянный процесс. Мы надеемся, что будем работать еще долгие-долгие годы: что-то добавлять, что-то расширять, находить что-то новое. Потому что почему бы и нет.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
Восемь уличных экскурсий по Петербургу. От прогулки с бездомным до поездки на самокате
Как в Петрограде 1917-го появилась первая морская команда, где матросами были только женщины
The Guardian: в поисках советских следов в Петербурге
Конфликт на Петровской косе
«Мы все связаны братством». Четыре петербуржца рассказывают, как влюбились в парусный спорт и почему город не должен лишиться яхт-клуба на Петровской косе
Что известно о будущем Речного яхт-клуба и Петровской косы. Яхтсменов выселили в разгар сезона, им негде швартоваться
«Нет консенсуса, нет договоренностей, нет развития». Что будет с речным яхт-клубом и что сейчас происходит на Петровской косе
Глава Ленинградской федерации профсоюзов подтвердил выселение речного яхт-клуба с Петровской косы. Там срезают понтоны, суда вынесут на сушу
Приставы пришли в яхт-клуб на Петровской косе и срезали трапы, ведущие к судам
Поддержка независимых театров
Сколько на самом деле стоит один поход на спектакль? Режиссер Семен Александровский рассуждает, почему бюджету выгодны частные театры
Более 20 независимых театров Петербурга не получили господдержку после пандемии: некоторым грозит закрытие. Десятки миллионов достались патриотическим фестивалям
Независимым театрам Петербурга обещают выделить субсидии в конце августа, заявила член комиссии
Независимые театры пожаловались, что остались без субсидий во время пандемии. Смольный запустил второй этап конкурса на финансирование
Коллеги «Бумаги»
Как ростовские наркополицейские бежали в Украину и задумались о карьере правозащитников
Как приговор по делу Юрия Дмитриева изменит Россию и нас
История отца Сергия, захватившего монастырь
Смягчение режима самоизоляции
Беглов поручил усилить контроль за соблюдением масочного режима в Петербурге
Вход в парк аттракционов «Диво Остров» стал платным после снятия ограничений
В Петербурге 8 августа возобновляется работа парков аттракционов, на улице можно будет проводить культурные и спортивные мероприятия
Петербуржцы жалуются, что пассажиров перестали пускать в метро без масок. В метрополитене говорят, что так было и раньше
В комплексах «МЕГА» и большинстве торговых центров Ленобласти разрешили открыть фудкорты
Закон о «наливайках»
Беглов посетил петербургский бар Spontan, попадающий под закон о «наливайках». Губернатор выпил там соку и пригласил владельца на встречу в Смольном
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках
Беглов призвал до 2021 года изменить закон о «наливайках» в интересах предпринимателей и жителей. Вот как он объяснил подписание «непроработанного» законопроекта
«Принятие закона о „наливайках“ — поспешность отдельных депутатов». Александр Беглов заявил, что в закон внесут изменения
В Петербурге прошло первое заседание рабочей группы по закону о «наливайках». На нем предложили создать особые правила для баров в исторических домах
Снос хрущевок в Петербурге
Какие хрущевки готовятся снести в Петербурге, куда переселяют жильцов и почему проект реновации затянулся на 10 лет?
Как в Сосновой Поляне сносят первую хрущевку по программе реновации. Демонтаж продлится несколько дней
В Петербурге возобновляется программа реновации — первыми сносят дома в Красносельском районе. Что об этом известно
В Петербурге начали сносить первую расселенную хрущевку по программе реновации
Жители попавших под реновацию кварталов смогут переехать в другие районы
Лето в Петербурге
Онежское озеро, ботанический сад на склонах вулкана и мраморные скалы. Всё это — в Республике Карелия
Как устроено летнее пространство К-30 на Васильевском острове. Там есть выход к воде, уличное кафе и магазин растений, а по выходным проводят вечеринки
В Петербурге похолодало до +14 градусов — возможны небольшие дожди. Такую погоду ожидают до выходных
В ночь на 12 августа петербуржцы смогут увидеть метеорный поток Персеиды. Это один из самых ярких звездопадов года
«Тепло уходит»: синоптики рассказали о погоде в Петербурге в ближайшие дни
Озеленение Петербурга
Власти Петербурга подали апелляцию на решение городского суда об отмене перевода части Муринского парка под застройку
Как жители Петроградской стороны второй день поднимают виноград, сорванный со стены ветром. С альпинистами и краном
На Аптекарской набережной заметили деревья с просверленными стволами. Все — у рекламных баннеров
В Приморском парке Победы открыли общественный огород. Первый урожай хотят собрать в сентябре
Петербургские активисты озеленят сквер на улице Марата. Принять участие в высадке растений сможет любой желающий

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.