28 мая 2022

«Он заранее со всеми попрощался, говорил, что его скоро не станет». Как в Киришах хоронили погибшего в Украине Александра Егорова

В Киришах 26 мая прощались с погибшим в Украине матросом-контрактником Александром Егоровым. Корреспондент «Бумаги» рассказывает, как прошли похороны и что близкие Александра говорят о его службе и обстоятельствах смерти.

Александр Егоров. Фото: «ВКонтакте»

Около молодежно-досугового центра «Восход» города Кириши собираются группы людей. Практически у всех в руках красные гвоздики. Эти люди пришли на гражданскую панихиду по гвардии матросу Александру Егорову. Один из 20-летних друзей погибшего принес черные розы. За друзьями и одноклассниками — группа дальних родственников и учителей. Отдельно стоят сотрудники Росгвардии, отдельно военные. Постепенно люди стекаются в длинную очередь. Впереди всех стоит ребенок лет десяти в камуфляжной форме, берцах и берете, рядом с ним — его бабушка в платочке.

У траурного зала входящих встречает военный оркестр. Люди возлагают цветы на столик около гроба, он обит красной тканью. Сверху гроб покрывает российский флаг. Рядом на стульях — отец, мать и 12-летняя сестра погибшего. Люди подходят к ним, выражают соболезнования, обнимают.

Напротив близких родственников стоят военные с медалями и торжественно держат в руках головные уборы. Мальчик в камуфляжной форме стоит в центре зала. Как и взрослые, он держит берет в руке. Около гроба на посту двое молодых караульных с автоматами.

Фото: Павел К. для «Бумаги»

Депутат в пиджаке приглашает к микрофону отца погибшего. Мужчине тяжело говорить, он плачет и еле стоит на ногах:

— Сам захотел — сам и пошел, ну настоящий мужчина. Как сказали, что он товарища спас… Я тоже воевал, знаю, что это такое. Нету теперь нашего друга, сына. Ну всё, больше ничего не могу сказать.

После отца выступают депутаты Киришского районного совета. Часто звучат слова «демилитаризация» и «денацификация». «Мы смотрим телевизор, мы всё знаем». Один из депутатов заканчивает свою речь, повторяя за президентом цитату из Евангелия: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя».

Следует минута молчания. Затем преподавательница техникума вспоминает, что Александр был «не хулиганистым» учеником. Говорит, он был бы прекрасным сварщиком.

Один из военных с запинками рассказывает о подвиге Егорова. Александр «лично уничтожил два вражеских танка» и отправился оказывать медицинскую помощь товарищу, но «в результате артиллерийского огня противника» погиб на поле боя. Военный объявляет, что за проявленное мужество и героизм указом президента Александр награжден орденом Мужества посмертно.

Последним говорит близкий друг погибшего Антон. На нем пальто и черные перчатки. Это он принес черные розы.

Антон. Фото: Павел К. для «Бумаги»

Антон

друг Александра

— Саша любил стиль, ухаживал за собой, носил всегда черные перчатки, цепи, часы, любил дорогой виски. Был очень пафосный, педантичный. Помешан на бизнесе. Необычный парень. Харизматичный и красивый, в него многие девочки влюблялись, чуть ли не каждая. Работать ему моделью нужно было. Мы знали друг друга 14 лет, в одной школе учились. Потом пошли в один техникум. Саша учился на сварщика, я на автомеханика, но виделись часто. Он активно занимался саморазвитием, интересовался психологией отношений, бизнесом, маркетингом, отлично торговал на бинарных опционах. Он много искал информацию, постоянно чему-то учился. Читать книги любил. Ему очень нравились книги «Самый богатый человек в Вавилоне» и «Личное развитие для умных людей». И мне советовал по отношениям, помогал девушек найти, как личный психолог.

Фото: Павел К. для «Бумаги»

В прощальной речи Антон признается, что год назад поссорился с погибшим, что хотел бы попросить у него прощения и надеется, что все друзья простят Александра и он всех простит.

Из зала кричат: «Че ты говоришь, это самое, идиот, блядь!?»

Выступления закончены. Играет военный оркестр. Один из депутатов приглашает всех на кладбище в Мерятино.

Антон

друг Александра

— С начала призыва он хотел откосить, не идти в армию, но в том году решил пойти. Я точно не знаю, что случилось. Может быть, этому способствовали размолвки с друзьями. Он начал очень грубо, неуважительно вести себя по отношению ко мне и с другими часто ругался. Мы начали с ним меньше общаться, а он требовал к себе слишком много внимания.

В армии он писал, что чувствует себя брошенным. Я могу предположить, что он пошел в армию ради денег, а деньги ему нужны были для реализации его крупных планов, он хотел создать свой бренд одежды, запустить какой-то бизнес, разбогатеть сам, чтобы помочь разбогатеть другим.

Возможно, что на службу в армии сподвигнул отец, типа «станешь мужчиной», а для него отец был авторитет. Не то чтобы он сказал: «Иди, ты должен стать мужчиной», — а Саша воспринял его слова близко к сердцу. Он всегда был независим. Он до последнего не хотел идти в армию, но то ли отец ему что-то сказал, то ли он просто хотел избежать трудностей, которые могут появиться при устройстве на работу.

По дороге на кладбище за микроавтобусом с гробом проносится военный уазик с открытым верхом, с буквами Z и V на борту и тремя развевающимися флагами. В автомобиле среди людей в военной форме сидит отец погибшего в гражданском, подставив лицо ветру.

На кладбище крышку цинкового гроба сняли: в нем оказалось небольшое окно в районе лица погибшего, а в центре гроба — фотография Александра в военной форме. Как будто для возможности сравнения: лицо до начала службы в армии и после. Люди долго стоят у гроба, всматриваются, прощаются.

— Мама, это же наш сынуля! — вскрикивает отец погибшего, обращаясь к своей жене, оба они припадают к гробу, обнимают цинк.

Фото: Павел К. для «Бумаги»

Начинается панихида, отцу становится плохо, он валится с ног, его поддерживают и сажают в военный автомобиль, он сидит с полузакрытыми глазами. Две девушки поют: «Христос Воскресе из мертвых, смертью смерть поправ…» Кто-то крестится. Неподалеку группа военных вполголоса обсуждает обстоятельства смерти Александра. Один из них, судя по всему, служил в Украине:

— Большой осколок прилетел под шлем, маленькие осколки, незначительные, — в бронежилет. Сломали ребра.

— А тот, которого он спас, — он выжил?

— Не знаю, он в госпитале находится. Они [украинцы] готовились. Там всё окопано, всё в окопах. Подготовка была.

Осведомленный молодой человек продолжает:

— Не то что связи нет. Использовать телефон запрещено. Там сотовая связь ловит только в определенных местах, если они [солдаты] пойдут к сотовой вышке — рано или поздно вычислят, так же и наши вычисляют.

Антон

друг Александра

— Как мне говорили, сначала Александр служил в Калининграде, в мотострелковой пехоте, потом его отправили в ремонтный батальон, когда узнали, что он сварщик. Во время службы он подписал контракт, думал, что поедет в Сирию, а кто знал, что война-то начнется. Контракт подписал — война началась и [вместо] Сирии отправили в Украину.

Когда он служил в армии, мы не общались, но месяца через четыре он позвонил мне, за всё извинился. Он будто бы заранее со всеми попрощался, говорил, что его скоро не станет. Мне писал большие поздравления, такие поэмы. Говорил, что скучает. И каждому писал сообщения, что хочет увидеть их взлет. Мне сказал, что надеется, что я стану крутым массажистом. Подруге сказал, что у нее получится стать стримером, еще одному другу сказал, чтобы тот нашел себя. Вот такой он — духовный наставник. Незадолго до смерти он писал очень душевное письмо родителям, его никто не читал, кроме отца. Скорее всего, очень личное.

Фото: Павел К. для «Бумаги»

Панихида заканчивается, играет траурный марш. Отец погибшего приходит в себя, он снова приближается к гробу и обнимает жену. В этом момент все вздрагивают — гремят выстрелы. Почетный караул скрыт от родственников и друзей машиной ритуальных услуг — никто не ожидал. Люди инстинктивно пригибаются, отец зажимает уши руками.

Гроб опускают в могилу. Отец кричит:

— Сникерсы! Сникерсы положить забыли!

Его успокаивают: «Положили, положили сникерсы». Но отец порывается к могиле:

— Прости меня сын, не хотел я тебя…

Двое товарищей силой удерживают его. Народ вокруг увещевает:

— Твой сын герой, а ты…

Трое могильщиков начинают закапывать яму. Отец, вырвавшись, всё же бежит к ней. Могильщик грубо его отталкивает. Отец падает.

— Дайте ему кто-нибудь нашатыря!

Антон

друг Александра

— Он [Александр] мне рассказывал, что у кого-то в части нашли телефон, хотели арестовать [этого солдата], потому что в части телефон запрещен. Но Саша договорился с человеком, который хотел арестовать, и отдал ему свой телефон, чтобы не было проблем у того парня. Саша всегда заступался за своих друзей. Очень много отдавал, защищал своих друзей, для него друзья были очень важны, много жертвовал, многим делился, знаниями или финансово мог помочь. Он хотел, чтобы друзья вокруг него были тоже успешными, он хотел помочь вырасти и достигнуть чего-то, найти себя, помочь начать что-то делать. Я ему при жизни очень часто говорил, что люблю его. Многие его любили, и он тоже.

Могильщики покрывают холм земли еловыми ветками, затем люди подходят и кладут на ветки цветы. Отец, успокоившись, проводит какой-то маленький интимный обряд с церковными свечами. Потом, обращаясь к молодым, одноклассникам и однокурсникам сына, приглашает:

— Вы же друзья Сашки? Поехали с нами в «Эдем».

На выезде из города Кириши слева от дороги стоят обломки как будто не до конца снесенного здания. Подходя ближе, понимаешь, что это памятник «Эхо войны» — руины котельной довоенного завода. В описании говорится, что назначение памятника — служить напоминанием потомкам об ужасающих последствиях войны.

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду 🌊

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военные действия в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
Давление на свободу слова
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
В Минюсте объяснили, кого признают «иноагентами». Тех, кто просит изменить законы и противоречит госполитике
💚 Мы запускаем мерч «Свобода мне к лицу». Встречайте: худи, футболки, косметика, свечи и торты
«Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.