«Мы двое суток не уходили от избиркома». Петербуржцы не могут подать документы для участия в выборах, кандидатов задерживает полиция. Что происходит?

В разных районах петербуржцам не удается подать документы для участия в муниципальных выборах. Некоторые дежурят у комиссии с 6 утра — и всё равно не успевают попасть в нее до закрытия. По их словам, одна из проблем — очереди «фейковых кандидатов». Иногда к избиркомам приезжает полиция: например, в МО «Екатерингофский» она задержала двух кандидатов, а на следующий день перекрыла вход якобы из-за сообщения о минировании.

Петербуржцы рассказали «Бумаге», как пытаются зарегистрироваться для участия в выборах и с чем сталкиваются в избирательных комиссиях.

Наталья Баринова

Кандидатка в МО «Сампсониевское»

— Я всю жизнь жила в Петербурге, наблюдала за политическими новостями, но еще год назад не знала, что у нас есть муниципальные депутаты. Когда мы всем этим начали заниматься, я была в полной уверенности, что зарегистрироваться будет легко: ведь я могу собрать подписи и хорошо знаю свой округ. Но эта нечестность и нарушение закона, что произошли во время регистрации, были для меня шоком.

Мы сформировали целую команду из семи кандидатов, которые хотят выдвигаться [в этом округе]. Трем кандидатам, в том числе мне, удалось сдать документы в два этапа и осталось донести справки. Из оставшихся людей кто-то не может пройти второй этап, кто-то — вообще не может попасть в кабинет избирательной комиссии. Всего в нашем округе около 18 человек не смогли подать документы.

Наша избирательная комиссия работает по два-три часа в день, несмотря на рекомендацию Горизбиркома работать с 9 до 18 или с 9 до последнего кандидата. Но даже в эти два-три часа попасть туда невозможно из-за фейковых кандидатов, которые стоят в очереди.

Мы приходим заранее и проводим у дверей избиркома иногда по четыре, иногда по шесть часов в день, чтобы подать документы. Последние двое суток мы вообще никуда не уходили и дежурили, ночуя и обедая там. Но мы так и не смогли попасть внутрь: то перед нами образовывалась очередь, то охрана не пустила, то какие-то люди спортивного телосложения вставали впереди.

К нам приезжали и из Горизбиркома, и из ЦИК, но это не помогает. Они все составляли акты, говорили с представителями нашей комиссии. И каждый раз обещали, что комиссия начнет работать по нормальному графику. Но этого не происходит. Также до сих пор наша комиссия, как говорят ее представители, обозначает дату окончания приема документов 30 июня, хотя Горизбирком обязывал их принимать документы до 7 июля.

29 июня мы увидели, что наша комиссия снова не работает в положенные часы. Мы записали видео о том, что перекроем ближайшую дорогу, чтобы привлечь внимание СМИ, потому что эта проблема остается и никто нам не помогает. Вечером мы пришли, стали [многократно] переходить ближайший нерегулируемый переход и на какое-то время действительно задержали поток машин. Позже подъехали сотрудники ГИБДД, которые стали регулировать движение, и мы подчинялись их требованиям. В итоге приехало много полицейского транспорта, девушка из полиции в штатском показала на нас, и нас задержали.

Завтра у меня будет суд, где мне, скорее всего, дадут 15 суток ареста (на Наталью Баринову составили протокол по части 1 статьи 20.2.2 КоАП — организация массового пребывания или передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение порядка — прим. «Бумаги»). Хотя мы не нарушали ПДД, а все наши действия были законны. Думаю, именно в этот промежуток меня должны вызвать для просмотра документов, где обычно говорят что-то исправить. Соответственно, при аресте я не смогу что-то донести. И не попаду в список для голосования.

Платон Траньков

Кандидат в МО «Георгиевский»

— 27-го июня мы подготовили все документы и пошли своей командой [от «Партии Роста»] подавать документы в ИКМО «Георгиевский». Нас не принимали: там была фейковая очередь, и даже из нее за три часа приняли только одного человека.

Павел Швец из «Партии Роста» вызвал представителей ЦИК. Приехала комиссия с проверкой, и ее член Евгений Шевченко пообещал, что всех, кто пришел до 18, примут. График работы нашей избирательной комиссии с 9 до 18. Но прием документов — в нарушение указаний Горизбиркома — с 10 до 17. На заседании Горизбиркома Швец всё это озвучил. Там сказали, что будут рассматривать [жалобы] в рабочем порядке, отказались принять решение сразу.

Мы подавали документы с 27-го на 28-е число: у нас начали принимать их в 9 вечера, а закончили к 5 утра. Нас 12 человек. На следующий день, после того как все документы приняли, мы открыли избирательный счет в «Сбербанке», подготовили первый финансовый отчет и пришли его сдавать. И с тех пор так и не можем это сделать.

Сегодня засняли на видео, как наш кандидат приходит к комиссии в 6:30 — естественно, он был первым. Мы приехали к 8. Потом начали подходить левые люди — даже без документов. Мы не пустили их в комиссию — зашли первыми, когда в 10 утра она открылась.

Но до этого какие-то 12 человек уже были записаны [в список]. Охранник сказал, что они записались ночью, хотя в избирательной комиссии говорили, что каждый день очередь новая и список со вчерашнего дня не продолжается.

Когда первый из нас пошел в кабинет ИКМО, там уже сидел человек. Потом по этому списку начали называть фамилии тех, кто должен зайти. Список мы забрали, но тогда они стали просто звонить по мобильному и вызывать людей. Они подходили и один за другим заходили в кабинет. Соответственно, попасть туда мы не могли.

Сильно [в избирательной комиссии] не хамят. Но не пускают, блокируют дверь, чтобы не прошли. Один из наших кандидатов, Александр Ляхов, зашел в кабинет по очереди — видимо, человек [из списка] не успел подъехать. Его попросили выйти и сказали, что принимать документы не будут. Он сказал, что не выйдет, и тогда по тревожной кнопке [представители комиссии] вызвали наряд полиции.

Приехали два человека с касками. Наш человек тоже вызвал полицию. Первый наряд уехал, потому что состава преступления не было. Когда приехал участковый, даже его в кабинет пускать не хотели — он попал туда с трудом. Участковый зафиксировал данные, а наш кандидат составил заявление в прокуратуру и следственный комитет по поводу действий комиссии.

Комментариев они [члены избирательной комиссии] никаких не дают. Говорят: «Если чем-то недовольны — жалуйтесь». И в порядке своей очереди принимают [кандидатов].

Я вчера написал жалобу в ЦИК. До этого я никогда не участвовал в выборах. [Не сдаваться] это принципиальная позиция — раз они так нарушают избирательные права. Это мой родной район, где я родился, поэтому я хочу отстоять права — свои и граждан.

Полина Костылева

Кандидатка в МО «Екатерингофский»

— Сначала у нас не публиковался адрес избирательной комиссии. Формально юридический адрес ИКМО в администрации на Новоизмайловском, 10, но там ничего нет. А на всех решениях стоит адрес Шкапина, 2. В итоге мы выяснили, что комиссия располагается на Нарвской, 14, хотя этот адрес нигде не прописан. Только после этого мы смогли пытаться подавать документы.

Выяснилось, что существует тайное решение избирательной комиссии [о начале выборов] от 10 числа, которое опубликовано в газете, которая хранится в библиотеке. Наши кандидаты несколько дней туда ходили и составляли акт, что там такой газеты нет. Мы доказывали, что [в муниципальном округе] тайно назначили выборы, и в итоге Горизбирком продлил сроки подачи документов.

Тем не менее, вопреки рекомендациям Горизбиркома [о том, что комиссия должна работать без перерыва и принимать кандидатов в тот же день], наша комиссия работает с 9 до 18 с перерывом на обед и устраивает перерывы каждые последние 15 минут каждого часа.

В остальное же время попасть сложно из-за фейковых очередей. Это бывают и совсем молодые студенты, и вполне себе солидные люди. Их вызывают внутрь, но что они там делают, мы не знаем — перед дверью стоит охранник и физически мешает попасть внутрь. К слову, эти фейковые кандидаты не пускают и кандидатов от ЛДПР и других партий.

Думаю, фейковые кандидаты связаны с «Единой Россией». Когда к нам в округ приезжал Андрей Пивоваров и общался с людьми в очереди, некоторые напрямую ответили, что они оттуда.

Когда приезжали представители Горизбиркома и ЦИК, комиссия один день работала нормально. Мы подали первую часть документов. Однако вторую часть подать так и не смогли, потому что снова появились фейковые очереди из людей, которых никто в округе не знает.

Полиция возле ИКМО присутствует постоянно. 29 числа у нас состоялся эмоциональный, но без ругательств разговор [с представителями ИКМО] о том, что должна быть гласность и в комиссию должны попадать все. После чего, как я видела, полицейский сам предложил фейковому кандидату написать на меня заявление. Он это сделал, и меня задержали [по статье о воспрепятствовании осуществлению избирательных прав].

По той же причине задержали другого кандидата Федора Горожанко. В отделе меня удерживали 12 часов, несмотря на то, что у меня есть ребенок до 14 лет, и это непозволительно. Федор ждет суда.

К тому же [некоторые] документы у нас фальсифицируются. Например, наш избирком выпустил 10 июня решение об утверждении образцов документов, где ссылается на 11-е число.

В нашем ИКМО часто работает мало людей: в основном два человека. Однажды один уехал на скорой, вторая ушла в Горизбирком и затем сама также уехала на скорой. И в комиссии остался лишь охранник.

Нам говорят, что есть некие «списки» кандидатов, по которым принимают людей. По словам сотрудников, возмущаться этим нельзя, потому что это будет нарушением общественного порядка.

Мне кажется, что даже если мы преодолеем все эти трудности, нам будут создавать другие: например, скажут, что у нас запятые не там стоят или что-то еще. Когда происходят такие вещи, не веришь, что дальше будет сильно лучше. Но мы смотрим на это с оптимизмом и решаем проблемы по мере поступления. Хотя на наши жалобы и не реагируют.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.