18 марта 2015

К чему приведет конфликт «Эха Москвы» и «Эха Петербурга» и почему петербургское радио пока продолжает вещание

День, который должен был определить судьбу радиостанции «Эхо Петербурга», наступил, однако 17 марта, вопреки заверениям Алексея Венедиктова, вещание не прекратилось. Споры мажоритарных и миноритарных акционеров прошли стадию затяжного конфликта: стороны пишут встречные письма в Роскомнадзор, угрожают судебными исками и жалуются в прокуратуру.
С чего началась злополучная история, почему «Эхо Петербурга» пока никто не отключил и как журналисты одновременно работают «на два лагеря» — в материале «Бумаги».

«Вопрос доверия»

— Я не очень понимаю причины этой упертости. Нам говорят: «Придет генеральный директор из Москвы, потеряется бизнес!». Слушайте, он 17 марта уже потеряется. Зачем говорить о том, что будет через три месяца, если у нас есть только три недели. История в том, что 17-го — кранты! — такое будущее «Эху Петербурга» Алексей Венедиктов предсказывал во время одного из своих последних визитов в город.
28 февраля главный редактор «Эха Москвы» приехал в Петербург на финальные, как считалось тогда, переговоры с миноритарными акционерами петербургского «Эха» Сергеем Недоводиным и Татьяной Кагляк. По словам Венедиктова, ехать он не хотел, потому что «в Москве все решения уже приняты». Однако на встрече настояла петербургская общественность: посредниками на переговорах выступили депутаты петербургского Закса Марина Шишкина и Максим Резник, а также представители городских медиа: Людмила Фом��чева, председатель Союза журналистов Петербурга, а также Лариса Афонина и Наталья Черкесова из руководства «Росбалта».
Переговоры шли за закрытыми дверями. Как после этого рассказывал Венедиктов, вместе с посредниками он пытался убедить миноритариев согласиться на предложенное им компромиссное решение — единственное, с точки зрения главы «Эха Москвы», которое поможет сохранить радиостанцию в Петербурге.
Алексей Венедиктов , главный редактор «Эха Москвы»:
— Весь вопрос — это вопрос доверия. Коллеги говорят, они боятся, что их оттеснят от управления редакцией и рекламными потоками. Мое предложение было следующим: Татьяну Кагляк мы признаем как законно избранного генерального директора, она пишет доверенность представителю «Газпром-Медиа» Анне Сахаровой. Эту доверенность можно отозвать в любой момент. При этом Татьяна остается программным директором, мы берем мораторий на любые сокращения сотрудников без консенсуса. После этого меняем устав: создаем совет директоров, который возглавляет Татьяна Кагляк, один член совета от «Газпрома», а третий независимый. После всего этого Татьяна Кагляк покидает пост генерального директора, а совет номинирует и избирает Сахарову. После чего, если миноритарии захотят, мы готовы начать обсуждение выкупа их доли. А так они остаются акционерами, Татьяна остается программным директором и возглавляет совет директоров — это моя схема.
Главной задачей Венедиктов тогда считал — не допустить отключения «Эха Москвы» в Петербурге 17 числа: «Тогда уйдет рекламодатель, потеряется прибыль, и я как акционер „Музыкальной фактории“ начну спрашивать, а где деньги».
Еще одним важным условием было восстановление Ольги Бычковой, которую отстранили от должности главного редактора петербургской радиостанции после выборов генерального директора. В ситуации, если бы миноритарные акционеры соблюли все условия, Венедиктов гарантировал, что «Газпром-медиа» отзовет письмо о разрыве отношений между «Эхом Москвы» и «Эхом Петербурга», отменит запланированный финансовый аудит 21 апреля, а главное — не станет обращаться в Роскомнадзор.
— Я понял, в чем проблема: коллеги считают, что угроза отключения с нашей стороны — это блеф. Но это не блеф, а директива. В случае отказа от компромисса мы продолжаем вещать до 16-го включительно, — говорил тогда Венедиктов.

С чего начался конфликт

Конфликт акционеров «Эха Петербурга» начался в феврале, когда истекли полномочия Юрия Федутинова, московского менеджера, занимавшего пост генерального директора последние 15 лет. Однако функции генерального директора по доверенности исполняла Татьяна Кагляк.
51 % акций «Эха Петербурга» (АО «Музыкальная фактория») принадлежит «Эху Москвы», 24 % акций — Сергею Недоводину, еще 25 % — Татьяне Кагляк, именно они запускали радиостанцию в Петербурге. Холдинг «Газпром-медиа», в состав которого входит «Эхо Москвы» и все его филиалы, планировал вновь назначить московского руководителя. Претензии к петербургской редакции сводились в основном к низким экономическим показателям.
— Я как акционер знаю, что в прошлом году они стали убыточны. И в этот момент меняется генеральный директор — и ничего не покажешь, — настаивал Венедиктов.
В ответ на это Сергей Недоводин заявил, что редакция «Эха Петербурга» не будет голосовать за московского кандидата, так как радиостанция не была убыточной именно благодаря тому, что «менеджмент смог вовремя остановить гибельную стратегию московских коллег в Петербурге».
19 февраля акционеры «Эха Петербурга» выбрали на пост нового гендиректора радиостанции Татьяну Кагляк. За этим последовала бурная реакция москвичей. Отказ от московского кандидата Анны Сахаровой привел к тому, что в Москве пообещали сначала провести финансовые проверки радиостанции, а по их итогам — предъявить судебный иск.
После переговоров 28 февраля в Петербурге Кагляк и Недоводин взяли на размышление двое суток. 2 марта на странице в Facebook Сергей Недоводин разместил официальный комментарий с довольно обтекаемыми формулировками.
«Мы считаем, что город не должен лишаться вещания любимой многими жителями радиостанции. В сложившейся ситуации уступка наших долей мажоритарию представляется нам наиболее компромиссным решением. Мы в полной мере согласны с духом предлагаемых нам решений, но не согласны с их буквой. Нас удовлетворяют цели, которые достигаются сторонами в результате реализации идей Алексея Венедиктова, но мы не уверены в том, что предложенные средства приведут к их гарантированному достижению по независящим от нас всех обстоятельствам».
Комментировать это решение журналистам миноритарий не стал; о соблюдении условий, озвученных Венедиктовым, тоже ничего сказано не было. Московское руководство в свою очередь обещание сдержало: 13 марта Алексей Венедиктов направил в Роскомнадзор письмо, в котором сообщалось о прекращении договора между «Эхом Москвы» и «Музыкальной факторией».

«Мы продолжили законное вещание»

Вопреки прогнозам, что с 17 марта в эфире петербургского «Эха» воцарится тишина, радиостанция продолжила работать в прежнем режиме.
Раньше петербургская редакция готовила материалы, предназначенные для Москвы, теперь все делает бюро во главе с Ольгой Бычковой. Решение о его запуске последовало сразу после отстранения Бычковой от поста главного редактора. Теперь бюро выполняет роль корпункта и поставляет петербургские новости в московский эфир. Несмотря на то что от услуг «Эха Петербурга» московская редакция отказалась, некоторые сотрудники работают «на оба лагеря». Фактически одновременно на обе редакции работают двое журналистов и один бывший сотрудник «Эха Петербурга».
— Мы работаем как работали. Насчет эмоций лучше каждого отдельно спрашивать; есть люди, у которых с этим проблемы. Их не может не быть: когда постоянно слышишь, что нам конец, люди начинают нервничать. А когда люди нервничают, они совершают ошибки, — говорит информационный редактор, ведущий эфиров Николай Нелюбин.
По его словам, фактически на данный момент уволился один сотрудник новостного отдела. Он написал заявление об увольнении с 17 марта, после заявления Алексея Венедиктова, что это последний день вещания. Еще несколько журналистов, «получая зарплаты на „Эхе Петербурга“», сотрудничают с параллельной структурой — «Бюро Эхо Москвы в Петербурге».
Мы работаем как работали. Насчет эмоций лучше каждого отдельно спрашивать
Представители Москвы и Петербурга продолжают обмениваться взаимными обвинениями в том, что в спор акционеров была втянута редакция. Петербуржцы считают, что Бычкову прислали из Москвы именно для того, чтобы развалить коллектив. Венедиктов же настаивает на том, что назначенный им главный редактор как раз должна была предотвратить вовлечение журналистов в бизнес-конфликт.
— Я был в бешенстве от того, что после смены главного редактора и отстранения Ольги сотрудники стали втягиваться в эту борьбу. У Ольги была задача: ни в коем случае не втягивать редакцию. Это акционерная история. Как только Ольга ушла, в эфире стали появляться журналисты «Эха Петербурга» и обсуждать ситуацию внутри радиостаниции. Это то, что привело к гибели НТВ, что называется, «кишками наружу».
Так или иначе, в отличие от Алексея Венедиктова и его помощницы Леси Рябцевой, представители петербургского «Эха» ограничиваются только официальными комментариями, не выступая в социальных сетях.
Юридически лицензия предусматривает ретрансляцию «Эха Москвы» в течение десяти лет. Соответствующий документ оформили в прошлом году: по лицензии в петербургском эфире предусмотрено 17 часов местного вещания и 150 часов московского вещания в неделю. Венедиктов грозился лишить Петербург московского эфира, что повлечет за собой нарушение лицензии и проблемы с Роскомнадзором. Однако на петербургской радиостанции уверены, что технической возможности отключить московский эфир нет. Тем не менее 17 марта Венедиктов выступил с заявлением о том, что «руководство „Эха Петербурга“ занимается воровством, и следующий шаг — это обращение в прокуратуру».
Пока конфликт Москвы и Петербурга затягивается многочисленными письмами в ведомства, жалобами и взаимными обвинениями, в эфире «Эха Петербурга» все по-прежнему. Журналисты продолжают работать, и изменений в жизни редакции почти нет.
Уничтожение радиостанции и изъятие частоты — неблагоприятный исход для обеих сторон. Очевидно, что при таком итоге «Эхо Петербурга» просто прекратит свое существование. Чтобы восстановить присутствие радиостанции в пятимиллионном городе, «Эху Москвы» придется участвовать в торгах на новую частоту. Ее цена может достигать сотен тысяч долларов, что, по оценкам Венедиктова, — непомерные траты, особенно в условиях кризиса рекламного рынка.
Тем не менее в петербургской редакции признаются, что после того, как Алексей Венедиктов начал массированную информационную атаку с угрозами отключить «Эхо Петербурга» с 17 марта, рекламы стало меньше. Однако отступать ни журналисты, ни руководство не намерены.
— 17 марта был «день Ч», но мы продолжили законное вещание и ответили на множество звонков обеспокоенных горожан, которым важно слышать и федеральное «Эхо», и городские новости, — говорят на «Эхе Петербурга». Конечная цель московских коллег и личная мотивация Алексея Венедиктова и Ольги Бычковой в этом конфликте для петербургских «эховцев» остается загадкой.
ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.