15 февраля 2022

История «Циферблата» и его обитателей. Как пространство стало точкой притяжения креативных петербуржцев 2010-х и где они сейчас

Почти десять лет назад, весной 2012 года, в Петербурге открылось культовое пространство «Циферблат» на Невском, а позже в «Пассаже» запустили второе заведение сети — «Цифербург». Гости платили за время, проведенное там, а взамен получали бесплатный кофе, снеки и пространство для работы и общения.

Среди сотрудников петербургских «Циферблатов» и постоянных гостей были будущие журналисты, предприниматели, кураторы, музыканты, актеры, активисты и художники. Сейчас оба проекта в городе закрыты.

Почему петербургский «Циферблат» был так популярен, как люди туда попадали и что он им дал? «Бумага» поговорила с соосновательницей «Цифербурга» и кафе «Брат» Натальей Олиной, создательницей бренда Bilingua ladies Ингой Белингвой и актером «Балтийского дома» Денисом Гусевым.

Наталья Олина

соосновательница «Цифербурга», кафе «Брат» и школы «Ларек»

Как Наталья попала в «Циферблат»

— Друзья привели меня в «Циферблат» в 2012 году. Я тогда решила, что хочу найти работу там, где все отдыхают, — и тогда моя жизнь будет проходить в атмосфере праздника.

Я написала Ивану Митину, основателю «Циферблатов». Когда мы встретились, я рассказала, что у меня нет опыта работы за деньги, но я много где волонтерила, и поделилась идеями. Когда уходила, Ваня предложил стать соуправляющей, сказал, чтобы завтра выходила и что сама со всем разберусь. На следующий день выяснилось, что Иван никого обо мне не предупредил — и никто не был рад моему появлению. Это был сложный период в моей жизни: у меня не было опыта работы в команде, которая меня долго не принимала.

«Циферблат» на Невском, 81 в то время выглядел как нечто среднее между музеем, сквотом и квартирой друзей. Концепция вертелась не вокруг оплаты за время, как в тайм-кафе, а вокруг отношений между людьми, мы продавали ощущения. Чтобы создать их, нам потребовались годы экспериментов и обсуждений: где границы свободы, какие ввести правила, что вежливо, а что токсично — почти философская концепция.

Команда «Цифербурга». Фото из соцсетей Натальи Олиной

Позднее пошли разговоры о запуске второго «Циферблата» в Петербурге. Приходили люди с предложением открыть проект по франшизе. Мое сердечко разрывалось от мысли, что «Ц» могут открыть левые люди, и вместе с этим было ощущение, что за девять месяцев я поняла, как всё это работает, и готова развивать свой бизнес.

Дима, мой муж, тогда копил на машину, и я уговорила его вписаться. Но Ваня долго не согласовывал его как партнера. Всё решил случай: подвернулось пространство в «Пассаже». Оно еще и стоило дешево.

Обычно «Циферблаты» представляли собой кучу небольших комнат, а тут было огромное пространство. Требовалось оригинальное решение, и Ваня предложил оформить всё в стиле фильма «Догвилль»: мы сделали его черным и расчертили на полах границы. Так получился город в городе, и мы назвали его «Цифербургом».

Первое, что мы с Димой сделали после открытия, — подтащили свои театральные контакты. Мы устраивали цирковые мероприятия, у нас проходило событие параллельной программы «Манифеста 10» — всё это было очень органично и круто. В центре города, в «Пассаже», где ходят серьезные люди, ты творишь полную херню. Но мы всегда пытались делать что-то содержательное: у нас и Кипнис с Лурье читали лекции, и Цискаридзе приходил, и Милонов двери зеленкой обливал.

Почему «Циферблат» был так популярен и как повлиял на сообщество

— Думаю, в Петербурге тогда только зарождалась ресторанно-кофейная движуха, и первый «Циферблат» был альтернативой «SПб бару», «Шоколаднице» и «Бургер Кингу».

В «Ц» всё было по-настоящему. Мы не придумывали, как привлечь в пространство творческих людей, — это выросло естественным путем. Совпали время, местоположение и творческое безумие.

Мы хорошо справлялись с программой мероприятий и большому числу людей дали возможность реализоваться в качестве организаторов. Я уверена, что многие пространства, которые добавили себе мероприятия, оглядывались на нас. До «Циферблатов», мне кажется, это было не так распространено.

«Цифербург» был таким котлом, туда приходили очень интересные люди. Они получали опыт работы в поддерживающей среде, где важно, что ты учишься новому, как это реализуешь, чего хочешь. Многие начали заниматься своими проектами, локальным бизнесом, кто-то осмелился не заканчивать институт, куда отдали родители.

Мы давали многим музыкантам пространство для репетиций и выступлений. У нас тусовались Антон Малинин, Настя Тереля и Ваня Недры — моя большая любовь. Недры у нас работал, и когда он был на смене, люди не отходили от стойки — там происходил постоянный стендап.

Одна девушка после «Ц» поехала работать по проекту «Учитель для России», а сейчас вернулась в Петербург и шьет какие-то невероятные изделия из кожи. Недавно встретила еще одного нашего помощника — он ушел в IT и читает в городских пространствах лекции про джаз.

Что было после «Цифербурга»: кафе «Брат» и школа «Ларек»

— Еще во время работы с «Цифербургом» мы с мужем и соуправляющей «Цифербурга» Анитой Столяровой открыли вегетарианское кафе «Брат» (у арки Главного штаба — прим. «Бумаги»). Этот проект вырос из «Ц» — мы взяли всё, что поняли там, и переложили на формат кафе.

Из «Ц» мы взяли некоторую смелость в создании интерьера, когда ты делаешь не дизайн-проект, как это принято, а совмещаешь модные штуки с домашним уютом. Мы переняли общение команды с гостями и создание располагающей обстановки, а также отношения внутри команды. Для меня было удивительно, что закрытие «Брата» в начале пандемии вызвало такой резонанс — не со всеми заведениями так бывает.

Сейчас я делаю школу малого бизнеса «Ларек», где мы рассказываем всё, что узнали за последние десять лет. К нам приходят ребята, которые занимаются локальными брендами. Мы помогаем им двигаться быстрее, рассказываем, как оцифровать проекты, наладить процессы, делегировать, как ставить цели и считать экономику, как работать с командой и так далее. Через нас прошло уже более 60 проектов — студия подкастов «Богема», Plants For Friends и другие. Ну и сообщество — там уже все коллаборируются. В этом и заключается работа локального бизнеса.

Инга Билингва

соуправляющая «Циферблата» и владелица бренда Bilingua ladies

Как Инга попала в «Циферблат»

— В 2012 году я искала работу. «Циферблат» в то время был на слуху: про него все говорили в СМИ, в сарафанном радио, но никто толком не понимал, что это за проект. Я зашла в гости, мне очень понравилось — и я решила, что хочу там работать. Помню, что на собеседовании мы с управляющим что-то рисовали и рассказывали друг другу о себе. Он пригласил меня работать помощницей.

Летом управляющий Коля уехал в Москву, и мы сами пытались устанавливать правила пространства, придумывать какие-то фишки, заказывали продукты. Как-то само собой я начала брать больше ответственности. Осенью из Москвы приехал Ваня Митин, чтобы посмотреть, как у нас идут дела, и встал вопрос об управляющем. Я была не очень к этому готова — казалось, что были ребята взрослее, умнее. Но команда сказала, что раз я уже беру на себя много ответственности, то мне и стоит быть управляющей. Я согласилась.

«Циферблат» научил меня принятию людей. Ко всем нужно было найти подход — это то, что я до сих пор использую. Когда я пришла в «Ц», мне созвучно было действовать от сердца, и эта ценность до сих пор со мной.

Наверное, самый ценный урок «Циферблата» — это что сообщество, объединенное идеей, может многое. Мы всей командой делали ремонт по ночам. Это были моменты воссоединения команды, где каждый был готов приложить свои умения. При этом мы не забывали заботиться друг о друге.

«Циферблат» на Невском, 81

Почему «Циферблат» был так популярен и как повлиял на сообщество

— «Ц» притягивал классных ребят. Я до сих встречаю много людей оттуда, которые делают что-то значимое или создали свои проекты. Почему так случилось? Наверное, человеку нужен человек. А еще в начале десятых особо не было площадок, нацеленных на диалог, а молодежь была открытая и добрая. Поэтому все находили друг друга, желали построить что-то общее. Мне кажется, магия «Ц» была в том, что он давал эту возможность.

«Циферблат» на Невском, 81

Что было после «Цифербурга»: бренд Bilingua ladies

Bilingua ladies стал логичным результатом моего роста. Я четыре года была управляющей и в какой-то момент поняла, что переросла проект. Я решила исполнять свои мечты и задумки, потому что в «Циферблате», мне казалось, мы помогаем исполнять мечты других — наших гостей, Вани Митина.

Прикладные знания вроде управления, создания команды, поиска партнеров, всё это абсолютно опыт «Ц». Это то, чем я занималась там. И конечно, это была классная тренировочка, чтобы в осознанном возрасте делать другой проект.

Я не связывала «Ц» и новый проект, это очень разные истории. Тем более что мой проект абсолютно про женщин, а «Циферблат» в то время был не особо профеминистским. «Ц» помог людям, которые хотели делать что-то, был хорошей площадкой. Я рада, что там у меня был шанс развивать свои умения.

Дехиар Гусев

постоянный гость «Цифербурга», актер театра «Балтийский дом»

Как Денис попал в «Циферблат»

— Впервые я попал в «Цифербург» в марте 2015 года. Я тогда приехал из Архангельска смотреть вузы в дни открытых дверей и хотел побывать в каком-нибудь петербургском антикафе. Мне посоветовали «Цифербург» и «12 комнат». В первый же день я пошел в «Цифербург», и мне так понравилось, что я не дошел до института — всю неделю тусовался там.

В «Цифербурге» мне сразу сказали, что это не «антикафе», а «свободное пространство», и что там можно общаться с кем угодно. Я это воспринял буквально — подсаживался ко всем, докапывался до гостей. Причем люди не пугались, а вступали в диалог. Наверное, первое, чему меня научило это место, — общаться с людьми, я прокачал свои навыки коммуникации.

Еще меня зацепила атмосфера. «Цифербург» был идеальным «третьим местом» — туда можно было прийти, когда тебе просто нечего делать. Когда летом приехал поступать в театральный, я в «Цифербурге» и программу к вступительным готовил, и стихи читал, и играл на музыкальных инструментах. Было ощущение, что через это пространство проходит весь город.

Позднее, когда «Цифербург» переезжал из «Пассажа» на Большую Конюшенную, я помогал его открывать: красил, строил, собирал мебель. Я любил и до сих пор люблю этот проект всем сердцем. Я горевал, когда он закрылся.

Еще в «Цифербурге» я научился играть на фортепиано. Приходил по утрам, когда там совсем не было людей, садился за рояль и потихоньку учился. Там постоянно были музыканты, был Сережа Макаркин, который тоже оставался по ночам, чтобы учиться играть, мы обменивались опытом. Сейчас у меня есть спектакль «Шатуны», который мы повезем на «Золотую маску», — там я играю пианиста.

Мое самое яркое воспоминание про «Цифербург» связано с пространством на Фонтанке — там у меня появилась первая любовь. Какая-то девушка готовила праздник на Хэллоуин, это была ее дипломная работа. Я почему-то принял в нем участие — я был там единственным профессиональным актером. Я три дня не решался сказать об этом мастеру (я не мог пропустить занятие без его согласия), потому что боялся. Самое удивительное: он меня отпустил, чего обычно не происходило.

Это был мой первый актерский фурор. Было больше ста человек, я написал монолог про революцию, залез на стол и пять минут е***** (фигачил — прим. «Бумаги»). Всё взорвалось аплодисментами, я вышел на улицу подышать и покурить, ко мне подошла одна из помощниц и внезапно поцеловала. Как в кино. И мы потом всю ночь сидели и болтали — какое-то волшебство.

Почему «Циферблат» был так популярен и как повлиял на сообщество

— В народе говорили, что в «Цифербурге» собираются все хипстеры, хотя этот термин довольно дурацкий. Но да, там действительно собиралось много перспективной молодежи.

Мне кажется, «Цифербург» затевался не как бизнес, в первые годы он вообще существовал в минус и ноль. Мне кажется, что секрет в том, что это была мечта — воплощенная мечта Вани Митина сделать место, где нам всем было бы комфортно. Наверное, люди, которые там работали, верили, что это свободное пространство, и поддерживали там эту атмосферу.

«Цифербург» сформировал множество активных людей, которые были готовы что-то делать с городом.

Сережа Макаров был номинирован на «Золотой софит» в 2020 году за работу художника-постановщика в «Легком дыхании», позднее он уехал работать помощником художника-постановщика в сериале «Последний министр». Лина Богатина делает фотографии для инстаграма «Подписных изданий». Еще Люба Сафонова, которая, работая в «Цифербурге» завела канал про еду, сейчас работает в «Афише». Ульяна Тряпичкина работает куратором на Новой сцене Александринского театра.

Что было после «Цифербурга»: театр

— Сейчас я артист драмы государственного театра «Балтийский дом». У нас был театр «Воркута», который я частично продюсировал, а также играл в нем, снимал разные ролики. Год у нас там был театр на площадке «Завода 34», мы играли там спектакли, наш режиссер жил прямо там. «Воркута» не перестала существовать: нашего режиссера тоже позвали в «Балтийский дом», нам дали там площадку.

Не знаю, кем я был бы без «Цифербурга». Думаю, что многие могут так сказать — проект был сосредоточением жизни.


Над материалом работали:

Автор текста — Никита Пахарев, редактор — Татьяна Иванова, литературный редактор — Влада Петрова, визуальный продюсер — Мария Слепкова.

Что еще почитать:

  • Петербурженка отреставрировала комнаты в Пряничном доме — ей так понравился результат, что она создала арт-пространство. Что нашли внутри и как теперь выглядят помещения
  • В Петергофе не только фонтаны, но и птичник. Откуда там взялись зяблики, лебеди и попугаи и как за ними ухаживают. 

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Сашу Скочиленко оставили в СИЗО, несмотря на заболевания и петицию с 135 тысячами подписей. Главное про апелляцию
«Наши солдаты не допустили бы бомбардировки мирных гражданских объектов». Допрос пенсионерки, которая написала донос на Сашу Скочиленко
Сашу Скочиленко, арестованную по делу о «фейках» про ВС РФ, перевели в новую камеру и обеспечили безглютеновым питанием
Что известно о травле Саши Скочиленко в СИЗО. Ее девушка узнала о запрете открывать холодильник и требованиях ежедневно стирать одежду
«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами
Военные действия России в Украине
Покушение на пророссийского главу Энергодара, соглашение Украины и Польши, очередной поджог военкомата. Главное к вечеру 22 мая
Взаимные обвинения в обстрелах, санкции против граждан США и интервью Зеленского. Главное к 21 мая
Удар по школе в Северодонецке и дворцу культуры в Харьковской области, расследование убийств в Буче и сведения о потерях российской армии. Главное к 20 мая
Власти Ленобласти заявили еще об одном погибшем в Украине военнослужащем — Илье Филатове
Россия ответит «сюрпризом» на заявку Финляндии на вступление в НАТО, Минобороны РФ заявляет о тысяче военных, сдавшихся в плен на «Азовстали». Главное к 18 мая
Экономический кризис — 2022
Почему в магазинах снова есть импортные прокладки, сахар и гречка, хотя все говорили о дефиците?
Cropp теперь CR, а Reserved — RE. Как выглядят петербургские магазины одежды после «санкционного» ребрендинга
Доллар упал ниже 60 рублей, но курсы в банках отличаются от биржевого. Что нужно знать?
Власти Петербурга заявили, что городской бюджет по доходам исполнен почти на 50 %. Что это значит?
Bloomberg: ВВП России снизится на 12% в 2022 году. Это будет самый большой спад с 1994 года
Давление на свободу слова
Журналистка Мария Пономаренко дала интервью проекту «Север. Реалии». Она рассказала о своем деле, суде и пребывании в СИЗО
Четыре дела о реабилитации нацизма прекращены в Петербурге. У них истек срок давности
«Мне слишком дорого далась эта работа». Сотрудники российских независимых СМИ о военной цензуре и блокировках
«При молчании происходит всё самое страшное». Петербургская художница Елена Осипова — о нападениях во время антивоенных акций и реакции окружающих
Как писать письма в СИЗО? Рассказывает адвокат задержанной по делу о фейках об армии России Ольги Смирновой
Хорошие новости
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
В Петербурге в 2022 году обустроят более девяти километров велодорожек
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.