Угрозы расправой в интернете: как в таких случаях реагируют суд и полиция
Вокруг ситуации с опубликованным в Instagram видео Рамзана Кадырова идут споры: можно ли считать такой троллинг в интернете преступлением и должен ли президент Чечни как-то за него ответить.
«Бумага» разбиралась, что в уголовном праве понимается под угрозой убийством и как полиция, следователи, прокуратура и суд реагируют на обещания физической расправы, высказанные в реальной жизни и в интернете.

Касьянов под прицелом

Всё началось с того, что глава Чечни Рамзан Кадыров разместил в Instagram видео, в котором председатель партии «Парнас» Михаил Касьянов и его заместитель Владимир Кара-Мурза изображены в прицеле оружия. Оппозиционные политики посчитали ролик «прямой угрозой убийством» и обратились в полицию.
Касьянова поддержал посол Европейского союза Вигаудас Ушацкас, назвав недопустимым в демократическом обществе такие «отвратительные и неприкрытые угрозы».
С такой трактовкой отчасти согласилась администрация Instagram, удалив пост Рамзана Кадырова без его согласия.

Угроза убийством в законе

С точки зрения совести и морали угрожать убийством или причинением тяжкого вреда здоровью нельзя. Но если эти ограничения почему-то не работают, всегда есть уголовный закон. По статье 119 УК, угроза убийством или физической расправой становится преступлением, если у пострадавшего были основания опасаться ее осуществления.
Формулировка закона оценочная, поэтому его неоднократно толковали высшие суды. Так, Конституционный суд указывал в своем определении, что, во-первых, преступник должен добиваться того, чтобы потерпевший осознал угрозу как реальную. Во-вторых, должны быть объективные основания опасаться.
Конституционный суд РФ:
“Это предполагает необходимость в каждом конкретном случае доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана с целью устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения”.

Что на практике

Из судебной практики и сообщений правоохранительных органов видно, что статья 119 УК достаточно редко вменяется самостоятельно. Чаще всего это один из элементов «основного» преступления, например, изнасилования или похищения.
Угрозы вроде «я убью тебя» и «тебе конец» правоохранители обычно расценивают просто как слова, сказанные сгоряча. Даже если перепалка происходила в суде или конфликт возник между заключенными в исправительной колонии.
Суд при этом опирается на мнение полиции. Если полицейские не возбудили дело, в суде факт угроз считается чаще всего недоказанным.
Переписку с угрозами полиция также редко воспринимает серьезно. Правда, в Тверской области был случай, когда прокуратура возбудила уголовное дело в отношении заключенного, систематически угрожавшего в письмах и звонках своей знакомой.
Наказание по статье 119 чаще всего не превышает года лишения свободы. Иногда вместо него назначают обязательные работы.

Угрозы в интернете

Интернет — это еще одна сфера, где действует право. По идее, с угрозами в сети должно происходить то же, что с экстремистскими статьями уголовного кодекса: всё чаще комментарии в соцсетях попадают под пристальное внимание правоохранителей.
На самом деле, всё не совсем так. Самым громким случаем оперативного реагирования на угрозы в интернете стало дело более чем десятилетней давности. Тогда, как пишет «Фонтанка», на форуме издания появилось сообщение с угрозой убийством тогдашнему губернатору Петербурга Валентине Матвиенко.
Спустя почти год по делу был задержан Александр Втулкин. Правда, статью, по которой его осудили, впоследствии переквалифицировали на экстремизм. Виртуальные угрозы правоохранительные органы Петербурга восприняли тогда серьезно из-за убийства ученого-этнографа Николая Гиренко, жизни которого также угрожали в сети.
Из последних дел: в августе 2015 года задержали мужчину, угрожавшего помощнице Павла Астахова Анне Левченко. Угрозы в ее адрес поступали в том числе и через интернет.
В зарубежной практике также встречаются случаи уголовного преследования за комментарии в интернете. В Британии мужчину осудили почти на два с половиной года лишения свободы за угрозы на Facebook. Хотя в России это дело вряд ли бы квалифицировали по статье об угрозах.
В случае с Instagram Рамзана Кадырова всё будет зависеть от того, посчитает ли полиция реальной угрозу или расценит видео как «шутку» (тем более оно уже удалено). Изучение практики подсказывает, что второй вариант более вероятен.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

МЕДИАМЕТРИКИ

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.