Два мира, два Фирамира: как Facebook и YouTube поделили пополам интернет-аудиторию

Скандал вокруг нападения на видеоблогера Фирамира собрал миллионную аудиторию и многочисленные видеоответы, но при этом прошел мимо федеральных СМИ и был полностью проигнорирован во всех дискуссиях на Facebook.
На примере недавнего инцидента Игорь Антоновский рассказывает, как пользователи постепенно расходятся на два лагеря, новостная повестка которых совсем не пересекается.

Убийство видеоблогера в прямом эфире

1 июня 2016 года видеоблогер Фирамир, в миру Владислав Копцев, был убит во время своего стрима. Неизвестные ворвались в квартиру скандального блогера и стали вымогать деньги, угрожая Копцеву пистолетом. Получив отказ, неизвестные выстрелили несколько раз в грудь Фирамиру, после чего тот упал со своего кресла.
Популярная стримерша Карина, находившаяся в другом «окне» на той же трансляции, стала истошно орать о том, что «человека убили» и «надо срочно ехать в Новосибирск», где проживает Фирамир. Сам стрим смотрели в этот момент порядка 300 000 человек.
Запись убийства Фирамира в прямом эфире за несколько часов собрала около 5 миллионов просмотров. Это почти в три раза больше, чем у прогремевшего пару недель назад материала «Новой газеты» про «группы смерти» было за неделю во «ВКонтакте». Однако об убийстве Фирамира не сообщило ни одно новостное агентство. Резонансный случай расправы над подростком в прямом эфире не всколыхнул никого из фейсбук-блогеров, об убийстве промолчал даже телеканал LifeNews.
За месяц до этого события Фирамир был уже избит своими хейтерами также в прямом эфире. Ответственность за его избиение взял на себя другой видеоблогер — Азлагор. Бывший директор казино «Титаник», а ныне известный видеоблогер Сергей Симонов предложил Фирамиру свою помощь.
Симонов уже несколько раз выходил «на ринг» против других видеоблогеров и теперь взялся тренировать Фирамира, чтобы тот вызвал на официальный бой Азлагора. Бой состоялся, после него Фирамир помирился с Азлагором и они договорились вместе удалить свои каналы (причины такого решения крайне иррациональны, так что не ищите тут логики). Фирамир должен был удалить свой канал на совместном стриме с Кариной, во время которого и был убит.

Два мира российского интернета

Всё, что вы прочитали выше, не синопсис плохого сериала и не новости из космоса. Это происходит в России 2016 года. Люди, про которых я пишу, если и неизвестны вам, известны сотням тысяч, а то и миллионам жителей нашей страны. И события, которые я описываю, волнуют их гораздо больше, чем освобождение Савченко или очередное заявление какого-то депутата.
Первый бой между видеоблогерами, состоявшийся в декабре 2015 года в Москве, обсуждали миллионы пользователей. Это было по-настоящему резонансное событие. Конфликт между Сергеем Симоновым и Дмитрием Шиловым, закончившийся реальным боем Симонова с другом Шилова Михалычем, будоражил умы, рождал сотни комментариев и аналитических видео. Медийное событие уровня того же суда над Савченко — не меньше! Но о нем не написали в издании «Медуза», его не отрефлексировали в колонках на «Слоне» известные публицисты.
За последние два года в России сформировались два параллельных мира: мир YouTube и мир Facebook. Им нет дела друг до друга, они похожи на разные тусовки из двух школ в одном районе, у каждой из которых свои мемы, герои, шутки, инфоповоды. Иногда какие-то новости из одного мира долетают до второго, отражаются слабым резонансом и растворяются в небытии. Так на районе порой ходят неясные слухи о том, «что в 514-й кто-то кого-то зажал в туалете, вроде физрук, вроде какую-то телку из 9-го…».
У этих разных миров, как у разных культур в этнографии, могут быть вполне схожие герои или легенды, которые называются разными словами. Так, герой публицистики Петр Павленский запросто сошел на YouTube за обычного пранкера — человека, ставящего социальный эксперимент в общественных местах. Такие пранкеры на YouTube — это Ракамакафо, снимающие реакцию людей на человека, которому стало плохо, или Чебураша. Они, кстати, со своим видео про отношения к геям в России — одни из немногих, кто пересек границу двух миров и оказался в публицистических медиа.

Люди вселенной YouTube

Если говорить о цифрах и аудитории, отдельные каналы YouTube смотрит в разы больше народу, чем читают ту же «Медузу» или издание «Слон». Это достаточно известный факт, который консервативные журналисты обычно списывают на молодость ютубовской аудитории: YouTube, мол, смотрят дети.
Это так, но не совсем. Средняя аудитория на YouTube сегодня выросла и представляет собой возрастную категорию 23–27 лет. Это не легион детей, а вполне себе платежеспособный осмысленный электорат, для которого никто из фейсбучных публицистов не будет писать.
Безусловно, в мире YouTube представлена и общественно-политическая картина: популярный блогер Анатолий Шарий постоянно находится в топе просмотров, отдельные русские оппозиционеры типа Саши Сотника имеют по сотне тысяч подписчиков. Однако, даже находясь на YouTube, эти люди скорее привлекают сюда аудиторию извне: из того же Facebook или серьезных публицистических агрегатов.
Про Фирамира или Ивангая, про Сергея Симонова или канал NEMAGIA зрителям таких каналов известно мало.

Люди вселенной Facebook

У продвижения на YouTube свои законы. Здесь постоянно нужна движуха, хайп, коллаборация. Блогеры, как известные политики, чтобы быть на слуху, должны скандалить, оскорблять друг друга, вызывать на бои или делать вопиющие поступки. Вершина этого — смерть Фирамира. Которой, конечно, не было.
Постановка была настолько глупой и шитой белыми нитками, что 5 миллионов человек видели в этом не убийство в прямом эфире, а забавную клоунаду. И всё же в этой клоунаде есть один момент, вызывающий восхищение: точно такой же клоунадой является и суд над Савченко, и перформансы Павленского, и заявления отдельных депутатов. Все они шиты белыми нитками, все они, очевидно, просчитаны и направлены на общественный резонанс.
В том другом, параллельном мире аудитория кажется гораздо наивнее этой детской, ютубовской. Она всё еще верит в смерть, поднятую на знамена, у нее «бомбит» от тех инфоповодов, от которых по замыслу их создателей и должно «бомбить», они ведутся на любой пранк и троллинг.
Публицисты стотысячных медиа, кричащие, что им не интересен YouTube, это те самые несуществующие люди, которые запросто могли бы повестись на липовую смерть Фирамира, если бы только знали о ней.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.