22 октября 2012

Бордюр и поребрик: что отделяет колясочников от внешнего мира?

В воскресенье люди с ограниченными возможностями проверяли центр Петербурга на доступность для инвалидных колясок. «Бумага» прошлась по Невскому проспекту вместе с инвалидами и выяснила, что главный барьер — это вовсе не Аничков мост и не ступенька у дверей Макдональдса.
Фото: Настя Авдеева / «Бумага»
На площади перед Александринским театром около полутора десятков людей в инвалидных креслах позируют такому же количеству журналистов и фотографов. Затем они с веселыми воплями направляются к Невскому проспекту. Организаторы акции — активисты молодежной общественной организации «И:Volution» и группа «Колясочники Питера» решили проверить на доступность для инвалидов в колясках Невский проспект и всё, что встретится по пути: магазины, банки, гостиницы и кафе. — Если подобные акции организуют люди здоровые — к ним нет доверия, а здесь организаторы — сами инвалиды-колясочники, — говорит блогер Олег, с усилием отталкивая колеса. Олег не инвалид, просто решил узнать, каково это — передвигаться на коляске. Таких, как он, в акции несколько человек. Видно неколясочников сразу: без сопровождения с непривычки они быстро отстают. — У вас еще хорошая коляска, она стоит порядка 30 штук, и то вам неудобно, — посмеивается мужчина с одной ногой. — Колесо постоянно нужно протирать от пыли, постоянно нужно перчатки носить. Вот такая, автоматическая, — он показывает на неподвижного парня с отсутствующим взглядом, ровно едущего по тротуару, — вообще стоит как хорошая иномарка. Наверное, не везде их делают, детали дорогие. Человека с одной ногой зовут Сергей Поюнов, он активист группы «Колясочники Питера», неоднократный участник турниров по настольному теннису, танцам и забегов на колясках. Он ловко преодолевает все бордюры и ступеньки, которых, к слову, на Невском очень много. Даже на почти непреодолимом для колясочников Аничковом мосту Сергей не растерялся: слез с коляски, оперся на колено (той ноги, которой наполовину нет), перебросил коляску через высокую ступеньку и, как ни в чем не бывало, уселся в кресло. — Вы часто передвигаетесь по центру самостоятельно? — спрашиваю я его. — Ага, — улыбается Сергей, довольный произведенным эффектом. — Здесь я передвигаюсь для удовольствия жизни. А если нужно куда-то поехать — обычно в трамваи запрыгиваю. Помню, зимой, в слякоть, грязь, вот так одетый был, залез в трамвай. Кондуктор подходит, говорит: «А как ты сюда забрался?». Да подпрыгнул!

«По сравнению с вложениями в инфраструктуру города, инвестиции в доступную среду для инвалидов-колясочников — это копейки. Тут дело не в законодательстве, о колясочниках просто не вспоминают. Мы этот замкнутый круг и пытаемся разбить, говорим: “Вот мы есть”»

Мимо проезжает троллейбус, останавливается на остановке, в сантиметрах тридцати от тротуара — заехать на коляске не получится. В общественном транспорте инвалиды-колясочники редкость, хотя место для них в салоне предусмотрено. — То же самое с парковками для инвалидов. Их постоянно занимают, потому что водители не видят инвалидов, редко с ними сталкиваются, — рассказывает Виталий Касьянов, один из организаторов «И:Volution». — Мы этот замкнутый круг и пытаемся разбить, говорим: «Вот мы есть». Главное здесь — привлечь внимание. По сравнению с вложениями в инфраструктуру города, инвестиции в доступную среду для инвалидов-колясочников — это копейки. Просто на каком-то этапе нужно внести в проект пандусы, рассчитать, какой должна быть ступенька. Об инвалидах-колясочниках не думает, к примеру, руководство вузов, когда отменяет удаленное обучение. Брат Виталия Никита, которому приходится передвигаться на коляске, дистанционно учился в Северо-Западном заочном техническом университете. Занимался дома, приходил только на экзамены. Однако после присоединения СЗТУ к Горному Университету дистанционное образование отменили, и теперь Никита не знает, как доучиваться. Зато активно отстаивает права инвалидов-колясочников. — Организацией «И:Volution» мы стали заниматься где-то больше полугода назад. Мы — это выпускники специализированного образовательного центра для детей-инвалидов. Мы пригласили ребят из школы и друзей школы. Для нас это первая такая большая акция, — не без гордости говорит Никита. Очередной переход. Для инвалидов на коляске очень сложно перейти дорогу за то время, которое отводят пешеходам на Невском. На автоматической коляске преодолевать препятствия еще сложнее, чем на механической — даже незаметную обычному пешеходу выемку на съезде переехать без посторонней помощи невозможно. Максим ездит на автоматической коляске, потому что почти все его движения ограничены — трудно даже говорить. В основном он сидит дома. Его мать, Елена Михайловна, утверждает, что с каждым годом становится легче — в районе, где они живут, Максим даже может гулять самостоятельно. — Недавно мы ездили в Израиль, — рассказывает она. — Там огромное количество людей, пожилых людей, на инвалидных колясках. Они гуляют, общаются, сидят в кафе — в общем, радуются жизни. Нам до этого еще идти и идти. Но с интернетом стало гораздо удобнее — можно делать почти всё не выходя из дома, жить нормальной жизнью. В кафе питерским колясочникам зайти проблематично — на входе большинства общепитов ступеньки или барьеры. Да и персонал к инвалидам не привык — специальные туалеты, к примеру, чаще всего, используются под хозяйственные нужды. — На самом деле, проблема не только в физических препятствиях, — объясняет Юлия, мама Лины Филипповой — подвижной девушки на коляске. — С такой пенсией, которая выделяется инвалидам, в кафе можно сходить один раз в год. — Пенсии, пособия должны быть не только инвалидам, но и тем, кто за ними следит — потому что они тоже прикованы, — перебивает ее Лина. — Я хочу нормальной жизни для своей мамы. А я ведь по городу без нее передвигаться не могу. Лина учится на юридическом факультете РГПУ им. Герцена, смеется — без юридического образования инвалидам в нашей стране никак. В университете для нее самое сложное — подниматься на второй этаж.

«У нас же 10 тысяч инвалидов-колясочников в Питере. Но мы их почти не видим. Многие просто-напросто из дома выходить боятся»

— Сейчас уже однокурсники помогают, а вначале это было страшно, — рассказывает её мама Юлия. — Как-то раз пришлось спускаться с третьего этажа: наш папа Лину посадил на окно, а сам спустил вначале коляску, потом донес на руках. У нас многие госучреждения совсем не оборудованы, например, почта. Предполагается, что всё приносят на дом. Троллейбусы для инвалидов только в центре ездят, в районах сложнее с этим. Дома так же не оборудованы, лифты не приспособлены. — Можно, конечно, сидеть дома и все делать через интернет, — рассуждает Лина. — Но ведь хочется и нормальной жизни! Я занималась танцами на колесах, но это оказалось очень сложно — и физически, и психологически. Сложно выйти из кокона, сложно стать трудолюбивым. Мы подходим к площади Восстания. Делегация растягивается чуть ли не от Литейного. Одного колясочника прохожие не замечают, видят двух-трех — недоуменно переглядываются, на толпу перестают обращать внимания. — У нас же около девяти тысяч инвалидов-колясочников в Питере, — говорит Юлия. — Но мы их почти не видим. Многие просто-напросто из дома выходить боятся.

Читайте также:

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Конфликт на Петровской косе
Что известно о будущем Речного яхт-клуба и Петровской косы. Яхтсменов выселили в разгар сезона, им негде швартоваться
«Нет консенсуса, нет договоренностей, нет развития». Что будет с речным яхт-клубом и что сейчас происходит на Петровской косе
Глава Ленинградской федерации профсоюзов подтвердил выселение речного яхт-клуба с Петровской косы. Там срезают понтоны, суда вынесут на сушу
Приставы пришли в яхт-клуб на Петровской косе и срезали трапы, ведущие к судам
Яхт-клуб на Петровской косе — последнее место в Петербурге для бюджетного яхтинга. Что известно о будущем территории, за которую борются застройщики, профсоюзы, спортсмены и город
Поддержка независимых театров
Сколько на самом деле стоит один поход на спектакль? Режиссер Семен Александровский рассуждает, почему бюджету выгодны частные театры
Более 20 независимых театров Петербурга не получили господдержку после пандемии: некоторым грозит закрытие. Десятки миллионов достались патриотическим фестивалям
Независимым театрам Петербурга обещают выделить субсидии в конце августа, заявила член комиссии
Независимые театры пожаловались, что остались без субсидий во время пандемии. Смольный запустил второй этап конкурса на финансирование
Коллеги «Бумаги»
Как ростовские наркополицейские бежали в Украину и задумались о карьере правозащитников
Как приговор по делу Юрия Дмитриева изменит Россию и нас
История отца Сергия, захватившего монастырь
Смягчение режима самоизоляции
Петербургские суды зарегистрировали больше 600 дел об отсутствии СИЗ за июль. Протоколы составляли в том числе на горожан, которые ели шаверму без маски
В Петербурге открылись визовые центры десяти стран ЕС
Беглов поручил подготовить театры к открытию в сентябре
МФЦ в Петербурге снова начали работать без предварительной записи
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
Закон о «наливайках»
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках
Беглов призвал до 2021 года изменить закон о «наливайках» в интересах предпринимателей и жителей. Вот как он объяснил подписание «непроработанного» законопроекта
«Принятие закона о „наливайках“ — поспешность отдельных депутатов». Александр Беглов заявил, что в закон внесут изменения
В Петербурге прошло первое заседание рабочей группы по закону о «наливайках». На нем предложили создать особые правила для баров в исторических домах
Мой любимый бар закроется? Там перестанут продавать алкоголь? Отвечаем на главные вопросы про закон о «наливайках»
Снос хрущевок в Петербурге
Какие хрущевки готовятся снести в Петербурге, куда переселяют жильцов и почему проект реновации затянулся на 10 лет?
Как в Сосновой Поляне сносят первую хрущевку по программе реновации. Демонтаж продлится несколько дней
В Петербурге возобновляется программа реновации — первыми сносят дома в Красносельском районе. Что об этом известно
В Петербурге начали сносить первую расселенную хрущевку по программе реновации
Жители попавших под реновацию кварталов смогут переехать в другие районы
Лето в Петербурге
Театр, похожий на космический корабль, старинные церкви и медовуха в купеческом доме. Приезжайте в Великий Новгород
Как долго в Петербурге продлятся дожди и ждать ли лета в августе? Рассказывает главный синоптик города
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
В Петербурге прошел ливень. Конечно же, улицы по всему городу затопило, а машины «плыли» по дорогам
Сотни людей на набережных, разведенные мосты и военные корабли: как в Петербурге прошел парад в честь Дня ВМФ
Озеленение Петербурга
Жители Петроградского района намерены вернуть виноград, сорванный ветром с дома на Лизы Чайкиной. Вот как они это сделают
С дома на Лизы Чайкиной сорвало виноград, много лет покрывавший половину стены. Местные жители планируют вернуть растение на место
На парковке на Марата на один вечер создали зону отдыха со стульями и растениями в горшках. Вот как она выглядела
На Чкаловском проспекте появился прицеп со скамейкой и растениями. Небольшую зону отдыха оборудовали активисты
Сквер Виктора Цоя начали благоустраивать — там стелют газон и красят здания. Работы связывают со скорым приездом Беглова

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.