22 октября 2012

Бордюр и поребрик: что отделяет колясочников от внешнего мира?

В воскресенье люди с ограниченными возможностями проверяли центр Петербурга на доступность для инвалидных колясок. «Бумага» прошлась по Невскому проспекту вместе с инвалидами и выяснила, что главный барьер — это вовсе не Аничков мост и не ступенька у дверей Макдональдса.

Фото: Настя Авдеева / «Бумага»
На площади перед Александринским театром около полутора десятков людей в инвалидных креслах позируют такому же количеству журналистов и фотографов. Затем они с веселыми воплями направляются к Невскому проспекту. Организаторы акции — активисты молодежной общественной организации «И:Volution» и группа «Колясочники Питера» решили проверить на доступность для инвалидов в колясках Невский проспект и всё, что встретится по пути: магазины, банки, гостиницы и кафе. — Если подобные акции организуют люди здоровые — к ним нет доверия, а здесь организаторы — сами инвалиды-колясочники, — говорит блогер Олег, с усилием отталкивая колеса. Олег не инвалид, просто решил узнать, каково это — передвигаться на коляске. Таких, как он, в акции несколько человек. Видно неколясочников сразу: без сопровождения с непривычки они быстро отстают. — У вас еще хорошая коляска, она стоит порядка 30 штук, и то вам неудобно, — посмеивается мужчина с одной ногой. — Колесо постоянно нужно протирать от пыли, постоянно нужно перчатки носить. Вот такая, автоматическая, — он показывает на неподвижного парня с отсутствующим взглядом, ровно едущего по тротуару, — вообще стоит как хорошая иномарка. Наверное, не везде их делают, детали дорогие. Человека с одной ногой зовут Сергей Поюнов, он активист группы «Колясочники Питера», неоднократный участник турниров по настольному теннису, танцам и забегов на колясках. Он ловко преодолевает все бордюры и ступеньки, которых, к слову, на Невском очень много. Даже на почти непреодолимом для колясочников Аничковом мосту Сергей не растерялся: слез с коляски, оперся на колено (той ноги, которой наполовину нет), перебросил коляску через высокую ступеньку и, как ни в чем не бывало, уселся в кресло. — Вы часто передвигаетесь по центру самостоятельно? — спрашиваю я его. — Ага, — улыбается Сергей, довольный произведенным эффектом. — Здесь я передвигаюсь для удовольствия жизни. А если нужно куда-то поехать — обычно в трамваи запрыгиваю. Помню, зимой, в слякоть, грязь, вот так одетый был, залез в трамвай. Кондуктор подходит, говорит: «А как ты сюда забрался?». Да подпрыгнул!

«По сравнению с вложениями в инфраструктуру города, инвестиции в доступную среду для инвалидов-колясочников — это копейки. Тут дело не в законодательстве, о колясочниках просто не вспоминают. Мы этот замкнутый круг и пытаемся разбить, говорим: “Вот мы есть”»

Мимо проезжает троллейбус, останавливается на остановке, в сантиметрах тридцати от тротуара — заехать на коляске не получится. В общественном транспорте инвалиды-колясочники редкость, хотя место для них в салоне предусмотрено. — То же самое с парковками для инвалидов. Их постоянно занимают, потому что водители не видят инвалидов, редко с ними сталкиваются, — рассказывает Виталий Касьянов, один из организаторов «И:Volution». — Мы этот замкнутый круг и пытаемся разбить, говорим: «Вот мы есть». Главное здесь — привлечь внимание. По сравнению с вложениями в инфраструктуру города, инвестиции в доступную среду для инвалидов-колясочников — это копейки. Просто на каком-то этапе нужно внести в проект пандусы, рассчитать, какой должна быть ступенька. Об инвалидах-колясочниках не думает, к примеру, руководство вузов, когда отменяет удаленное обучение. Брат Виталия Никита, которому приходится передвигаться на коляске, дистанционно учился в Северо-Западном заочном техническом университете. Занимался дома, приходил только на экзамены. Однако после присоединения СЗТУ к Горному Университету дистанционное образование отменили, и теперь Никита не знает, как доучиваться. Зато активно отстаивает права инвалидов-колясочников. — Организацией «И:Volution» мы стали заниматься где-то больше полугода назад. Мы — это выпускники специализированного образовательного центра для детей-инвалидов. Мы пригласили ребят из школы и друзей школы. Для нас это первая такая большая акция, — не без гордости говорит Никита. Очередной переход. Для инвалидов на коляске очень сложно перейти дорогу за то время, которое отводят пешеходам на Невском. На автоматической коляске преодолевать препятствия еще сложнее, чем на механической — даже незаметную обычному пешеходу выемку на съезде переехать без посторонней помощи невозможно. Максим ездит на автоматической коляске, потому что почти все его движения ограничены — трудно даже говорить. В основном он сидит дома. Его мать, Елена Михайловна, утверждает, что с каждым годом становится легче — в районе, где они живут, Максим даже может гулять самостоятельно. — Недавно мы ездили в Израиль, — рассказывает она. — Там огромное количество людей, пожилых людей, на инвалидных колясках. Они гуляют, общаются, сидят в кафе — в общем, радуются жизни. Нам до этого еще идти и идти. Но с интернетом стало гораздо удобнее — можно делать почти всё не выходя из дома, жить нормальной жизнью. В кафе питерским колясочникам зайти проблематично — на входе большинства общепитов ступеньки или барьеры. Да и персонал к инвалидам не привык — специальные туалеты, к примеру, чаще всего, используются под хозяйственные нужды. — На самом деле, проблема не только в физических препятствиях, — объясняет Юлия, мама Лины Филипповой — подвижной девушки на коляске. — С такой пенсией, которая выделяется инвалидам, в кафе можно сходить один раз в год. — Пенсии, пособия должны быть не только инвалидам, но и тем, кто за ними следит — потому что они тоже прикованы, — перебивает ее Лина. — Я хочу нормальной жизни для своей мамы. А я ведь по городу без нее передвигаться не могу. Лина учится на юридическом факультете РГПУ им. Герцена, смеется — без юридического образования инвалидам в нашей стране никак. В университете для нее самое сложное — подниматься на второй этаж.

«У нас же 10 тысяч инвалидов-колясочников в Питере. Но мы их почти не видим. Многие просто-напросто из дома выходить боятся»

— Сейчас уже однокурсники помогают, а вначале это было страшно, — рассказывает её мама Юлия. — Как-то раз пришлось спускаться с третьего этажа: наш папа Лину посадил на окно, а сам спустил вначале коляску, потом донес на руках. У нас многие госучреждения совсем не оборудованы, например, почта. Предполагается, что всё приносят на дом. Троллейбусы для инвалидов только в центре ездят, в районах сложнее с этим. Дома так же не оборудованы, лифты не приспособлены. — Можно, конечно, сидеть дома и все делать через интернет, — рассуждает Лина. — Но ведь хочется и нормальной жизни! Я занималась танцами на колесах, но это оказалось очень сложно — и физически, и психологически. Сложно выйти из кокона, сложно стать трудолюбивым. Мы подходим к площади Восстания. Делегация растягивается чуть ли не от Литейного. Одного колясочника прохожие не замечают, видят двух-трех — недоуменно переглядываются, на толпу перестают обращать внимания. — У нас же около девяти тысяч инвалидов-колясочников в Питере, — говорит Юлия. — Но мы их почти не видим. Многие просто-напросто из дома выходить боятся.

Читайте также:

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
Когда будет пик четвертой волны коронавируса в Петербурге? Отвечает Роспотребнадзор
«Прогнозируем, что 8 ноября общепит не откроют». Как бары и рестораны отреагировали на локдаун в Петербурге, почему ждут продления ограничений и какой ущерб предсказывают
Роспотребнадзор: ограничения в Петербурге снимут, когда будет вакцинировано 80 % населения
Что нужно знать о коронавирусных ограничениях в Петербурге. Недельный локдаун, QR-коды, вакцинация и маски
В Петербурге осталось около 1700 свободных коек под COVID-19. Власти говорят, что это «эквивалентно трем пустующим больницам»
Как меняется Петербург
В Кронштадте за 480 миллионов рублей выставили на продажу бывший военный завод. Его предлагают приспособить под гостиничный комплекс
Намывы — это зло или благо? Эксперты рассуждают, стоит ли дешевое жилье проблем с экологией и инфраструктурой
В Петербурге закрылось Bio My Bio — заведение со здоровой едой от Матильды Шнуровой
«Благотворительность уже прорастает отовсюду». Директор «Ночлежки» — о кафе в центре Петербурга, где бывшие бездомные будут обучаться новым профессиям
Рядом с «Лахта Центром» появится оздоровительный термальный комплекс за 450 млн рублей
Научпоп
Как прошел самый большой Science Bar Hopping в Москве — с экскурсиями в наукограды и лекциями 42 ученых (!) о еде будущего, бионических протезах и патологоанатомии
Рецепторы, глобальное потепление и экономика труда. Главное о научных исследованиях нобелевских лауреатов — 2021
Космический туризм, астрономия и облачные технологии. Присоединяйтесь к нашему фестивалю Science Bar Hopping в Москве!
Петербургские археологи нашли геоглиф в виде быка в Тыве. Рассказываем, что это и почему находку называют уникальной
Откуда берутся слухи про чипирование, как фейки о бесплатных лекарствах рекламируют БАДы и можно ли зарабатывать на фактчекинге в России? Рассказывает сооснователь Fakecheck
Вакцинация от коронавируса
Роспотребнадзор: ограничения в Петербурге снимут, когда будет вакцинировано 80 % населения
В «Галерее» второй день стоят огромные очереди на вакцинацию. Там прививают по 600–700 человек в сутки
В Петербурге задержали пятерых медиков, которые организовали фиктивный пункт вакцинации при университете имени Павлова
Власти Петербурга расширят сеть пунктов вакцинации. Привиться можно будет еще в двух ТЦ
Как получить QR-код в Петербурге? И что делать, если с его выдачей возникла проблема?
Коллеги «Бумаги»
Кто реально победил на выборах в Госдуму? В чем не правы противники «Умного голосования»? Как были устроены фальсификации?
Как протест против ввоза мусора из Москвы пробудил в ярославцах интерес к экологическим проблемам
Как «Независимая ассоциация врачей» отговаривает россиян прививаться
Гид по пригородам Петербурга
Прогулки с видом на реку, 100-летняя ГЭС и краеведческий музей в доме инженера — приезжайте в Волхов
В Петяярви — маршрут для долгой бодрой прогулки и идеальные места для пикников. Осмотрите заброшенную финскую ГЭС с водопадом и лесные озера
В Гатчине — не только дворец и парки. Осмотрите замок мальтийских рыцарей, деревянную дачу с башней и старинную слободу, где жили егеря
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
Подкасты «Бумаги»
Зачем мы участвуем в онлайн-флешмобах и к чему они могут привести? В подкасте «Все мы медиа» обсуждаем #MeToo, флаги на аватарках и солидарность в соцсетях
Как спасти планету от мусора? Придумываем варианты во время мозгового штурма: от геймификации до новой экономики
«Нахрен все эти деньги, открываем бар!». Каково запустить бизнес своей мечты — и закрыть его
Вместе со школы❤️ Выпуск про первые отношения и неловкие романы
«Твой умный кореш»: слушайте подкаст «Бумаги» — с историями про безумный автостоп, жизнь с пятью детьми и отказ от алкоголя
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.