«Кампус» — это городской просветительский фестиваль, который проходит дважды в год, и одноименная рубрика на «Бумаге», где ученые и эксперты рассказывают, как устроен мир вокруг нас.

Петербургский историк признался в убийстве и расчленении студентки. Часто ли в таких преступлениях замешаны публичные люди и что в России считается жестоким убийством — комментирует криминолог

Петербургский историк и доцент СПбГУ Олег Соколов сознался в убийстве 24-летней студентки и своей сожительницы. Авторитетного ученого подозревают в том, что он застрелил и затем расчленил девушку. Его задержали в больнице — после того, как он упал в реку, пытаясь выкинуть останки убитой.

«Бумага» узнала у криминолога из Европейского университета Владимира Кудрявцева, как в России разделяют убийства по степени жестокости, часто ли их совершают публичные люди и какие нюансы законодательства влияют на расследование.

Владимир Кудрявцев

Младший научный сотрудник института проблем правоприменения ЕУ, криминолог

Как классифицируются убийства и из-за чего чаще убивают в России

— Большинство убийств в России — «простые»: один человек просто убил другого без всяких отягчающих обстоятельств. Это, собственно, «Убийство» (статья 105 УК) — умышленное причинение смерти, часть 1. Данный состав преступления в Уголовном кодексе РФ и статья 111 часть 4 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть) охватывают порядка 70–75 % всех криминальных смертей, за которые кого-то осудили.

Еще около 20 % — убийства с отягчающими обстоятельствами, в числе которых есть убийства с особой жестокостью (повлекшие дополнительные физические или психические страдания жертвы — прим. «Бумаги»), часть 2, — но выделить их отдельно в статистике мы не можем. Отягчающих, в свою очередь, может быть много: если убил двух и более лиц, если был служебный долг, если женщина-жертва была беременна, а также если убийство было совершено с особой жестокостью и так далее.

В России также есть «боковые» статьи убийства с отягчающими, на которые приходится остаток по осужденным. Это убийство матерью младенца (статья 106 УК), убийство при превышении предела самообороны (статья 108 УК), причинение смерти по неосторожности (статья 109 УК), убийство в состоянии аффекта (статья 107 УК) и так далее.

По классификации ООН, разницы между статьями об убийстве без отягчающих обстоятельств и нанесении тяжкого вреда здоровья, повлекшего смерть, практически нет. Даже наказывают за них в России почти одинаково, но они важны юридически — наличием или отсутствием умысла. В одном случае считается, что человек хотел убить, а в другом — просто причинить серьезный вред, но не рассчитал. Хотя категория желания в ситуации конфликта, приводящего к убийству, довольно условна.

Стоит отметить, что в России есть свои особенности по части убийств (речь идет прежде всего о способе совершения преступления), хотя в базовых вещах вроде возраста и пола преступников или жертв [многое так же, как в других странах]. Как и в большинстве стран, у нас основной жертвой насильственной преступности становится мужчина. Статистически на женщин приходится примерно 20–25 % убийств (для сравнения, в США, если мы уберем gang violence — групповое насилие, — женщины становятся жертвами убийств также примерно в четверти всех случаев; около трети в Соединенном Королевстве и порядка 36 % в Австралии).

Самый распространенный в России сценарий, приводящий к убийству, — это соревнование чести, — то есть обмен репликами в духе «Ты меня уважаешь?» и не получение ожидаемого или социально одобряемого ответа. В попытке восстановить лицо начинается драка, которая впоследствии иногда приводит и к убийствам. К тому же (хотя и гораздо реже) распространены убийства, сопровождающие другие корыстные преступления, например разбой или попытку скрыть другое преступление.

Убийства мужчинами женщин, своих интимных партнерш, в мировой криминологии называются «контрольными убийствами». То есть это убийства с целью установить контроль над своей жертвой, восстановить контроль над отношениями или — шире — своей жизнью. Оно может быть результатом ревности, затяжной депрессии и так далее.

Всего в России убивают около 8–10 человек на 100 тысяч населения. Для сравнения: в США, где проще получить огнестрельное оружие, этот показатель в два раза меньше — 4–5 убийств на 100 тысяч населения.

То, что происходит с телом жертвы после смерти, не всегда влияет на классификацию убийства как убийства с жестокостью: это может быть попытка скрыть преступление, может быть следствием психических отклонений. В этом уже должны разобраться следователь и судья.

Сейчас нет исследований о том, как часто в России убийства с жестокостью становятся публичными и начинают обсуждаться. Но в целом, если навскидку почитать региональные СМИ, то в них всё же пишут о некоторых убийствах — и в основном всегда они сопровождаются гротескными подробностями. Можно сделать вывод, что чаще мы узнаем об убийствах с жестокостью, чем о наиболее массовых.

Кто и почему становится убийцами в России

— В России убивают, как правило, молодые люди, между 18 и 30 годами. В основном они совершают это в состоянии опьянения.

В целом 88 % всех тяжких и особо тяжких преступлений в РФ совершается мужчинами. Эта пропорция почти универсальна и без особых изменений встречается по всему миру за очень редкими, в основном историческими, исключениями.

График предоставлен Владимиром Кудрявцевым

Как и с другими преступлениями, убийства чаще совершают те, кого в социологии называют «андерклассом» (близко к понятию маргинала — прим. «Бумаги»): безработные и низкоквалифицированные рабочие. Противоположность им — «чистая публика» (люди с работой, возможно, с семьей, могут быть публичными). Они довольно редко совершают такого рода преступления.

Дело в том, что убийство — как правило, результат специфического социального взаимодействия, которое происходит по специальному сценарию. То есть минимум два человека должны оказаться в довольно небольшом по размеру месте, их должна слабо контролировать внешняя среда и у них должно быть много горячих тем, которые могли бы привести к перепалке, драке, а в результате и к убийству. А еще зачастую они пьяны. Более 70 % убийств и других тяжких преступлений совершается в состоянии алкогольного опьянения.

Если мы возьмем среднего безработного и низкоквалифицированного рабочего, вы легко можете представить себе его сидящим на кухне малогабаритной хрущевки со своим приятелем: они выпивают, обсуждают футбол, политику или другую горячую тему — и происходит конфликт. В этом смысле обычную драку от убийства часто мало что отличает. Но если взять среднего человека из «чистой публики», то он банально реже оказывается в ситуации, когда он может сесть на кухню своей хрущевки и выпить с приятелем — просто потому что есть работа и другие обязательства.

При этом, если кто-то из «чистой публики» всё же совершает убийство, у него очень похожие на «андеркласс» паттерны поведения. Косвенным подтверждением этому может послужить мое исследование, результатом которого стал тезис: в России у убийств нет сезонности, хотя в других странах чаще начинают убивать летом. При этом у нас есть «пики» убийств — в праздники. Как мы посчитали, эти всплески происходят, скорее, за счет «чистой публики», — ведь в праздники у них повышается вероятность оказаться в соответствующих условиях.

График предоставлен Владимиром Кудрявцевым

Вообще, люди достаточно редко планируют кого-то убивать. Это можно проследить даже по используемым способам убийства, говорящим о спонтанности. В порядка 70–75 % случаев люди убивают друг друга с помощью своих рук и ног. Еще 20–25 % — убийства при помощи импровизированного оружия (от кирпича до кухонного ножа). Оставшееся — специальное оружие: причем зачастую в нашей стране используют холодное оружие, а огнестрел [для России] — это достаточно экзотично.

В нашей стране, как правило, убийцы не стараются скрываться. В основном это связано с тем, что сама попытка преступления довольно очевидная, а во многих случаях рядом еще есть свидетели. Попытка уйти от преследования — это, скорее, нетипичное действие. Но действительно бывает, что преступники стараются отпираться до последнего, даже если все улики указывают на них. Криминологическая литература объясняет это тем, что есть убийцы со склонностью к социопатии, и они в целом не склонны по жизни принимать ответственность за что бы то ни было.

Что такое «проблема скрытых тел» и как расследуют убийства

— В теории, если преступник очень хорошо продумал действия и смог обставить всё так, что тело жертвы не найдено и к нему нет подозрений, мы никогда не узнаем об убийстве. Для нас возможная жертва будет человеком, пропавшим без вести: мы не узнаем, убили его, уехал ли он в другой город или вообще лежит где-то далеко с сердечным приступом. Всё это — «проблема скрытых тел». В России очень сложно возбудить уголовное дело об убийстве без тела.

По данным МЧС, ежегодно у нас пропадает или теряется около 120 тысяч человек в год. Странно записывать всех их в убитых (около 75–80 % пропавших находят в ближайшие недели, отмечает МЧС — прим. «Бумаги»). Ведь всего сейчас в России убивают около 20 тысяч человек в год.

Потенциально можно рассчитать среднее количество убитых из количества «потеряшек». По закону, людей, которых долго не могут найти, через один-три года признают пропавшими без вести или умершими. Судебный департамент их не разделяет и дает нам общую цифру: 7–8 тысяч ежегодно. Если мы разделим эту цифру на два-три, это будет очень примерное количество людей, которых можно было бы записать в «скрытые тела».

В среднем в России в уголовных делах об убийствах (часть 1 статья 105 УК) от события преступления до осуждения проходит около 9 месяцев. Для дел об убийстве с отягчающими обстоятельствами (часть 2 статья 105 УК) этот срок в два раза больше, в среднем 20–23 месяца. По «простому» убийству дают около 8 лет лишения свободы. А за отягчающие — около 13 лет. Раскрываемость по убийствам в России — в районе 90 %.

Не знаю, можно ли выделить общие черты в расследовании убийств по России, я не занимался этим вопросом. Но любой следователь вам скажет, что каждое такое дело индивидуально.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.