16 марта 2022

«Будто меня увольняют». Петербургские блогеры — о том, как будут жить и зарабатывать после блокировки Instagram

Роскомнадзор заблокировал Instagram в России — официально это ответ на то, что Meta разрешила жителям Украины публиковать призывы к насилию в отношении россиян и российских солдат «в контексте вторжения в Украину».

«Бумага» поговорила с инстаграм-блогерами из Петербурга о том, как они переживают блокировку соцсети, с помощью которой зарабатывали.

Илия Воскресенский

@elivosk, блог о путешествиях, 385 тысяч подписчиков

— Я испытываю сложные чувства, думаю, многие их сейчас разделяют: непонимание, смятение, невозможность строить планы. Это началось 24 февраля. Я сразу понимал, что буду отрезан от работы.

Когда я осознал, что Instagram в России будет заблокирован, начал перегонять аудиторию в Telegram, попросил скачать VPN, в меньшей степени делал упор на «ВКонтакте», потому что мне не нравится эта соцсеть — ощущение, что ты возвращаешься в прошлое.

Instagram был моей главной площадкой для заработка, второй — YouTube. [Но после 24 февраля] мне не пришлось о чем-то договариваться с рекламодателями, потому что они моментально исчезли. Я работал с крупными брендами, в основном иностранными, на больших годовых контрактах — некое амбассадорство. Всё это остановилось. Агентства, работающие с блогерами, даже перестали отвечать. Я понимаю, что у них те же проблемы: у них слетели контракты, потому что в таких ситуациях первое, от чего отказываются компании, это затраты на маркетинг и рекламу.

Искать другой заработок для меня необходимо, потому что я не из тех, кто грамотно распределяет финансы. Я не инвестировал в какие-то вещи, которые бы сейчас приносили мне пассивный доход. При этом я привык к определенному уровню жизни, а еще у меня есть монтажер, менеджер, редактор, [которым нужно платить зарплату]. Первые две недели я был в депрессии, потому что не понимал, как перестроить работу. Я не хочу уходить на площадки, которые мне не нравятся, но, возможно, это придется сделать.

Насчет охватов я сильно не переживаю, потому что люди, которые хотят сидеть в Instagram, будут там сидеть. Возможно, 30 % отвалятся, потому что VPN — это костыли, а люди не любят заморачиваться, нажимать дополнительные кнопки. Плюс сервисы VPN тоже блокируют. Но проблемы больше в рекламодателях — они не пойдут на платформу, которая запрещена в России, особенно, если Meta признают экстремистской.

Мои планы меняются каждый день. К сожалению, будущее сложно прогнозировать, потому что постоянно появляются новости, которые выбивают почву из-под ног. Сейчас я сфокусировался на офлайн-проекте по производству определенных товаров для фотографов. Не совсем подходящее время, но я не могу это остановить, буду пытаться вытащить средства, которые туда вложил. Не исключаю возможность эмиграции в более стабильное место.

У меня блог про свободу, путешествия, и когда ты находишься в таких ограничениях, это сильно бьет эмоционально. Я не понимаю, как публиковать мой контент, живя в России. Если будет возможность переехать и удаленно работать на русскоязычную аудиторию, я ей воспользуюсь.

Анастасия Нестеренко

@snova_nastia, лайфстайл-блог, 205 тысяч подписчиков

— Блог в инстаграме — мой большой проект, я посвятила ему почти 10 лет жизни. Я и раньше задумывалась о том, что Instagram, возможно, не вечный, я могу потерять доступ к аккаунту или соцсеть могут заблокировать, как это сделали с LinkedIn и пытались сделать с Telegram и Twitter. Но четкого плана на этот случай у меня не было.

Еще в начале «спецоперации» я сразу подумала, что соцсетям в России осталось недолго: такие площадки, где люди позволяют себе транслировать неудобную точку зрения, здесь никому не нужны. Почувствовала страх и отчаяние: за один день лишиться своей работы без перспективы ее возвращения — это тяжело.

В своем блоге я делаю то, что умею лучше всего: пишу тексты и делюсь фотографиями, это креативная работа, для которой в новом мире будет непросто найти место.

На днях я завела альтернативный телеграм-канал. Самая активная часть моей аудитории перешла туда довольно быстро, сейчас на канале 10 тысяч подписчиков. Но это отдельный ресурс, который будет требовать отдельного внимания: его также нужно продвигать, вкладывать в него время, силы и деньги. При этом никаких гарантий, что Telegram спустя время не признают экстремистским и не запретят в нем сидеть, нет.

У меня есть постоянные контракты с брендами, которые сейчас под угрозой, скорее всего, мы их закроем, в каждом договоре есть пункт «форс-мажор», что это, если не он? Еще 24 февраля я оповестила всех рекламодателей, что ближайшие дни выходить с рекламой в Instagram не буду по этическим соображениям, все со мной согласились.

Спустя сутки после начала блокировки я, наконец, могу оценить статистику. Охваты пока на прежнем месте, может, даже чуть выше обычного. Скорее всего, люди проверяют, работает ли приложение через VPN. Как будет дальше, посмотрим, это неудобно — включать каждый раз VPN перед тем, как заходить в Instagram, многие привыкли его использовать как мессенджер и заходят в него на автомате, теперь это будет сложнее.

Пока Instagram не признан экстремистским и работает через VPN, я буду продолжать вести там свой блог. Новый канал в Telegram буду делать более личным, туда будут попадать всякие повседневные мои дела, для более узкого круга читателей. Сейчас я не уверена, что останусь в России, по крайней мере, если у меня отнимут работу здесь, какой смысл искать другую, если ее точно так же смогут отнять потом?

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Валерия Дроздецкая

@tut_lera, блог о Петербурге, 42,5 тысячи подписчиков

— Когда я узнала, что Instagram собираются заблокировать, я подумала, что это еще один тяжелый гвоздь в крышку либеральных СМИ и свободного общения. Но, мне кажется, в последние недели все мы чего-то в этом духе напряженно ожидали, сюрпризом блокировка не стала.

А еще это было похоже на то, как будто меня увольняют. Я веду блог много лет, для меня он и про творчество, и про близких по духу и взглядам людей, и про работу тоже. Ссылки на свои аудиоэкскурсии по Петербургу я размещаю только в своем блоге, всегда отказывалась от предложений каких-то туристических посредников, для меня это принципиально. Сейчас, с блокировкой Instagram, это будет сложнее осуществить, но я не собираюсь сдаваться.

Потихоньку переходим с подписчиками в телеграм-канал, он у меня уже давно, правда, раньше не был столь активным. Ничего, вместе мы всё освоим, моя аудитория мне помогает.

От Instagram приходит мой основной доход — [продажа аудиоэкскурсий]. Мне не пришлось договариваться или переносить рекламы и интеграции, беру их крайне мало, никаких активных коллабораций в этом году еще не было, и я рада, что не пришлось подводить людей.

Про охваты в моем случае говорить еще рано, пока есть ощущение, что они не изменились, но поживем — увидим. Надеюсь, что абсолютное большинство моих ребят пользуются VPN, но, говорят, Instagram часто и без него продолжает работать.

Я не собираюсь уходить из Instagram совсем, буду продолжать в нем работать, пока мой блог будет доступен хотя бы одному подписчику. Слишком много труда и любви я вложила в этот блог, он мне слишком дорог. Но телеграм-канал точно станет сейчас таким же активным, если не больше, возможно, попробую освоить другие платформы.

Михаил Петров

@michailppp, блог про научные исследования, 38,7 тысячи подписчиков

— [Когда я узнал, что Instagram в России решили заблокировать], почувствовал фрустрацию, страх, боль. Как если ты делал проект в Word несколько лет, а он не сохранился и нужно начинать с нуля. Я и так активно вел телеграм, но перед блокировкой еще попросил всех подписаться.

Instagram — одна из площадок, где я зарабатываю, он приносил мне больше всего дохода по рекламе и являлся подушкой безопасности. Всегда знал, что могу сделать там рекламу — и не умру с голода. Тут это чувство на какое-то время пропало. Сейчас живу на накопления, но планирую как-то начать зарабатывать.

Прям сильного снижения охватов я не заметил, хотя ожидаю, что постепенно это будет происходить. Сначала можно запариться и включить VPN, но потом людям будет-таки надоедать лишнее действие, и будут они отсеиваться.

Какие планы по жизни, не знаешь, не то что будет с блогом. Есть советы делать блог на английском, но меня это пугает. Мне пришлось уехать, пока нет даже жилья. Я только начал YouTube хорошо делать, подкаст выходил, нормальную технику купили. Сейчас всё это приостановилось.

Что еще почитать:

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Давление на свободу слова
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
Сотрудники кейтеринга на ПМЭФ рассказали, что ресторан не заплатил им за работу. Заведение готовит иск за публикацию обвинений
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Давление на свободу слова
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.