1 декабря 2018
Автор шоу «Ещенепознер» Николай Солодников — о «неютьюбовских» героях и разнице проекта с «вДудем» и «Диалогами»

В октябре организатор «Диалогов» и «Открытой библиотеки» Николай Солодников запустил на ютьюбе шоу «Ещенепознер». За первый месяц в передаче успели побывать директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, режиссер Андрей Звягинцев и председатель правления «Роснано» Анатолий Чубайс. Выпуски набирают от 100 до 400 тысяч просмотров.

Солодников рассказал «Бумаге», почему «Ещенепознера» нельзя назвать продолжением «Диалогов», в чем отличие этого шоу от проекта Юрия Дудя и какую аудиторию авторам удалось привлечь на ютьюб.

Николай Солодников. Кадр из шоу «Ещенепознер»

Как и зачем появился «Ещенепознер»

— Идея сделать шоу на ютьюбе появилась давно. Мне представляется, что сегодня ютьюб окончательно победил телевизор. Он предоставляет уникальную возможность для высказывания в самых разных форматах. И мне показалось, что то, что мы хотим сделать, на ютьюбе пока не представлено.

Герои «Ещенепознера» — совсем не ютьюбовские персонажи. По крайней мере, не были такими до недавнего времени. Оказалось, что интервью с Михаилом Пиотровским могут посмотреть почти сто тысяч человек (89 тысяч просмотров за месяц — прим. «Бумаги»), а интервью с Александром Сокуровым — больше 300 тысяч (318 тысяч просмотров за месяц — прим. «Бумаги»). Большому количеству людей такие герои интересны — поэтому мы решили их «ютьюбизировать».

Над проектом работаю я и те же ребята, которые делают «Диалоги». Еще [книжный магазин] «Подписные издания» предоставляет книги для розыгрыша в конкурсе, который мы регулярно проводим в передаче.

С Познером название связано в меньшей степени, чем с песней группы «Аукцыон» «Еще не поздно» из альбома «Птицы». Название «Ещенепознер» пришло к нам, когда мы в очередной раз ее напевали. Показалось смешным.

О героях шоу и о том, почему «Ещенепознер» — это не совсем интервью

— Выбор героев — всегда субъективный выбор нашей команды. Как говорилось в первом выпуске, это должны быть масштабные люди, вызывающие споры.

Мне важно, чтобы у нас с героем получился доверительный разговор на равных, у меня нет задачи спровоцировать собеседника. Это не интервью в чистом виде, я хочу, чтобы мы с человеком друг друга услышали. Я доверяюсь самому разговору и тому, куда он приведет.

Я могу во многом не соглашаться с людьми, с которыми общаюсь, но четко понимаю, что мы друг другу не враги. Нет ни одной более или менее серьезной причины ненавидеть друг друга, как бы мы по-разному ни относились к Путину, Кадырову, искусству и так далее. Это я и хочу сообщить зрителю.

О разнице между «Ещенепознером» и «вДудем»

— Я Юру [Дудя] очень уважаю, он один за нас всех проделал гигантскую работу для русского ютьюба. Не знаю, могу ли я сказать, что мы дружим, но точно приятельствуем. При этом мы очень разные люди. К пятому-шестому выпуску «Ещенепознера» становится понятно, что у наших передач нет ничего общего кроме того, что два человека сидят друг напротив друга и разговаривают. Сами разговоры очень разные: разные вопросы, манера, задача. И герои разные: те, кто идет к Юре, вряд ли пойдут разговаривать ко мне — и наоборот. По крайней мере, мы еще не пересекались в героях.

При всем уважении к Юре, не он придумал формат интервью. Да, он сделал огромный шаг для того, чтобы интервью стало частью русского ютьюба, но оно там было и до Юры, и будет после него и после меня. Вся наша жизнь — разговор человека с человеком. Вопрос в том, кто и как разговаривает.

Об аудитории, которая пришла на ютьюб из-за «Ещенепознера»

— Я думаю, что много зрителей пришли на ютьюб из-за нас. Есть мнение, что на ютьюбе дефицит форматов, которые позволяют пораскинуть мозгами и подумать. Мне кажется, что это не совсем справедливо, но мы такого контента на платформу добавили. И, естественно, за этим идут новые люди, которые раньше думали, что ютьюб — это только про что-то ниже пояса.

По просмотрам ожидания более чем оправдываются. Мы ставили задачу через какое-то время выйти на сто тысяч просмотров. Всё оказалось намного лучше.

Ютьюб — фантастическая площадка. У российского ютьюба всё только начинается. Никакой цензуры, никаких продюсеров и начальников, ты хозяин своего дела. Мне кажется, что медиа старого формата, телевидение совершенно не соответствуют духу времени, человека сейчас невозможно подстроить под программу передач. Хотя есть и исключения — телеканалы, которые сохраняют прежний формат, но появляются и на ютьюбе. Например, «Пятница» и «ТНТ».

О связи «Ещенепознера» с «Диалогами»

— «Ещенепознер» неправильно называть продолжением «Диалогов» (с 2014 года проходили в библиотеке имени Маяковского, но летом 2016 года там прошли обыски — сотрудники ФСБ интересовались трудоустройством Солодникова. После этого проект переехал в Ригу, а затем вернулся в Петербург — прим. «Бумаги»), это совершенно разные истории. «Диалоги» — это абсолютно офлайн-формат, а «Ещенепознер» — на 146 % онлайн.

Когда мы работали над «Диалогами», мы не придавали большого значения просмотрам на разных платформах. На первом месте был сам проект и то, что мы проводим их перед живыми людьми. В случае же с «Ещенепознером» мы своего зрителя видим только в просмотрах и комментариях.

В «Диалогах» я посредник и лишь минимально помогаю разговору, который ведут два спикера, обсуждающих ту или иную тему. «Ещенепознер» — мой разговор с героем. И всё, что я могу обсудить с Сокуровым, Пиотровским и Быковым в «Ещенепознере», я не мог с ними обсудить в «Диалогах».

Я не согласен с тем, что «Диалоги» не так популярны, как раньше. Сейчас там приблизительно в два-три раза больше людей, чем пару лет назад (ноябрьские «Диалоги» в 2018-м проходили в Высшей школе экономики на набережной канала Грибоедова — прим. «Бумаги»).

Медиа же обращают на этот проект меньше внимания, потому что им не так интересно, когда ты что-то новое говоришь о том, как реформировать ФСИН или систему здравоохранения. Им интересно, когда приходят люди в погонах и пытаются тебя закрыть, как это было два года назад. На Венедиктова вылили бутылку вискаря в Александринском театре — сразу «Диалоги» в центре внимания. А про диалог Улицкой и Сокурова о завтрашнем дне для человечества напишут в разы меньше.

О рекламе и будущем «Ещенепознера»

— «Ещенепознера» мы снимаем за свой счет. Сложно сказать, какой точно бюджет, но это в любом случае те деньги, которые мы с ребятами можем из своего кармана достать и заплатить операторам, монтажерам.

Сейчас еще появился большой интерес со стороны рекламодателей, мы активно ведем переговоры с ними. Надеюсь, с этого года или с начала нового сезона мы выйдем с большим спонсорским пакетом, который позволит нам не только снимать, но и что-то заработать. Новый сезон начнет выходить где-то с середины января, ориентировочно с 17 января.

Снимать «Ещенепознера» мы можем еще довольно долго. Героев хороших для этого очень много. Главное, чтобы мы им соответствовали и чтобы у них было желание и интерес со мной разговаривать.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.