5 февраля 2019

«Женщинам некомфортно, потому что мужчина проявляет себя как угнетатель». Как в Петербурге открыли первую в России кофейню только для девушек и зачем нужны такие заведения — рассказывает кураторка

В начале февраля в Петербурге заработала первая в России кофейня-коворкинг для женщин «Симона». Она находится в помещении социального проекта «Ребра Евы», который регулярно проводит феминистские мероприятия, встречи и кинопоказы. В новом кафе — большие мягкие пуфы, а в меню — «американка», «латесса», «рафиня» и «какаиня». Почти все напитки стоят 150 рублей, столько же нужно заплатить за день, проведенный в коворкинге. Основательницы отмечают, что пускают в кафе и трансгендерных девушек.

Кураторка заведения Света Нартахова рассказала «Бумаге», зачем нужны кофейни для женщин, почему в этом нет дискриминации и какие правила действуют в «Симоне».

— Как появилась идея открыть кофейню?

— Был большой запрос от наших читательниц [группы «Ребра Евы»]. Все давно об этом мечтали и спрашивали, когда же у нас будет место, где можно посидеть и поработать, и когда появится пространство male-free (без мужчин — прим. «Бумаги»). Плюс я недавно уволилась с работы, я десять лет работала с кофе, и хотела открыть что-то свое, но возможности у меня не было. И вот «Ребра Евы» спросили: «Может, ты у нас организуешь коворкинг-кофейню?» Я сказала: «Да, давайте».

— В статье на The Village вы упоминали про ситуацию с зарплатой на вашем прежнем месте работы

— Да, у моих коллег-мужчин зарплата была выше, чем у меня. И когда я спрашивала начальство, почему так, они ничего не отвечали. Просто замалчивали это. Когда я туда пришла, мне не сказали: если ты проработаешь столько-то, мы будем платить больше. Мне сказали «вот у тебя такая фиксированная зарплата», и всё. А потом, спустя время, я узнала, что у моих коллег-мужчин зарплата была выше. Руководство это признало. Совпадение? Не думаю.

— Сколько вы там проработали?

— Год.

— От кого в основном поступали запросы открыть male-free пространство?

— В основном от тех, кто говорил, что неудобно сидеть в других местах, потому что идут постоянные оценивания, лишние диалоги, которые отвлекают от работы.

— Какой у вас режим работы?

— Male-free коворкинг у нас с 11 до 19, а после семи начинаются мероприятия, куда могут приходить все, и площадка функционирует как обычно. Афишу событий мы размещаем в нашей группе.

— То есть необязательно, чтобы посетители коворкинга знали про «Ребра Евы»?

— Конечно, необязательно.

— Упоминалось, что у кофейни есть жесткие правила поведения для посетителей. Что это за правила?

— Коворкинг — это не клуб, а место для работы и для того, чтобы отдохнуть от повседневной суеты. Здесь можно почитать, например. Мы жестко выгоняем людей, которые употребляют спиртные напитки или находятся в состоянии алкогольного опьянения. Нам без разницы, каких они гендеров и полов.

— Кого вы бы точно не хотели видеть в кофейне?

— Пьяных, агрессивных людей.

— Вы упоминали, что кафе — это место, где можно отдохнуть от домогательств и дискриминации. С какими видами дискриминации сталкивается аудитория, которая приходит в «Ребра Евы»?

— Вообще с разными: и [с дискриминацией] по поводу зарплаты, и с домашним насилием. Дискриминации много, она со всех сторон. И здесь много женщин, которые хотят об этом говорить и готовы не молчать.

— Какой поступает фидбэк? Как реагируют на идею кафе, что предлагают?

— В день открытия мы спрашивали об этом, но никаких конкретных предложений не было: всем было классно. Но все девайсы, которые у нас есть, нам принесли люди. Всего у нас пока было шесть посетителей (кофейня работает с 3 февраля). Есть мужчина, который помог с оборудованием: он сам его отправил, заказал погрузку. Мы спросили у него, зачем он нам помогает? Он сказал, что женский коворкинг — это круто, и их должно быть больше. Есть и те, кто считает, что это дискриминация.

— Почему вы так не считаете?

— Как говорит моя коллега, это как бани. Бывают женские бани, бывают мужские. Просто есть место, где могут собраться только женщины, и они действительно этого хотят. Это не какое-то принуждение: «оторвись от своего мужчины».

— Можете более развернуто объяснить, почему возникла потребность в male-free кофейне?

— Я могу рассказать, какие мужчины сюда [на площадку «Ребер Евы»] приходят и для чего. Чаще всего это мужчины, которым нужно информационное или эмоциональное обслуживание. Вместо того чтобы прочитать какую-то информацию в интернете, они приходят [к нам] и начинают задавать вопросы, хотя могли бы оказать какую-то поддержку и вникать в то, что сейчас происходит. Либо они начинают заниматься менсплейнингом (снисходительно объяснять что-то женщине, делая скидку на ее пол — прим. «Бумаги»).

Женщинам априори становится некомфортно, потому что мужчина начинает проявлять себя как угнетатель. К нам часто приходят женщины, которые осознали какую-то свою проблему и хотят о ней говорить. И им некомфортно, когда приходят такие мужчины и начинают задавать вопросы.

— Что это за вопросы, например?

— Почему мужчины не могут быть феминистами? Почему вы считаете, что проституция — это угнетение женщин? Такие вопросы, казалось бы, абсолютно глупые, но их задают, и приходится тратить на это ресурсы и объяснять, хотя это можно и так понять и узнать.

— То есть женщины приходят сюда, чтобы их не «задвигали»? Получается, это такое пространство свободы?

— Да. За то время, что я сотрудничаю с проектом, на моих глазах появилось очень много именно групп подруг, где женщины объединились и теперь вместе ходят на какие-нибудь мероприятия и просто общаются, потому что им комфортно. За этим очень приятно наблюдать: если женщины объединятся, будет здорово, потому что будет легче переживать то, что с ними происходило и как-то реабилитироваться.

Я считаю, что о феминизме нужно говорить. Я не про курсы, где женщин учат женственности и рассказывают про ведические практики, а о [местах], где женщина будет чувствовать себя полноценной личностью, которая не должна быть смиренной и обслуживать кого-то. Я бы хотела, чтобы больше было таких мероприятий и таких пространств, где бы об этом говорилось напрямую.

— Какие еще к вам приходят мужчины?

— Есть еще активисты, которые нам помогают, делают фотографии, например. Им обычно около 30 лет или больше. Те, кто младше, чаще занимаются перетягиванием одеяла.

— Я правильно понимаю, что за счет коворкинга вы планируете спонсировать работу «Ребер Евы»?

— Да, это была основная цель, потому что в этом году «Ребра Евы» не получили грант: он был нужнее другой организации. И сейчас нам нужно каким-то образом поддерживать пространство.

— Сколько вам нужно денег на его поддержание?

— Мы регулярно пишем в группе о том, сколько денег и на что нам нужно и сколько мы собрали и заработали. В среднем нам нужно 120 тысяч в месяц, чтобы оплачивать аренду, работу постоянной координаторки и закупку кофе и других материалов.

— Сколько вы изначально вложили в кафе?

— Очень незначительную сумму плюс купили пуфы.

— Вы собираетесь добавить в меню другие напитки или закуски?

— Посмотрим, как пойдет, насколько это актуально. Вообще, хотелось бы расширять ассортимент.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
«Свобода, равенство, сестринство»: 8 фотографий с петербургской акции в защиту женских прав
Как в Петербурге появились суфражистки, почему феминизм XIX века был элитарным и кто боролся за равноправие в СССР. Рассказывает историк феминизма
Популяризатор науки Ася Казанцева — о феминизме, страхе перед ГМО и отношениях науки и власти
Вторая волна коронавируса
БДТ отменил три спектакля из-за положительных тестов на коронавирус у артистов
У петербургского бизнеса начали отзывать разрешения на работу за нарушение масочного режима
«Доктор Питер» создал онлайн-мемориал умершим во время пандемии врачам. Там уже можно прочитать истории 37 медиков
Как растет число заболевших коронавирусом в Петербурге — показываем на графике
В Петербурге из-за ситуации с коронавирусом ограничат время работы ресторанов и баров до 23:00
Поддержка протестующих в Беларуси
Беларусь объявила Тихановскую в межгосударственный розыск за призывы к свержению конституционного строя
На «Марше гордости» в Беларуси задержали почти 600 человек, сообщают правозащитники
В Минске произошли столкновения милиции и протестующих. На акциях задержали несколько десятков человек, в том числе журналистов
В Петербурге прошла акция солидарности с протестующими в Беларуси. Ее участники проехали по рекам и каналам с бело-красно-белыми флагами
В центр Минска стянули автобусы с силовиками, бронетехнику и водометы. На акции протеста накануне в городе задержали около 400 человек
Коллеги «Бумаги»
Документальное кино о женщинах в ожидании свободы
В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
Надежда малых городов
Отравление Навального
Евросоюз ввел санкции против нескольких российских чиновников из-за отравления Навального
Из-за чего обвалился рубль, как на него повлияло отравление Навального и будет ли доллар по 100? Рассказывает экономист
«Санкции против всей страны не работают». Навальный призвал ЕС ввести санкции против окружения Путина
Эксперты ОЗХО подтвердили, что Алексея Навального отравили «Новичком»
«Это как дементор: тебе не больно, а жизнь уходит». Алексей и Юлия Навальные дали двухчасовое интервью Дудю — об отравлении и выздоровлении
Конфликт баров и жителей Рубинштейна
Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Жители Рубинштейна попросили ужесточить правила работы летних кафе во время пандемии
Озеленение Петербурга
Петербургские активисты высадили каштаны на площади Шевченко в Петроградском районе
Смольный продлил компании «Анна Нова» аренду участка в Муринском парке до августа 2024 года, сообщают активисты
Кто и как борется за сохранение деревьев в Петербурге и почему в городе так мало зелени
Петербуржцы убрались и посадили многолетние растения во дворе на Загородном проспекте
Активисты высадят каштаны на площади Шевченко у «Петроградской». Акцию согласовали с властями
Закон о «наливайках»
В Закс Петербурга внесли новый проект закона о «наливайках». Требование о 50 квадратных метрах будет касаться только заведений в домах массовой серии. Обновлено
В центре Петербурга могут разрешить работу баров площадью более 20 квадратных метров, сообщила рабочая группа по «закону о наливайках»
Закон о «наливайках» могут смягчить. Барам меньше 50 метров разрешат работать, если они находятся в историческом центре
Беглов посетил петербургский бар Spontan, попадающий под закон о «наливайках». Губернатор выпил там соку и пригласил владельца на встречу в Смольном
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.