19 июля 2013

Книжные ценности магазина «Порядок слов»

Три года назад на набережной Фонтанки открылся независимый книжный магазин «Порядок слов». Небольшое помещение Христианской гуманитарной академии, по сути, стало первым местом в Петербурге, куда люди шли не просто за книгами, а за новыми знаниями, интересными лекторами и пониманием социальной действительности. «Бумага» узнала у основателей магазина Константина Шавловского и Анны Изакар, как, не будучи бизнесменами, удержать на плаву свое дело, почему даже запрещенные книги имеют право на существование и на какие издания стоит обратить внимание, заглянув в «Порядок слов». Редакционный директор журнала «Сеанс» Константин Шавловский имел представление о книжном бизнесе лишь как сотрудник небольшого независимого издательства, книги и журналы которого большие магазины берут не так часто и не на таких выгодных условиях, как, например, прославленные бестселлеры. «Порядок слов» задумывался как магазин литературы non-fiction, малотиражных художественных произведений и качественных журналов.

История. Редкий интеллигентный петербургский мальчик не думает однажды открыть маленький уютный магазин. Но это из разряда мечты «когда-нибудь я тоже буду папой и сидеть в кабинете», поэтому открытие «Порядка слов» все-таки было спонтанным шагом. Я создавал магазин вместе с Анной Изакар, которая уже много лет работает в книжном бизнесе. Она гениальный товаровед — таких людей, которые способны выстроить образ магазина от и до, очень мало. Аня как раз уходила из московского О.Г.И., у меня тоже освободилось время — по личным обстоятельствам. И вот нам предложили перезапустить книжный на Фонтанке. Мы, конечно же, сказали да. В Петербурге культура независимых книжных магазинов всегда была на очень высоком уровне. Но так совпало, «Порядок слов» открывался, когда очень много книжных закрылось: перестали работать «Академический проект» на Рубинштейна и «Перемещенные ценности». Сеть книжных при Университете чахла, на «Книжную лавку писателя» было невозможно смотреть без боли. На плаву, к счастью, сумел остаться проект «Книжный окоп» Александра Ерофеева, без которого книжную культуру города я просто не представляю. Пожалуй, это единственный книжный магазин с истинно петербургским лицом, он существовал до нашего открытия и уж тем более до появления всех тех независимых книжных, которые есть сегодня. Мы все — дети нового времени.
За первые три месяца работы магазина я окончательно убедился в том, что мы все начали делать неправильно. У нас появились долги, когда ты ничего не понимаешь в бизнесе — это естественно. У меня была утопическая концепция, согласно которой магазин должен был зарабатывать на продаже книг, а все мероприятия проводиться бесплатно. Я полагал, что бизнес будет кормить менеджмент магазина и окупать культурную часть проекта. Потому что мы изначально задумывали «Порядок слов» не как местный бизнес и даже не как культурную площадку, но как некую гражданскую платформу, место, где зарождаются новые смыслы. Поначалу, конечно же, никакой самоокупаемости не было даже в самом дальнем приближении. Но вот за три года усилиями нашей команды и, конечно же, наших покупателей утопия потихоньку начинает приближаться к реальности.

Идеология. Хотелось, чтобы «Порядок слов» знали и приходили к нам за книгами, посещали наши лекции и киносеансы. В моем детстве и юности площадок, где можно было послушать интересных людей, практически не было. Мне этого не хватало. К нам можно прийти просто так, нигде не регистрируясь и ничего не заплатив, послушать лектора, пообщаться с ним напрямую. Часто, когда мы ведем гостя в какое-нибудь кафе неподалеку, за нами идут наши посетители, которые ни нас, ни выступающего до этого не знали. Возможно, эта встреча что-то изменила в их жизни. Если так, значит, все не зря. К нам приходили и Сокуров, и Балабанов, и Дуня Смирнова — с ними и многими другими я был знаком благодаря «Сеансу». Зачастую наш небольшой кинозал набивается под завязку, так что людям приходится стоять на улице и слушать через открытые окна. Когда мы показывали фильм Балабанова «Я тоже хочу», набралось столько народу, что мы вынуждены были повторить показ. На каждой большой встрече находится несколько человек, которые не попали в зал и ругают нас за это: «Зачем устраивать такие хорошие мероприятия в таком маленьком месте?». Но для меня это все равно что предложить жить не у себя дома.
Конечно, мы еще не дошли до уровня рекомендательного сервиса, каким, например, был в свое время журнал «Афиша» — «как скажем, так и будет», но постоянные и верные посетители, как оказалось, у магазина есть. Некоторое время назад у нас сломался проектор и мы обратились за помощью ко всем, кому магазин был небезразличен. Объявление о сборе средств опубликовали на сайте краудфандинг-проекта Planeta.ru и за три дня собрали сумму, необходимую для покупки нового аппарата, — 70 тысяч рублей. 40 тысяч просто принесли в магазин: такое щедрое пожертвование сделал один мужчина. Это было круто. Не потому, что мы сэкономили 70 тысяч рублей. Всему коллективу это дало какую-то опору, веру в то, что мы делаем нужное для людей дело.

Посетители. Наша аудитория достаточно разнородна: на какие-то мероприятия приходит, условно говоря, «публика Новой Голландии», а на другие — люди, которых никогда там не встретишь. Я хочу, чтобы у нас было место, куда может зайти и пенсионер, и хипстер — чтобы тому, и другому было комфортно. Кажется, так и происходит. На одно и то же мероприятие могут прийти какие-то трогательные питерские бабушки, молодые люди, одевающиеся на Уделке, писатель Илья Стогов или режиссер Костя Мурзенко. Совершенно понятно, что кроме «Порядка слов» эти люди вместе нигде не окажутся. Самое приятное, когда ты приходишь в магазин и встречаешь какого-то знакомого, а рядом стоят другие люди и разговаривают: может, они только что познакомились и рекомендуют что-то друг другу. Такое я встречал только в московском «Фаланстере». Подборкой ассортимента «Порядка слов» занимается Анна Изакар, которая работает в книжном бизнесе уже десять лет. До открытия книжного на Фонтанке Анна была директором одного из магазинов московской сети О.Г.И. По ее словам, облик любого частного магазина формирует исключительно личный вкус владельцев.

Ассортимент. Костя формировал внешний облик «Порядка слов»: составлял программу, искал возможности для продвижения, а я занималась магазином изнутри. Изначально мы ориентировались на non-fiction и понимали, что художественной литературы у нас практически не будет — не было достаточного места, чтобы сделать полную подборку. Так что пришлось выбирать: по большей части, у нас представлена не классика, а, скорее, малотиражные издания. Например, мы сотрудничаем с издательством «Гилея», которое специализируется на русском авангарде начала века. Поскольку большая часть мероприятий посвящена кино, у нас широко представлен сектор киноведения — это наша локальная особенность. У нас очень хорошая подборка байопиков, мемуаров, дневников и писем, есть разделы литературоведения, лингвистики, западной философии, психологии. Это специализированная литература, но не такая академическая, как, например, в «Книжном окопе». У нас есть отдельный стенд с литературой для детей. Мы не торгуем такой детской классикой, как Барто или Маршак, но у нас можно найти, например, стихи Бродского для детей или Зощенко — то есть взрослых авторов, которые неожиданным образом писали еще и для детей.
Вообще, мы придерживаемся мнения, что в книжном магазине должна быть представлена литература, в которой отражены разные точки зрения, в том числе и запрещенная. Есть действительно такой список и вполне вероятно, что чем-то из него мы торгуем. Я уверена, подборка ассортимента — это такая субъективная реальность. Когда ты открываешь независимый магазин, ты делаешь все в соответствии со своей системой ценностей.

Три книги от «Порядка слов»

  О новом, которое нужно знать: «Жить» и «Замочная скважина», Василий Сигарев Полное собрание сочинений Василия Сигарева в двух небольших книжках, изданное маленьким тиражом в Екатеринбурге. Впечатляющий экскурс в провинциальную жизнь, для жителя столицы — почти фантастика: женщины за 100 рублей, мрачный алкоголизм, торговля украденными надгробными плитами. Бесхитростная, искренняя речь, ценность которой утверждал Фуко. Кстати, фраза Сигарева «Я и без мата вас на *** пошлю», попавшая в десятку лучших фраз 2012 года и занявшая первые места в топе «Яндекса», была произнесена в «Порядке слов».   О старом, которое нельзя забывать «Недоподлинная жизнь Сергея Набокова», Пол Рассел Беллетризованная биография брата великого писателя, о котором тот не очень любил вспоминать. Кембридж, Париж, дружба с Гертрудой Стайн и Жаном Кокто, «Pусские сезоны» Сергея Дягилева, решение остаться в оккупированной Европе ради любимого человека, арест и, наконец, смерть от голода в концентрационном лагере с розовым треугольником на арестантской одежде. В ситуации, когда наша историческая память дает сбои, очень важная книга. О вечном, которое всегда актуально «Застольные беседы с Уистеном Оденом», Алан Ансен «За разговором о Шекспире непременно нужно выпить хересу». Уистен Хью Оден пьет красное сухое, мартини или херес в барах и дома и болтает со своим студентом о Шекспире, Кафке, Стравинском и Верди, сыплет цитатами и афоризмами, не забывая цитировать самого себя. Что и говорить, жанр table talk — величайший из жанров. Группа «ВКонтакте» С понедельника по субботу — с 11:00 до 21:00, воскресенье — с 12:00 до 20:00 Набережная реки Фонтанки, 15
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
Смольный: более 80 % госпитализированных в Петербурге старше 60 лет
За последний год в России умерли 2,4 миллиона человек. Это худший показатель смертности со времен войны
Оправдана ли паника из-за омикрон-штамма? Ирина Якутенко — о самом необычном варианте коронавируса
❗️ Роспотребнадзор ограничит срок действия ПЦР-теста 48 часами. Для приезжающих из стран, с которыми не возобновлено авиасообщение, введут двухнедельный карантин
Законы о QR-кодах в транспорте могут не успеть принять до Нового года, пишут «Ведомости». Предположительный срок — февраль
Новый год — 2022
В Петербурге запустили почту Деда Мороза — письмо можно отправить в Великий Устюг. Как это работает?
12-метровая горка, карусель и маркет. Как этой зимой выглядит двор «Никольских рядов»
В Ленобласти можно бесплатно заготовить новогоднюю елку. Рассказываем как
В Петербурге запустили бота по поиску катков и лыжных трасс в каждом районе
Сколько потратят на украшение Петербурга к Новому году? А на главную ярмарку? Одна картинка
Как меняется Петербург
В Ломоносове появилось новое общественное пространство — на месте бывшего пустыря
В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге задержали четырех человек, организовавших бизнес по продаже поддельных QR-кодов. Позднее прокуратура отменила возбуждение уголовного дела
В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
В Ленобласти введут обязательную вакцинацию вслед за Петербургом. Рассказываем, кого она коснется
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
В России вручили премию «За верность науке». Лучшим научно-просветительским проектом года стал Science Slam 🙌
Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
«Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Подкасты «Бумаги»
Можно ли воскресить динозавров и мамонтов? Обсуждаем с учеными, зачем восстанавливать древних животных и что с ними стало бы сегодня
Мы всегда онлайн! Не пора отдохнуть от интернета? В этом подкасте обсуждаем зависимость от соцсетей и диджитал-детокс
Как большие данные изменили науку? В этом подкасте слушайте, что можно узнать о соцсетях, дружбе и неравенстве благодаря big data
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
Зимовка в теплой стране — это дорого и сложно? А что с границами? В этом подкасте планируем побег от холодов
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.