6 апреля 2022

«Верю в маленькие дела». Петербуржец запустил антивоенную акцию с фигурками из пластилина, она стала международной

В конце марта петербургский художник Евгений запустил антивоенный проект «Маленький пикет». Он установил на городских улицах пластилиновые фигурки с пустыми плакатами. На акцию обратили внимание пользователи соцсетей и зарубежные СМИ — и теперь в ней участвуют десятки человек из разных стран, например Польши и Италии. «Бумага» рассказывает о развитии проекта.

В конце марта, спустя месяц после начала военных действий в Украине, петербургский художник Евгений запустил проект «Маленький пикет» — он сделал из пластилина крошечные фигурки с пустыми плакатами и расставил их на улицах города.

Одна из первых работ появилась у памятника первому мэру Петербурга Анатолию Собчаку. Ранее его вдова Людмила Нарусова выступила против участия срочников в военных действиях.

«Бумага» первой обратила внимание на «Маленький пикет», написав об акции на сайте и в рассылке «Вдох.Выдох». Как нам рассказал Евгений, протоидея проекта возникла у него еще в 2019 году на фоне дела художницы Юлии Цветковой: девушку обвинили в распространении порнографии из-за рисунков, посвященных бодипозитиву.

Евгений решил поддержать Юлию: заказал ростовую куклу с пустым плакатом и собирался разместить инсталляцию у здания прокуратуры в Москве, однако не нашел, что именно написать. «Теперь эта форма, видимо, вернулась», — отмечает петербуржец.

Создавать крошечные скульптуры из пластилина Евгений начал в феврале 2022-го — незадолго до начала военных действий. По словам художника, в тот момент он по многим причинам чувствовал себя раздраженным, а такое занятие помогало ему успокоиться.

Евгений
автор проекта «Маленький пикет»

— Пока я делал фигурки, начались [военные действия в Украине]. Я увидел раскол в обществе и стал думать о коммуникационных образах, которые бы выражали протест. И эти человечки переориентировались, их основа теперь — потенция возражать.

Евгений надеялся, что «Маленький пикет» соберет вокруг себя комьюнити. Он создал аккаунт в инстаграме и призвал подписчиков (тогда еще немногочисленных) тоже лепить фигурки с пустыми плакатами и расставлять их в своих городах. Всё получилось — к акции стали присоединяться жители разных регионов России.

Евгений
автор проекта «Маленький пикет»

— Проект действительно стал комьюнити, с комьюнити-менеджером мной. Я бы и рад передать эту функцию, однако в период репрессий это опасно и для проекта, и для человека. Поэтому я просто растворяюсь среди участников: публикую всё в таком виде, как мне присылают, без цензуры, поддерживаю отправляющих.

Акция в Подмосковье. Фото: «Маленький пикет»

«Маленький пикет» заметили и за рубежом — хотя Евгений на это и не рассчитывал: «Случай взял дело в свои руки». Например, материалы о проекте выпустили итальянские, польские, чешские и румынские издания. «Маленький пикет» уже есть в Чехии, Польше, Бразилии, Колумбии, Швейцарии, Великобритании, Франции, Аргентине, Испании, Японии.

Самые активные участники, по словам художника, — в Италии и Польше. Евгений рассказывает, что итальянцы пригласили его как художника провести в местной школе занятие, посвященное социальным практикам взаимодействия. А в Польше «Маленький пикет», по мнению Евгения, популярен из-за того, что созвучен с акциями антикоммунистического движения «Оранжевая альтернатива», например, с «демонстрацией гномов» 1987 года.

Акция в Риме. Фото: «Маленький пикет»

В соцсетях проект Евгения называют новой формой протеста и в основном хвалят. Но есть и критика. Так, известный косметолог и автор книг Тийна Орасмяэ-Медер, получившая высшее образование в Петербурге и сейчас живущая в Лондоне, написала про «Маленький пикет» следующе: «Ржу до слез уже час… Дни Путина сочтены, главное, чтоб по поставкам пластилина санкции не ударили». Орасмяэ-Медер назвала проект «нелепой имитацией для самоуспокоения» россиян.

Мнения в комментариях разделились. Одни согласились с Орасмяэ-Медер, посчитав, что акция не принесет изменений. «Они лепят фигурки, чтобы не пахать землю волами», — пишет одна из пользовательниц. Другие заявили, что Орасмяэ-Медер не знает, что происходит в России и насколько люди боятся выходить на протесты.

Автор «Маленького пикета» говорит, что критика — это здорово. Но не нужно недооценивать маленькие дела, убежден Евгений: они «терапевтичны» и дают силы для дальнейшего сопротивления.

Евгений
автор проекта «Маленький пикет»

— В критике призывают к геройскому искуплению. Лично я не верю сегодня в героев и в громкие поступки. Верю в маленькие рутинные дела, которые приучают к тому, что менять мир сложно и для этого нужно настроиться на длительность. Это про ответственность, а не рубить с плеча.

Скриншот комментария под постом Орасмяэ-Медер

Сейчас на аккаунт «Маленького пикета» подписано более 5 тысяч человек. Евгений опасается, что из-за роста блога «маленькие протестанты из России» могут потеряться на фоне зарубежных участников. Но в расширении географии художник видит и плюсы: «Многим важно видеть поддержку из других стран, а жителям других стран очень важно видеть, что в России не все поддерживают режим».

«Маленький пикет», отмечает Евгений, — это теперь не только его проект: все вовлеченные становятся соавторами.

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Что еще почитать:

  • Фейки, сожжение чучела, телефонный терроризм и стычки с силовиками — главное об «антивоенных делах» в Петербурге.
  • Петербуржцы анонимно запустили проект «То, что я должен сказать» — с запрещенными (и злободневными) стихотворениями.

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военная операция в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
Сотрудники кейтеринга на ПМЭФ рассказали, что ресторан не заплатил им за работу. Заведение готовит иск за публикацию обвинений
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Давление на свободу слова
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.