17 ноября 2012

Книжные ценности магазина «Подписные издания»

«Бумага» запускает новую рубрику про независимые книжные лавки города. Каждую неделю сотрудник магазина рассказывает об идеологии, ассортименте и ценах места и советует нашим читателям три книги — о новом, старом и вечном. Существующий с 1926 года книжный магазин «Подписные издания» этой осенью предстал перед петербуржцами в новом оформлении и с новой идеей: сотрудники подбирают издания тщательно, ратуя «за порядок, но не за стабильность» даже в литературе, а к покупке книги относятся с дореволюционным трепетом. Совладелец магазина Михаил Иванов посоветовал, какие книги стоит читать, и рассказал о традициях и истории «Подписных изданий».
Фото: Катерина Гаврило / «Бумага»
«Подписные издания» — магазин с почти вековой историей — в этом году предстал петербуржцам в обновлённой версии. Полгода назад совладелец Михаил Иванов затеял ребрендинг — полностью поменял дизайн и обновил ассортимент. Теперь на зелёных стеллажах представлены книги почти всех независимых издательств Москвы и Петербурга, а на втором этаже расположился небольшой читальный зал, где любой может скоротать время за только что купленной книжкой. Михаил рассказал «Бумаге» о традициях дореволюционной книготорговли, новых идеях магазина, ассортименте, покупателях и ценовой политике.

Идеология. Магазин был основан в 1926 году, ему уже 86 лет. В советское время он славился своей подпиской на множество изданий. Ленинградцы отстаивали километровые очереди, чтобы получить редкий томик, который только поступил в продажу. Сюда ходила вся интеллигенция — ленинградская, московская, почти все директора театров, руководители балетных трупп. Приходил и Юрий Никулин. В 90-х годах начался расцвет книготорговли в России — когда пали оковы СССР, издатели начали печатать книги в огромном количестве: только в Петербурге было продано 150 тысяч экземпляров Толкиена. В 2000-х годах появились первые сети и частные магазины на какой-то момент пришли в упадок. А «Подписные издания» по-прежнему существовали на Литейном проспекте. Подход у нас в магазине дореволюционный — посмотрите на магазин купцов Елисеевых, видно, как они его любили, сколько вложили в него сил. Раньше вся торговля была такой. Это сохранилось в Европе, где каждый магазинчик — это особый маленький мирок, магазин-личность. У нас был плацдарм, поэтому нам было легче эту идею воплотить в жизнь.

Цены. В России книжная розница, впрочем, как и вся розница — кроме бутиков и шоурумов — это абсолютно не европейские, азиатские рыночные магазины. Там нет ни дизайна, ни уверенности в завтрашнем дне, ни приемлемых цен. Мы решили поменять подход к продаже: если ты приносишь деньги, то ты должен за эти деньги максимальное количество услуг. Цены магазина зависят от личных знакомств и, в большей степени, от объёмов. Маленьким магазинам тяжелее конкурировать с крупными сетями, потому что сети берут книги камазами, ведь им нужно обеспечивать, допустим, 50 магазинов — естественно, цена будет ниже. Но поскольку наценки из-за издержек в крупном бизнесе значительно выше, нам удаётся держаться в определённой ценовой категории: у нас цены ниже, чем в сетевых магазинах на 10–30 %. Преимущество дают личные знакомства с издательствами. Самая дешёвая книга у нас стоит около 15 рублей — это что-то из садоводства. Вообще, за 50 рублей можно найти что-то приличное. Самая дорогая — это энциклопедия «Терра», в которой 100 томов, она стоит больше 100 тысяч рублей. Есть Большая российская энциклопедия — 20 томов вам обойдутся в 60 тысяч рублей.

Покупатели. Мы не хотели делать магазин для всех, но хотели, чтобы любому здесь было комфортно и уютно. Мы не разграничиваем людей на своих и на чужих, к нам приходят и студенты, и пенсионеры, и бизнесмены, и депутаты. Приезжают люди с мигалками, кто-то покупает православные энциклопедии, кто-то покупает книги по истории. Постепенно очерчивается круг постоянных посетителей. Некоторых я уже узнаю в лицо, здороваюсь с ними за руку и хорошо знаю их вкусы. В магазин периодически заходит один дедушка и дарит виниловые пластинки: найдёт где-нибудь редкую вещь и тут же нам принесёт, а мы их с удовольствием слушаем.

Ассортимент. Любой ассортимент субъективен: нам интересно краеведение и мы считаем, что людям тоже будет интересно узнать, сколько мостов в Петербурге или почему Литейный проспект назван Литейным. Нам интересно литературоведение и мы надеемся, что и людям тоже будет важна эта тема. Все основные независимые издательства представлены. Есть также полка с Донцовой и Марининой, которые стоят у нас годами. Это всё заказывалось до ремонта. Мы сейчас думаем, куда их деть, потому что мы не можем просто взять их и выбросить — чтобы поддерживать всё, что здесь есть, нужны большие деньги. Мы инстинктивно отметаем некоторые книги, не хотим, чтобы они были представлены в нашем магазине. Я не очень люблю шибко политизированных авторов, в политику не лезу. У нас есть политология, но всё, что близко к национализму или антифашизму, у нас, скорее всего, представлено не будет. Мы аполитичны — мы за порядок, но не за стабильность.

Три книги от «Подписных изданий»

О новом, которое нужно знать: «Источник», Айн Рэнд Не сказать, что это самая свежая книга, но она ставит очень важные сейчас темы — вопросы свободы и костного общества, которое люди пытаются изменить. В то же время это та книга, которая способна изменить ваше сознание. По образованию я пиарщик и маркетолог, поэтому точно могу сказать — нашему собрату она точно пригодится. Один наш покупатель давным-давно купил «Источник», и я частенько наблюдаю, как он сидит на втором этаже у нас, читает эту книгу и что-то постоянно подчёркивает.   О старом, которое нельзя забывать: собрание сочинений Александра Солженицына Собрание сочинений Александра Солженицына — «Архипелаг ГУЛАГ» в трёх томах, «В круге первом» и «Раковый корпус». Вроде бы те события, о которых идёт речь, происходили совсем недавно, но, кажется, что с тех времён прошло очень много лет и что война и ГУЛАГи никогда не повторятся. Но ведь это может ожидать нас и завтра — неизвестно, куда у нашего батюшки-царя зайдет мысль.     О вечном, которое всегда актуально: «Граф Монте-Кристо», Александр Дюма Для меня это, бесспорно, «Граф Монте-Кристо». Уникальный роман, в котором есть всё — и любовь, и дружба, и предательство, и свобода, и честь, и честность. Замечательно показана старая Европа. Очень занятны внутренние переживания Эдмона Дантеса, который, может быть, всё делал не по совести, но по чести, его внутренний конфликт: имею ли я право мстить? Роман всегда будет актуальным. Я прочитал его первый раз в 15 лет, а второй раз совсем недавно. К этой книге можно возвращаться сколько угодно раз.

Три самых популярных книги «Подписных изданий»

Кэрол Дэвидсон Крейго «Как читать архитектуру» 634 рубля
Юрий Норштейн «Ежик в тумане» 855 рублей
  Генри Форд «Мои достижения» 303 рубля
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости
Читайте еще
«Свои книги»: субъективный подход к выбору литературы
Как пройти в библиотеку: книжный фонд ФИНЭКа
Несказочный бизнес: каково быть независимым издателем?
Поправки в Конституцию
Обновленную Конституцию после внесения поправок опубликовали под названием «Конституция президента»
В Петербурге 15 июля собираются провести митинг против обнуления сроков Путина
В районной администрации люди стояли в очереди за деньгами, пишет «Фонтанка». Они представились наблюдателями на голосовании по поправкам
Поправки к Конституции вступают в силу 4 июля
Избирком Петербурга аннулировал 35 бюллетеней на участке, где журналисту Давиду Френкелю сломали руку
Смягчение режима самоизоляции
В Петербурге снимают всё больше запретов, введенных из-за пандемии. На улицах много людей — вот очереди у Новой Голландии, зоопарка и Ботсада
Глава петербургского Роспотребнадзора назвала ожидаемым рост заболеваемости COVID-19 после отмены части ограничений
Театрам в Петербурге разрешили возобновить репетиции — но с ограничениями
В Петербурге растет коэффициент распространения коронавируса. Для снятия ограничений он должен опуститься ниже 0,5
Росавиация продлила запрет на международные перелеты до 1 августа, пишет «РБК»
Дело «Сети»
В Петербурге полиция оштрафовала активиста за мат после суда по делу «Сети». В пример нецензурной брани привели лозунг «Антифашизм — не преступление»
В Петербурге отпустили задержанных после оглашения приговоров по делу «Сети». Они пробыли в отделениях полиции сутки
«Приговор зафиксировал — можно пытать подсудимого, суд всё одобрит»: что о сроках Бояршинова и Филинкова говорят правозащитники, активисты и родственники
После оглашения приговора по делу «Сети» в Петербурге у здания суда задержали до 30 человек
«Идеалист, который берет ответственность за глобальные процессы». История Виктора Филинкова — фигуранта дела «Сети», не признавшего вину и получившего самый большой срок
Лето в Петербурге
Полиция провела рейд по Думской, Рубинштейна и Дворцовой. Протоколы составили на 50 человек и на три заведения
МЧС предупредило о грозе, молниях и сильном ветре в Петербурге
Июнь 2020 года вошел в четверку самых теплых за всю историю наблюдений в Петербурге
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Парки, скверы и сады Петербурга откроются не раньше 2 июля. Их закрыли из-за штормового ветра
Друзья «Бумаги»
Кто такой Дмитрий Абрамов и чем он занимался до нападения на Давида Френкеля
История отца Сергия, захватившего монастырь, — убийцы, наставника Поклонской и раскольника, которому (пока) разрешают проклинать власть и РПЦ
Мы спросили наших друзей, что изменилось в их жизни за 10 лет
Здоровье во время пандемии
«Биокад» намерен перейти к испытаниям одной из вакцин от коронавируса на людях уже летом. НИИ гриппа готовится к доклиническим исследованиям
Из детской больницы № 1 хотят уволить кардиохирурга Рубена Мовсесяна, жалуются родители. Петиция в защиту врача собрала тысячи подписей
Антитела к COVID-19 обнаружили у 16 % петербуржцев, сдавших анализы в «Хеликс» и «Инвитро»
Роспотребнадзор бесплатно протестирует петербуржцев на антитела к коронавирусу
В Петербурге болеет каждый пятый сотрудник скорой помощи, сообщили в комитете по здравоохранению
Выплаты медикам
Уборщики и буфетчики, работающие в красных зонах «ковидных» стационаров, получат надбавки от властей Петербурга
В госпитале для ветеранов войн санитарке отказали в выплатах за работу с COVID-19. Начальник учреждения заявил, что она не имеет нужного образования
В Петербурге коронавирусом заразились около 5 тысяч сотрудников медицинских учреждений. Среди них — буфетчики, бухгалтеры и уборщики
«Больные кашляют нам в лицо, а доплат нет». Петербургская уборщица рассказывает, как выполняет обязанности санитарки, но не получает выплат
Как в «нековидном» стационаре добиваются надбавок для врачей и борются с распространением инфекции. Интервью с главврачом Елизаветинской больницы

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.