3 июля 2018

Руандиец Валенс Манирагена — об образовании, частушках и том, как он переживает в Петербурге последствия гражданской войны на родине

Когда Валенсу Манирагене было 26 лет, в его родной Руанде началась гражданская война, в которой погибла почти вся его семья. Не участвовавший в боевых действиях Валенс вместе с женой-украинкой и детьми бежал в Петербург.

В России он преподает информатику, программирование и родной язык, участвует в жизни африканской благотворительной организации, помогая уроженцам других стран. 

Почему важно сохранять народные танцы, чем отношение россиян к власти похоже на руандийское и как петербургская архитектура и природа влияют на образ города — в рассказе руандийца для «Бумаги».

Возраст

54 года

Род деятельности

Преподаватель

В Петербурге

24 года

В 1987 году я поступил в ЛЭТИ в Петербурге. Там познакомился с будущей женой Ириной из Украины; она изучала французский язык, а я ей помогал. Мы влюбились, поженились, у нас родился сын. В 1991 году я вернулся в Руанду, где уже шла гражданская война, и преподавал в местном университете информатику и работал в компании, которая распространяла электричество и воду. Казалось, что боевые действия уже завершились, и через два года Ирина с сыном приехали ко мне, чтобы второй раз сыграть свадьбу и познакомиться с родственниками. Но оказалось, что война не закончилась.

После массового убийства людей (в ходе гражданской войны между правительством народа хуту и Руандийским патриотическим фронтом начался геноцид народа тутси со стороны хуту; по различным оценкам, погибло от 500 тысяч до 1 млн человек, то есть около 20 % всего населения Руанды — прим. «Бумаги») власть взял Руандийский патриотический фронт, с которым я был не согласен. За время войны пострадали практически все мои родственники-хуту, которые в основном были крестьянами и разводили картошку: брат пропал без вести, маму убили возле дома, сестер расстреляли. Жить в своей родной деревне Женда было невыносимо. Из-за нового правительства мне угрожали тюрьмой — и мы с женой и уже двумя детьми сбежали в Конго.

Нас вместе с россиянами МЧС эвакуировало в Петербург. Это стало возможностью жить по-человечески, но всё осложнялось тем, что нас с женой не хотели признавать беженцами.

Я потратил около года, чтобы достать нужные документы и доказать, что я могу проживать в России. Мне было очень сложно найти работу, чтобы выживать вместе с двумя маленькими детьми. Когда все документы были готовы, я пошел преподавать в ЛЭТИ.

Позже я также стал преподавать свой родной язык киньяруанда на восточном факультете СПбГУ, развелся с женой и вместе с другими беженцами из Руанды создал благотворительное общество «Ичумби», что в переводе с языка хуту означает «приют».

Фото: Анна Шиллер

Чему вас научила Россия?

Еще когда я впервые побывал в Петербурге, меня удивило, что здесь, по сравнению с Руандой, большие дороги. Всё было красиво, хотя без множества многоэтажных домов, как сейчас. Вся организация города, движение транспорта, сам транспорт приятно удивляли. Для меня не стало шоком российское пьянство: в Руанде тоже много пьют.

Когда я вернулся сюда в 1994 году, всё изменилось из-за развала СССР. До преподавания я рыл траншеи для проложения связи. Мне почему-то запомнилось, что, несмотря на то, что это считалось черной работой, мы делали ее с удовольствием.

Теперь могу сказать, что лишь в России научился терпеливо ждать изменений и улучшений ситуации, но при этом не позволять плохо относиться к людям. У нас в Руанде есть пословица, которая гласит, что чем больше терпишь, тем больше получаешь. Если мне говорят что-то плохое, я могу и ответить, а если кто-то делает что-то несправедливое, борюсь с этим. А спокойно жду именно независящих от меня вещей — например, счастливого момента.

Когда в 2015 году я приехал в Руанду (впервые с 1994 года), понял, что смотрю на всё уже с другой стороны, со стороны России. Было приятно увидеть отца, старых друзей, но я понял, что ошибаюсь относительно многих вещей, которые происходят там: те же руандийские протесты в России освещают с другой стороны.

Кто сыграл для вас важную роль?

В Петербурге благодаря многим людям я смог пережить последствия войны. Когда нас не признали беженцами, меня прописала знакомая женщина, просто решила помочь.

Здесь было спокойно, была возможность переключиться на другие занятия. Сначала мы в «Ичумби», например, помогали только руандийским беженцам, но после стали способствовать получению политических убежищ людьми из разных стран Африки.

Из-за сложностей с получением гражданства многие беженцы уезжали в Европу — и это плохо, ведь они профессионалы своего дела, которые должны быть востребованы здесь. Занятость помогала тогда и помогает мне сейчас.

Какие-то отголоски той войны есть до сих пор. Людям кажется, что они знают что-то о войне в Руанде, но они понятия не имеют, как происходило всё на самом деле, какие процессы шли в обществе. Люди повторяют то, что говорят в СМИ. А то, что те, кто начал войну за демократию, установил впоследствии [при приходе к власти] жесткую диктатуру, никто не знает. Всё трактуется со стороны победившего, но с этим уже никто не может мне помочь.

Что вы хотели бы перенести из своей страны в Петербург?

Мне хочется обучать петербуржцев руандийским танцам. На мой взгляд, важно делиться культурой с другими, делать всё доступнее. Руандийское пение где-то может напоминать грузинское из-за специфического ритма. Руандийские танцы построены на подражании местным животным: хождению коров, полетам журавлей. Человек, увидевший это впервые, может перенестись в культуру, которую никогда не знал. Это помогает лучше понимать других людей.

Когда экспаты приезжают в другие страны, им важно сохранять танцы и пение. Это позволяет не забыться. Кому-то это может показаться лишним, но в нашем представлении это важно.

В остальном Руанда и Россия похожи: у нас, к сожалению, схожие менталитеты. Отношение к власти точь-в-точь одинаковое: люди считают, что раз человек у власти, то нужно его обязательно уважать. Многие думают, что не нужно ничего менять: якобы когда наступит «то самое время», всё решится.

Пять находок в Петербурге

1.

Площадь Мужества

Это практически мое «место рождения» в Петербурге. Здесь я первое время жил и учил русский язык. Это одновременно достаточно сдержанное по архитектуре и красивое место, там чувствуешь себя комфортно.

2.

Университеты и студенты

Здесь много университетов — и, соответственно, образованных людей. Благодаря этому люди более трезво относятся к каким-то вещам.

3.

Архитектура

Мне очень нравится, как устроен Петербург с точки зрения сочетания каналов и построек XVIII и XIX веков. Когда идешь по Невскому, архитектура броская и импонирующая, а уже чуть поодаль всё спокойнее.

4.

Частушки и пение на свадьбах

Сейчас это не особо популярный формат выступлений, но частушки, пение на свадьбах — часть российской культуры, передающая колорит. Когда на свадьбе девушки поют и провожают невесту, это очень похоже на наш обычай. Для меня важны моменты, когда все радуются и плачут одновременно, — это передает гамму чувств. Обидно, что в городе именно таких свадеб становится всё меньше.

5.

Отчужденность соседей

В Руанде принято знать соседей, здороваться с людьми на улице, даже несколько раз за день. Здесь такого нет, и это понятно, люди к этому не привыкли. Но из-за этого они хуже друг друга знают.

Зачем вы здесь?

Я чувствую, что мне нужно говорить о том конфликте, который вынудил меня покинуть родную страну и приехать сюда. Для меня важно, чтобы люди знали вторую сторону этой войны. Насколько я делаю это успешно, не мне судить.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Мобилизация
В Петербурге отменили новогодние празднования. Сэкономленные деньги направят мобилизованным и добровольцам
В России отменили постановление о возбуждении первого уголовного дела за уклонение от мобилизации, сообщил Павел Чиков
Военкоматы в Петербурге рассылают повестки по СМС и электронной почте. Это законно?
В Петербурге мобилизованный мужчина совершил суицид. Он застрелился в воинской части
Как россияне помогают пересечь границу и найти друзей в чужой стране? Три истории
Визовые ограничения
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Давление на свободу слова
Оксимирона, Глуховского, правозащитницу и журналистов признали «иностранными агентами»
Родные не могли связаться с арестованной активисткой. Они считают, что ее задержали из-за акции на могиле родителей Путина
В Петербурге отпустили двух фемактивисткок, которых задержали по делу о «телефонном терроризме»
Baza: на 77-летнюю пенсионерку из Карелии завели второе дело о «дискредитации» российской армии за антивоенные листовки
Петербуржца, который раскрасил гаубицы в цвета украинского флага, приговорили к году ограничения свободы
Свободу Саше Скочиленко
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
Экономический кризис — 2022
Сеть OBI могут переименовать в HOBI или OBBI, пишет «Коммерсантъ»
Сеть H&M закрыла треть своих магазинов в Петербурге
Россияне все чаще покупают криптодоллары, чтобы вывезти деньги из страны. Вот что нужно знать об этом финансовом инструменте
Курс евро на Мосбирже опустился ниже 52 рублей впервые за шесть лет. Что происходит?
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.