25 апреля 2022

«У меня уже отняли семью. Что мне теперь терять?». Девушка Саши Скочиленко — о жизни после ее задержания и проблемах с передачами

Саша Скочиленко, которой грозит до 10 лет колонии из-за антивоенных стикеров, — открытая лесбиянка. В своем письме из ИВС она писала: «Так уж вышло, что я представляю собой всё то, к чему так сильно нетерпим путинский режим: творчество, пацифизм, ЛГБТ, психопросвещение, феминизм, гуманизм и любовь ко всему яркому, неоднозначному, необычному».

Партнерка Саши — Соня. Они в отношениях уже 5 лет. Соня стала первой, кто узнал о задержании Саши, теперь она активно участвует в кампании по ее освобождению. За это время Соню вызывали на допрос, ей запретили свидания с Сашей.

«Бумага» публикует очень личный монолог Сони — о том, как она узнала о задержании Саши, как изменилась ее жизнь в последние полторы недели, а также что она думает о перспективах дела.

О Сашином задержании и допросе по ее делу

— Мы живем с Сашей вместе, поэтому последний раз перед задержанием мы общались утром того дня. Ее разбудил звонок нашего друга, который сказал, что у него обыск, и Саша начала искать ему адвокатов и правозащитников. Позднее он перезвонил и сказал, что менты ушли, и попросил Сашу приехать, чтобы поддержать его. Я собиралась на работу и попрощалась с ней, обняла. Это был последний раз, когда мы общались на свободе.

Тогда же днем у нас был обыск — меня дома не было, но из открытого письма Саши мы знаем, что силовики ужасно себя вели, унижали, угрожали насилием.

Сама я была на одном допросе 15 апреля. Следователь, который разговаривал со мной, был учтив, так как со мной присутствовала адвокатка. В основном я отвечала на вопросы, которые касались Саши как личности и моей биографии. На вопросы, которые касались дела, я чаще всего не отвечала, ссылаясь на 51-ю статью Конституции.

Я не знаю, ждут ли меня еще допросы, но я прохожу свидетелем по делу, поэтому всё может быть. По этой же причине, к моей большой боли, мне не разрешены свидания. У нас нет никакой возможности увидеться [с Сашей], и я не знаю, когда она появится. Более того, возможно, меня в принципе не пустят на суд — по той же причине, из-за того, что я свидетельница.

На днях Саша передала, что любит меня и думает обо мне, а еще нарисовала рисунок — там мы и наше будущее. Саша всё выражает через творчество, даже самые темные моменты.

Рисунок Саши Скочиленко

Как изменилась жизнь Сони после Сашиного задержания

— По образованию я фармацевт, работаю в аптеке. Как только всё это началось, я была вынуждена взять больничный [из-за нехватки времени] — возможно, мне придется уйти с работы, так как мое длительное отсутствие не очень хорошо для коллектива.

Моя жизнь полностью изменилась. Я просыпаюсь и засыпаю с мыслями о Саше. Я постоянно думаю о ней, она любовь всей моей жизни, моя семья и самый дорогой мне человек. Я вспоминаю самые обычные вещи: например, как мы проводили время вместе, гуляли по городу, ездили на природу и обсуждали разные вещи, обнимали друг друга и планировали будущее. А еще иногда мы играли музыку вместе.

Мы стараемся делать передачки для Саши — каждый раз это огромный сложный квест. Проблемы с передачами начались с самого первого дня. Тогда Саше привезли продукты, а я приехала чуть позднее и привезла одежду: ведь у нее не было с собой ни белья, ни теплых вещей, ни сменной обуви. В ИВС сказали, что лимит передач исчерпан и оставить вещи нельзя. К счастью, благодаря правозащитнику Динару Идрисову нам удалось отдать Сашины вещи, за что ему большое спасибо.

Позднее мы приехали в ИВС еще раз, снова в приемный день — они принимают передачи только во вторник и четверг. Мы привезли Саше диетические продукты, которые ей нужны в связи с целиакией, но многое у нас не взяли, сославшись на то, что ей дают необходимую еду и скоро переведут в СИЗО. Но это всё оказалось неправдой.

Начальник ИВС в курсе ее заболеваний — мы привозили документы, — и он даже пообещал организовать для Саши специальное питание. Но диета всё равно не соблюдается. На днях у Саши был приступ: ей было плохо, ее тошнило. Наша передача к этому моменту уже закончилась.

О Сашиных заболеваниях и их проявлении в обычной жизни

— Целиакия никак не проявляется в жизни, если строго соблюдать диету и не есть продуктов с глютеном, что Саша и делала. У болезни нет никакого медикаментозного лечения, главное — строгая диета.

У Саши, как и любого человека с диагнозом циклотимия, были периоды подавленного настроения, случались депрессивные эпизоды — и Саша принимала антидепрессанты. Эти периоды сменялись гипоманией — периодами приподнятого настроения, повышенной активности, — ей было сложно спать.

Я много лет проработала медсестрой в сфере психиатрии, в больнице, где лежали люди с психиатрическими диагнозами. Поэтому я всегда относилась с полным пониманием к Сашиным заболеваниям. Тем более у меня у самой диагностировано рекуррентное депрессивное расстройство, то есть у нас с Сашей было полное понимание чувств и состояний друг друга.

О том, как Соня справляется с давлением и проводит кампанию в поддержку Саши

— Я держусь благодаря поддержке своих знакомых и друзей, а также друзей Саши, с которыми я раньше почти не общалась. Мы вместе собираем передачи, решаем вопросы, которые возникают по ходу дела. Мне тяжело находиться сейчас одной, тяжело быть в квартире, где я жила с Сашей, поэтому я хочу переехать к своим близким друзьям.

Еще поддерживает помощь правозащитников, широкая огласка СМИ — я каждый день общаюсь с независимыми журналистами. 

Невозможно подсчитать, сколько людей подключились к кампании в поддержку Саши. У нас есть телеграм-канал «Свободу Саше Скочиленко» — там 2 тысячи подписчиков. На суд пришло около 50 человек: много журналистов, депутат Борис Вишневский и правозащитник Динар Идрисов. Мы запустили петицию, чтобы Саше изменили меру пресечения — на данный момент ее подписали более 100 тысяч человек.

Мы также стараемся связываться с ОНК, чтобы они контролировали условия [содержания] Саши и ее питание — это не полностью получается. Объявили сбор денег для адвокатов, оплаты передачек и других непредвиденных расходов. Пишем блогерам, а Сашины друзья за границей связываются с зарубежными СМИ.

У меня, конечно, не так много сил, [как у Саши], но я не имею права опускать руки. Я должна бороться ради Саши, стараться держаться и делать всё возможное, чтобы она оказалась на свободе, — или хотя бы уменьшить ее страдания в заключении.

Соня (слева) и Саша (справа) 

О перспективах дела

— Для меня было неожиданностью, что Сашу не перевели из ИВС в СИЗО. Мы несколько дней ездили к СИЗО, чтобы передать еду для Саши, и только на третий день узнали, что ее не перевели. Никто не знает почему — ни адвокат, ни даже следователь, — хотя должны были еще на выходных.

Я не представляю, насколько это может затянуться. Со дня оглашения меры пресечения у меня есть ощущение, что это всё подстроено, потому что адвокат в день задержания сказал, что дело контролируется из Москвы. И судья отправила Сашу в СИЗО, мотивировав это тем, что ее подозревают в тяжком преступлении, а также тем, что у Саши друзья в Украине и сестра во Франции — якобы она может сбежать.

У меня нет даже приблизительного понимания, когда это всё закончится. Мне тревожно думать о перспективах, о том, чем это может закончиться. Огласка очень важна, она помогала, когда людей несправедливо хотели посадить. Я возлагаю на нее большие надежды. При этом я не знаю, значит ли она что-то для нашего правительства, мнения людей в стране.

Конечно, я тоже боюсь попасть под уголовное преследование — как и любой другой человек с антивоенной позицией в России. С другой стороны, у меня уже отняли семью, отняли моего самого дорогого человека. Что мне теперь терять?

Что еще почитать:

  • Саша Скочиленко не должна сидеть 10 лет за антивоенные листовки. Вот ее история — с доносом, спецоперацией по захвату и СИЗО. 

Фото на обложке: Андрей Бок

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Мобилизация
В Петербурге отменили новогодние празднования. Сэкономленные деньги направят мобилизованным и добровольцам
В России отменили постановление о возбуждении первого уголовного дела за уклонение от мобилизации, сообщил Павел Чиков
Военкоматы в Петербурге рассылают повестки по СМС и электронной почте. Это законно?
В Петербурге мобилизованный мужчина совершил суицид. Он застрелился в воинской части
Как россияне помогают пересечь границу и найти друзей в чужой стране? Три истории
Визовые ограничения
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Давление на свободу слова
Родные не могли связаться с арестованной активисткой. Они считают, что ее задержали из-за акции на могиле родителей Путина
В Петербурге отпустили двух фемактивисткок, которых задержали по делу о «телефонном терроризме»
Baza: на 77-летнюю пенсионерку из Карелии завели второе дело о «дискредитации» российской армии за антивоенные листовки
Петербуржца, который раскрасил гаубицы в цвета украинского флага, приговорили к году ограничения свободы
Владимиру Кара-Мурзе предъявили обвинение в госизмене, пишут ТАСС и RT. Адвокат оппозиционера это подтвердил
Свободу Саше Скочиленко
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
Экономический кризис — 2022
Сеть OBI могут переименовать в HOBI или OBBI, пишет «Коммерсантъ»
Сеть H&M закрыла треть своих магазинов в Петербурге
Россияне все чаще покупают криптодоллары, чтобы вывезти деньги из страны. Вот что нужно знать об этом финансовом инструменте
Курс евро на Мосбирже опустился ниже 52 рублей впервые за шесть лет. Что происходит?
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.