Каждый год петербуржцы собираются во дворах, чтобы покрасить скульптуры на детской площадке. Как соседский фестиваль вырос из пикника семейной пары и кто на него приходит

В воскресенье, 27 мая, в Петербурге пройдет День Тома Сойера, который устраивает журналист Даниил Александров и учительница Елена Гаазе. Каждый год горожане красят детские площадки и скульптуры во дворах, а заодно устраивают пикники и проводят спектакли и выставки. В прошлом году в фестивале поучаствовали 150 человек. 

«Бумага» поговорила с организатором Дня Тома Сойера о том, как на фестиваль реагируют прохожие и соседи, как привести в порядок площадку в своем дворе и сложно ли согласовать это с властями.

Даниил Александров

Создатель фестиваля, журналист

— Первый День Тома Сойера мы провели весной 2012 года — правда, название появилось позднее. Мы с женой живем на улице Кораблестроителей, и в нашем дворе есть огромная детская горка в виде репки. Она вся была в граффити и надписях, много лет стояла в таком виде, и мы решили покрасить ее. Собрались с друзьями, купили две бутылки игристого, пару ведер краски, спустились во двор, одели детей в прозрачные дождевики. Это был скорее не фестиваль, а детский пикник.

В целом мы просто хорошо провели время, подходили люди и тоже красили Репку. Нам это всё так понравилось, что мы устроили такой пикник еще несколько раз.

В 2016 году мы решили покрасить Дракона во дворе на 8-й линии. Это тоже не чужое мне место: в детстве там играл. Мы починили его, заделали дыры. А зимой я встретился с руководительницей «Упсала-цирка» Ларисой Афанасьевой, и она вдруг говорит: «Какой классный у вас фестиваль». Я обалдел, что она знает о нашем фестивале, и подумал, что если уж Лариса Афанасьева сделала нам такой комплимент — значит, мы делаем что-то хорошее и правильное.

Мы пригласили к нам «Упсала-цирк». Они приехали, выступили, и тут стало понятно, что дело не в краске, не в пикнике, а в том, что это отличный формат для соседского фестиваля. Здорово, когда люди выходят во двор, общаются, но нужен какой-то стержень. А вокруг покраски отлично укладывается что угодно: выставки, общение и так далее.

В 2016 году мы придумали название «День Тома Сойера» и стали проводить именно фестиваль. Авторы идеи — я и моя жена Елена, но у нас нет никакого центра и никакого командования. В этом году во дворе на канале Грибоедова всем занимаются местные жители, с которыми мы познакомились, просто придя во двор. Во дворе на 8-й линии, где раскрашивают Дракона, командовать тоже будет местный житель. Кроме того, у нас есть 10–15 волонтеров, которые помогают нам каждый год.

День Тома Сойера [так называется], потому что мы предлагаем другим людям прийти и покрасить нашу Репку, представив таким образом, что это очень здорово. Это происходит прямо как в книжке: идет какой-то 10-летний мальчик по двору, видит, что какие-то другие дети красят, подходит и говорит: «А можно мне?». Мы эксплуатируем наивных детей так же, как делал Том Сойер. Но если честно, то, конечно, большую часть работы делают взрослые.

С прошлого года у нас довольно много участников: на трех площадках было около 150 человек. До этого были десятки. Сколько людей придет в этом году, не знаем. Надеемся, что всем хватит работы.

В этом году у нас три основные площадки: горка «Репка», Дракон на 8-й линии и три бетонных зверя на канале Грибоедова. Кроме того, я знаю, что еще как минимум два зверя будут покрашены; мы туда даже никого не зовем, потому что они очень маленькие. Там своя инициативная группа, которая просто подхватила идею. Может, кто-то еще что-то делает, не знаю.

Соседи реагируют по-разному, в основном хорошо. Приходят, многие участвуют, многие относятся равнодушно. Дети прямо просятся покрасить, но некоторые родители говорят: нет, ты испачкаешься.

В прошлом году один мальчик привел с собой бабушку. Сначала было ощущение, что она настроена скептически, и мне показалось, что недовольна: молодежь балуется, пачкает одежду. Как выяснилось, бабушка мальчика много лет работала маляром и смотрела так, потому что мы неправильно красили. Она нас всех построила, показала, как правильно держать валик, как правильно наносить краску. И мы приобрели бесценный опыт.

Могу сказать одно: никогда не было, чтобы кто-то был чем-то недоволен. В основном люди подходят, общаются. Например, про Дракона местные жители рассказали нам множество удивительных легенд. На самом деле и Репка, и Дракон — это скульптуры художника Владимира Трубакова. Он был художником-самоучкой, но работал в ЖЭКе на Острове Декабристов. В 80-е он создал во дворах несколько скульптур. Раньше их было больше. Мы хотели его пригласить на фестиваль, но, к сожалению, узнали, что он уже умер. В этом году во дворе у Дракона проведем выставку работ Трубакова.

С 2016 года мы обращаемся к муниципальным властям, чтобы согласовать покраску скульптур. Это оказалось очень просто. Бывает сначала какое-то недоверие, но в итоге всё заканчивается хорошо. В округе, где находится Дракон, глава администрации проникся нашим делом и даже приглашал граффитистов, которые раскрашивали Дракона, на другие мероприятия, выдал нам грамоты.

Нам также помогают несколько компаний. В этом году «Максидом» подарил краску, кисти и перчатки, «Пицца 22» привезет пиццу, ресторан «Ферма» — булочки. Мы ничего не ищем, не продаем и не привлекаем специально. Просто, видимо, люди видят, что дело хорошее, и помогают нам. Всё это происходит очень спонтанно: вдруг мне в фейсбуке пишет какой-то незнакомый человек, говорит: «Здравствуйте, сколько пиццы вам привезти?».

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.