28 ноября 2017

«Мне показалось, что на какое-то время у Олега появилась надежда»: автор фильма о деле Сенцова рассказывает, как следил за судом над украинским режиссером

В Петербурге на «Артдокфесте» покажут фильм «Процесс» о суде над украинским режиссером Олегом Сенцовым, которого приговорили к 20 годам колонии по обвинению в терроризме. Премьера картины прошла на Берлинале. Ее режиссер Аскольд Куров, снявший фильмы «Дети 404» и «Ленинленд», следил за делом с самого начала: изучал показания свидетелей, ходил на заседания, общался с близкими Сенцова и адвокатами.

Куров рассказал «Бумаге», как удалось снять первый за полтора года телефонный разговор Сенцова с детьми, что говорили о пытках свидетелей во время процесса и почему он был готов повести себя «как документалист, а не как друг», если бы убедился в виновности украинского режиссера.

— Вы не были близко знакомы с Олегом Сенцовым до его ареста. Как за время съемок фильма изменилось отношение к Сенцову и какое сложилось впечатление от рабочего процесса?

— Я действительно был знаком с Олегом достаточно поверхностно. Встречались мы только один раз в Москве, когда он приезжал на премьеру своего фильма «Гамер». А так были знакомы только по переписке.

Когда я начал работать над фильмом, то прочел все его сценарии, всю прозу и был приятно удивлен тем, насколько он интересный, яркий и многообещающий режиссер и писатель. Не имея профессионального образования и большого опыта в кино, Олег от сценария к сценарию растет как режиссер. У него есть природное киновидение и киночувство.

Что касается дела, до него я совершенно не имел представления о том, как устроены судебная система, следствие. Это был второй или третий раз в жизни, когда я вообще попал в суд. Так что всё для меня было открытием.

Аскольд Куров. Фото: afisha.ru

Шоком стало то, что всё в деле Сенцова было настолько неприкрыто сфальсифицировано — будто никто не беспокоится, как это выглядит в глазах наблюдателей. Я, не общаясь с Олегом в тот период, когда он был на Майдане и в Крыму, конечно, не мог со стопроцентной уверенностью сказать, что этот человек никогда ничего подобного не совершал и не замышлял. В какой-то момент я сказал себе, что готов к любым открытиям и ответам и, если что-то узнаю, то должен поступить как документалист, а не как друг.

К счастью, такого не произошло. Я присутствовал на всех судебных заседаниях, прочитал все судебные материалы уголовного дела, предоставленные мне адвокатом, — это 12 томов плюс видеозаписи. И даже для меня — человека, который не имеет представления об этой системе, — было очевидно, что дело шито белыми нитками. Там такая концентрация абсурда.

— Что именно было абсурдным в этом деле?

— Наверное, самым абсурдным было то, что в материалах дела в качестве вещественного доказательства приложили диски с фильмами «Обыкновенный фашизм» и «Третий рейх в цвете».

«Третий рейх в цвете» — это просто хроники, выпущенные BBC, а «Обыкновенный фашизм» — советский антифашистский документальный фильм, любой человек в нашей стране, даже если не смотрел, знает о его существовании. По этому поводу сторона защиты приглашала в суд в качестве эксперта кинокритика Антона Долина. Он дал свою оценку, и это была единственная победа, потому что суд постановил изъять вещественные доказательства [из материалов дела]. Таких случаев было немного.

— Многие, включая российских и зарубежных режиссеров, высказывались в поддержку Сенцова. Вы следили за всем процессом: почему, на ваш взгляд, не получилось переломить ход дела?

— Было ощущение, что исход был известен до начала судебного процесса. По словам Олега, еще до его официального ареста было сказано, что он получит срок 20 лет и будет объявлен организатором. Потому что он не стал сотрудничать со следствием, отказался признавать свою вину и связь с подготовкой каких-то терактов в Крыму, отказался подписывать любые показания. Думаю, тогда всё решилось, и остальное уже не играло никакой роли.

Суд вообще не принимал во внимание никакие доводы защиты — они абсолютно ничего не решали. О чем можно говорить, если основной свидетель по делу Геннадий Афанасьев отказался от своих показаний и признался, что они были даны под пытками? Рассказал, что к нему в здание суда приходил следователь ФСБ и оказывал давление, чтобы Афанасьев подтвердил свои показания (Геннадия Афанасьева приговорили к 7 годам заключения, однако в 2016 году помиловали и выслали в Украину в обмен на одесских журналистов — прим. «Бумаги»). Поэтому процесс был больше похож на спектакль, где все роли прописаны и есть сценарий.

Олег Сенцов. Кадр из фильма «Процесс»

— Вы сказали, что до этого не сталкивались с работой судебной системы. При этом в фильме есть и рассказ Сенцова о пытках, и рассказ адвоката Афанасьева, который описывает, что с его подзащитным делали, чтобы добиться признательных показаний. Вы были готовы столкнуться с такими нечеловеческими методами?

— Я, конечно, более или менее представлял, потому что о подобных случаях постоянно рассказывают в новостях: как в отделах полиции оказывают давление, пытают невиновных людей. Но когда я впервые услышал описание тех пыток, которым подвергся Афанасьев, конечно, был мороз по коже (адвокат Александр Попков рассказывал, что на Афанасьева в том числе надевали противогаз, перекрывали воздух, а потом впрыскивали газ, из-за чего у него начиналась рвота; пытали током, угрожали изнасилованием — прим. «Бумаги»). Представить, что такие пытки существуют сегодня… Это жутко. Я могу с трудом представить человека, который бы выдержал, не сломался и не подписал бы любые показания.

— В «последнем слове» Сенцов говорил, что самое страшное — это трусость, и достаточно жестко высказывался по поводу российского режима. Он сам изменил свой взгляд на происходящее с момента ареста до приговора?

— У него такой характер: он не сломался. Думаю, что, конечно, сомневался в какие-то моменты. Я наблюдал за ним в начале процесса в Ростове-на-Дону, и мне показалось, что у него вдруг появилась надежда. Судья — неглупый, образованный человек с добрыми и понимающими глазами. Мне показалось, что на какое-то время Олег подумал: может быть, этот человек — настоящий судья, сможет вникнуть в дело и вынести справедливое решение. Но после того, как судья отказался приобщать к делу показания Афанасьева (о том, что он свидетельствовал против Сенцова под пытками — прим. «Бумаги»), было видно, как все иллюзии оставили Олега.

Олег поразил тем, что он очень цельный человек, с характером, сильный. Те речи, которые он произносил в суде, конечно, предназначались не судьям и не прокурорам, а тем, кто пришел слушать. Поэтому я к этому готовился, режиссировал, продумывал.

— Легко ли близкие Сенцова согласились на съемку?

— Двоюродная сестра Олега Наталья Каплан в тот момент жила в Москве и занималась его делом, общалась с адвокатами, правозащитниками, активистами, кинематографистами. Она, конечно, сразу пошла на контакт и сильно помогла.

К маме и детям Олега мы поехали в Крым уже после приговора. Я взял разрешение самого Олега на встречу и съемки и, конечно, очень переживал, потому что не знал, насколько вообще уместно мое присутствие с камерой. Но — это было удивительно — они [мать и дети] очень сильные. Уже пожилая мама — волевая женщина, понятно, в кого у Олега такой характер. И дети замечательные.

Мы пробыли с ними всего три дня, но всё сложилось в первый же день, когда Олег неожиданно впервые за полтора года смог позвонить и поговорить с детьми по телефону. До этого они его вообще не слышали. Эта сцена есть в фильме.

— Вы рассказывали, что даже в семье Сенцова часть родственников его поддерживает, а часть, в том числе родная сестра, — нет. Это вообще показатель того, какой раскол произошел в обществе после Майдана и ситуации с Крымом?

— Я слышал много историй о том, как семьи были разделены из-за этого конфликта, потому что родные и близкие оказываются по разные стороны баррикад. И здесь, конечно, [ситуация в семье Сенцова], с одной стороны, характерна.

С другой стороны, то, что муж и сын родной сестры [Сенцова] работают в ФСБ, создает такую аллюзию на советские времена, времена Большого террора. В показаниях мужа сестры, полковника ФСБ, нет ничего по существу дела, но зато есть какие-то странные обороты, когда он называет Олега «бывшим братом жены» или «бывшим сыном тещи». Это звучит абсурдно и страшно.

— В фильме политолог Кирилл Рогов говорит, что властям выгодно выбрать для подобных дел кого-то вроде Сенцова для медийного эффекта. Но, по-вашему, в России этот эффект вообще был? Или дело прошло незаметнее, чем процесс, скажем, Pussy Riot?

— Кирилл Рогов говорил о принципе таких дел в целом: когда берется известная фигура. В России, конечно, Сенцова никто не знал кроме людей из узкого круга артистов и режиссеров. Многие мои коллеги были с ним знакомы, встречали его на фестивалях. Но широко Сенцов точно не был известен. А в Крыму был. Во-первых, как режиссер: о нем писали, говорили, все-таки Крым достаточно небольшой регион. Во-вторых, он был известен как гражданский активист: вернувшись с Майдана, Сенцов помогал блокированным в Крыму украинским военным частям покидать полуостров, потому что они оказались отрезанными от материка. За свои деньги и деньги, собранные активистами, он арендовал автобус и просто помогал [военным] уезжать. Думаю, именно на людей в Крыму его арест произвел впечатление.

— В киносообществе существует единый взгляд на дело Сенцова или есть как его сторонники, так и противники?

— Я никакого раскола не наблюдал. Европейская киноакадемия действовала слаженно и продолжает этим заниматься, программа [по поддержке Сенцова] расписана надолго вперед. Они собирают деньги в помощь семьи Олега, регулярно устраивают акции, пишут письма и петиции — всё, что возможно делать. В России из людей, к которым мы обращались с просьбой поддержать Олега и снять короткое видеообращение, никто не отказался. Только Андрей Звягинцев: он решил вместо видеообращения написать статью в газете и опубликовал открытое письмо.

— Сейчас вы выходите на связь с Сенцовым?

— Я поддерживаю с ним связь через адвоката, двоюродную сестру. Информацию о нем получаю, что-то передаю. Но переписки у нас нет.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
Законы о QR-кодах в транспорте могут не успеть принять до Нового года, пишут «Ведомости». Предположительный срок — февраль
Спикер Госдумы открыл в телеграме комментарии под постом о QR-кодах — и получил больше 600 тысяч сообщений. О чем люди писали чаще всего?
Сенатор предположил, что новый штамм коронавируса «омикрон» уже есть в России. Но в Роспотребнадзоре это опровергли
ВОЗ назвала новый штамм коронавируса греческой буквой «омикрон». Мутация признана «вызывающей беспокойство»
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
Новый год — 2022
В конце декабря на Конюшенной площади в Петербурге откроется каток ⛸
В центре Петербурга начался монтаж рождественской ярмарки. Уже можно увидеть первых мышей!
«Никольские ряды» начнут новый зимний сезон 1 декабря. Горку для катаний сохранили, вход на территорию будет бесплатным
Откуда привезут новогоднюю ель для Дворцовой и что с деревом будет после праздников? Отвечают власти
Уже планируете Новый год? В Смольном тоже — там рассматривают введение дополнительных запретов 😱
Как меняется Петербург
В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
Как добиться установки урн во дворе, на набережной или в парке? Мундеп из Петербурга составил инструкцию
Вакцинация от коронавируса
В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
В Ленобласти введут обязательную вакцинацию вслед за Петербургом. Рассказываем, кого она коснется
В России регистрируют вакцину «Спутник М» для подростков. Что про нее известно?
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
«Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Оказывается, первой в мире заболевшей коронавирусом была продавщица морепродуктов из Уханя — и это важная новость. Главное из статьи Science
Подкасты «Бумаги»
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
Зимовка в теплой стране — это дорого и сложно? А что с границами? В этом подкасте планируем побег от холодов
Нанохлеб, «графеновики» и 3D-печать домов: в этом подкасте обсуждаем новые материалы и придумываем, что взять с собой в постапокалипсис
Как рождаются планеты и какой космос на вкус? Слушайте лекцию с фестиваля Science Bar Hopping — о роли пыли во Вселенной
Как интернет изменил наше общение? Подкаст про войсы, ошибки в переписке, стикеры и цифровой этикет 👋
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.