4 июля 2022

«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения

Россия не собирается отгораживаться от глобального интернета, считает спецпредставитель президента по цифровизации Дмитрий Песков. По его мнению, и западные страны не смогут отключить от него Россию. Но на всякий случай такой вариант рассматривается, и у властей есть план, как наладить отдельный российский интернет.

«Бумага» попросила руководителя «Роскомсвободы» Артема Козлюка объяснить, как власти могут ограничить интернет и что тогда делать пользователям.

Артем Козлюк

руководитель общественной организации «Роскомсвобода»

Отключат ли Россию от интернета?

— Прямо здесь и сейчас нет. Сделать так, чтобы он тотально перестал работать в России, довольно тяжело. Но в любой момент власти имеют возможность давать указания операторам связи гасить интернет-трафик, чтобы он работал неустойчиво: не грузились видеотрансляции, не работали какие-то соцсети, ютьюб.

Чем дольше власти будут оказывать давление на интернет через гашение трафика, шатдауны, тем больше экономика России будет терять денег. Это многомиллиардные убытки экономики, которая и так сейчас терпит большие издержки в связи с санкциями. У властей будет выбор: брать деньги из экономики для глушения интернета в течение какого-то времени либо применять помимо блокировок другие рычаги давления к людям, медиа, организациям, что сейчас и происходит. Вводят новые законы, которые позволяют оказывать давление в виде штрафов, ограничения деятельности, заведения административных и уголовных дел как на пользователей, так и на должностных лиц, в том числе это касается медиасферы, сферы интернет-взаимодействия.

Как долго может продолжаться шатдаун — полное отключение интернета на время?

— Маловероятно, что власти примут решение ввести жесткие ограничения интернета больше чем на несколько дней, поскольку это будет существенный удар по экономике.

Но в случае массовых волнений в том или ином регионе вероятность шатдауна высока. Если где-то начнется постоянная митинговая активность — акции протеста, внутрирегиональные конфликты, — то могут быть шатдауны на несколько часов, максимум на день-два. Например, во время территориального спора Чечни и Ингушетии активно применялись средства глушения интернет-трафика.

Ограничение интернета также предусмотрено законом о «суверенном Рунете». Роскомнадзор имеет право требовать от операторов сотовой связи ограничивать в той или иной степени интернет-трафик для предотвращения информационной угрозы. Это необязательно полное глушение. Может быть обрезание какого-то конкретного вида трафика, например ютьюб-трафика, до невозможности ведения прямых трансляций, VPN-трафика — то есть выделение определенных сигнатур из общего интернет-трафика, для того чтобы целенаправленно глушить его виды. Где-то это будет происходить точечно, где-то полностью. Но, как я предполагаю, если и будут устраиваться шатдауны, то это будет на уровне города, максимум региона.

Еще может быть реализован сценарий, который стал применяться отдельными странами, в том числе в Казахстане на фоне протестов, — когда интернет работал несколько часов в день, чтобы финансовые институты могли обменяться важной информацией. А всё остальное время он был заглушен практически полностью.

Но в России нельзя полностью повторить ни один сценарий. Будет много специфических нюансов. У нас сеть максимально интегрирована во Всемирную сеть, трансграничных каналов перехода интернет-трафика намного больше, чем, например, в Казахстане или Китае. Она более устойчива к внешним воздействиям, но тем не менее в нее можно внести ограничения, которые не позволят в полной мере использовать интернет широкой группой населения.

Артем Козлюк. Фото: Кристина Кормилицына/Коммерсантъ

Чего мы лишимся в России при ограничении  или отключении интернета?

— На интернете завязано много всего. Это не только развлечения, новости, но и среда обучения, финансовая среда. Невозможно представить ни одной отрасли экономики, которая не была бы завязана на интернет-взаимодействии, будь это маленький сайт или большая корпорация. Они используют интернет для пиара, продаж, обучения сотрудников, поэтому это затронет абсолютно все сферы.

Глава Минцифры Максут Шадаев заявил, что, если Россию отключат от европейских точек обмена, страна сможет получать интернет-трафик из стран Азии. Как это отразится на пользователях?

— Точки обмена трафиком нужны, чтобы распределять его по оптимальным маршрутам и получать быстрый качественный интернет. А тут трафик пойдет неоптимальным маршрутом. Будут торможение, ухудшение. Это повлияет на стоимость и на скорость интернета.

Какие изменения, связанные со скоростью и стоимостью интернета, происходят уже сейчас?

— Сейчас интернет-провайдеры, операторы сотовой связи повышают стоимость тарифов, отказываются от безлимитных тарифов, ограничивают их скорость. Или же некоторые не увеличивают стоимость, но теперь за ту же цену пакеты интернета ухудшились, скорость стала медленнее, уже не включены те возможности, которые были раньше. Интернет пять лет назад был намного лучше, чем сейчас, — он был быстрее и дешевле.

Новые законы («пакет Яровой», закон о «суверенном Рунете», закон о блокировке сайтов) накладывают очевидные расходы на операторов связи. Ненужные ограничения на сетевое взаимодействие на техническом уровне (лишние серверы, ограничители, фильтры) навешиваются на сеть лишним грузом. Из-за этого идет удорожание каждого бита, переданного по сети, и ухудшение качества связи.

Будут ли власти замедлять интернет?

— То, что власти начинают тренироваться с замедлением, — это факт. Мы это видели на примере твиттера. Уже сейчас есть возможность замедлять ту или иную соцсеть или вид трафика. Но это борьба технологий, всегда на любое действие находится техническое противодействие, появляются инструменты, которые могут маскировать тот или иной вид трафика.

Например, власти примут решение полностью гасить весь VPN-трафик. Его можно определить из общих пакетов трафика, которые проходят в сети. Но есть инструменты, которые маскируют VPN-трафик, и оборудование уже не сможет определить, что это он. Если власти будут активно применять какой-то один вид постепенного негативного воздействия на сеть, будут активнее развиваться инструменты противодействия.

Куда может завести такая технологическая борьба и как долго она может вестись со стороны IT-компаний — это вопрос открытый. Некоторые готовы сопротивляться, другие не готовы и могут уйти с нашего рынка, оставив пользователей один на один со своими проблемами. Это во многом зависит от самих интернет-компаний, телекома, каким образом они будут реагировать на негативные действия государства: будут продолжать спокойно на это смотреть или пытаться строить грамотное IT-лобби в России. Конечно, в текущей ситуации это довольно сложно представить.

Еще это зависит от пользователей: будут ли они повышать цифровую грамотность, обучаться новым инструментам, методам получения информации. Мы стали жить в другую информационную эпоху, и теперь за доступ к информации надо бороться.

Как пользователи почувствуют замедление интернета?

— Это будет наподобие замедления твиттера. Для большинства это прошло незаметно, для 10–15 % пользователей было заметно. В твиттер, например, не грузились картинки, видео, было видно только текст. Если Роскомнадзор примет решение, например замедлять ютьюб, то он будет работать, но вести прямые трансляции будет практически невозможно. Кроме того, мы будем смотреть ютьюб в низком качестве, какие-то видео не будут грузиться. В любом случае это будет неустойчивая работа сервиса с невозможностью гарантированного получения информации с того или иного ресурса.

Чем тяжелее сервис, тем больше он подвержен воздействию торможения. Ютьюб обладает свойством тяжелого трафика, видеоконтента, поэтому внесение помех в него легче организовать, чем в более легкий сайт, социальную платформу, которые не требуют тяжелой нагрузки на сеть. Для пользователей ютьюба торможение будет заметнее, чем для пользователей других сервисов.

Есть ли какой-то выход? Как еще можно бороться за доступ к информации, кроме маскировки трафика?

— В России мы идем по пути деградации интернета. Это будет неполноценная нестабильно работающая сеть. Но техническая мысль пойдет по пути разработки сети без возможности контроля государства. Это сейчас происходит: развиваются мэш-сети, децентрализованные платформы обмена информацией, децентрализованные мессенджеры, анонимные сети. Возможно, это будет следующий виток — Web3.0–4.0, и он пойдет по пути полной децентрализации, полного отсутствия контроля со стороны телекома, владельцев интернет-ресурсов, IT-компаний, корпораций, самих пользователей.

Никто не сможет влиять на работу децентрализованных платформ. Они сейчас развиваются на уровне местных сообществ, но ничего не мешает их масштабировать. Чем больше государство будет подавлять интернет, тем больше будут развиваться децентрализованные платформы.

Фото на обложке: Масяня. Эпизод 20. Даунлоад, 2002/Олег Куваев/Multru.com

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду 🌊

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Что еще почитать:

  • Как оппозиционеров задерживают с помощью распознавания лиц. Рассказываем о московской системе «Сфера» и ее аналоге в Петербурге.
  • Операторы не подключают новых пользователей к безлимитным тарифам. В России уже замедлился мобильный интернет.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Что известно о «референдумах» на оккупированных украинских территориях: в ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областях
«Верстка» рассказала подробности о вербовке российских заключенных для боев в Украине. Главное
«Лучше бы ты был живой». Мать солдата из Ленобласти, который погиб через три дня после начала войны, дала интервью
Экономический кризис — 2022
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&M в России начнется 1 августа
«Жестокие преступления — результаты жестокой политики». Большое интервью Якова Гилинского — он полвека изучает криминальное поведение россиян
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.