10 января 2018
«Балет всегда был закрытой сферой искусства». Прима Большого театра Светлана Захарова — о моде на пачки, театральных трансляциях и фильмах про балерин

Прима-балерина Большого театра, этуаль миланского театра Ла Скала Светлана Захарова рассказала «Бумаге», почему художественные фильмы о балете не бывают правдивыми, чем ее вдохновляет Петербург — город, где начиналась ее карьера, и почему пышные юбки — это нереализованные мечты кутюрье.

Светлана Захарова и Андрей Меркурьев. Фото: zxDaveM

— Ваша карьера начиналась в Петербурге: семь лет, с 1996 по 2003 год, вы были солисткой Мариинского театра. Что город значит для вас сейчас?

— Есть города, к которым относишься с большим трепетом. Для меня это, конечно же, Москва, Санкт-Петербург и такие большие города, как Лондон, Милан, Париж, Токио, Нью-Йорк. Я всё время чувствую там особую ответственность, волнение. Понимаю, что здесь выступали великие артисты, приезжали знаменитости с мировыми именами, публика видела всё самое лучшее. Из-за этого мой приезд, конечно, не остается обыденным. Это даже, наоборот, меня подстегивает, вдохновляет, придает приятный нерв.

— В одном из интервью вы положительно отзывались о трансляциях балетов в кино. Как вам кажется, в целом сегодня балет должен двигаться в сторону зрителя? Или это публика должна до него расти?

— Сегодня не у всех есть возможность приехать на спектакль в Москву. Поэтому трансляции из Большого театра — очень правильное решение. Мне кажется, театр должен предлагать спектакли, которые будут понятны и привлекательны не только для театральных любителей, но и для молодежи, большинство которой не увлечено искусством. А дальше многое зависит от воспитания.

В заглавной партии в балете «Жизель». Фото: Елена Фетисова / Большой театр

Многие молодые люди с детства приучены ходить в театр, а многие случайно попадают на какой-то спектакль (который, может быть, создан специально для них) и влюбляются в театр, изучают его во всех ипостасях, направлениях. Смотрят и современный, и классический репертуар. Наверное, у театров должна быть такая политика: привлечение с одной стороны и сохранение традиций — с другой.

— Последние пару лет балет очень популярен и за пределами театра: про балет сняли фильмы Тодоровский и Учитель, а бренды одежды — от высокой моды до Zara — выпускают балетные коллекции. Как вам кажется, откуда такой интерес?

— Да, я тоже обратила внимание на эту тенденцию. Теперь даже заурядные туфли называются балетками. Хотя в балете мы никогда не называем балетную обувь балетками: говорим «мягкая обувь» или «жесткая обувь», то есть пуанты. Но балетки всё равно ассоциируются именно с балетной обувью.

В каждой индустрии есть те, кто ведет за собой. Возможно, люди, которые ведут за собой моду, когда-то мечтали танцевать. Я не знаю наверняка, но мне так кажется: на пустом месте это не могло возникнуть. Возможно, эти пышные юбки наподобие шопеновских пачек, которые сейчас так модно носить, — это нереализованные мечты кутюрье.

В партии Анастасии в балете «Иван Грозный». Фото: Дамир Юсупов / Большой театр

Кроме того, балет — искусство, удаленное от обычной жизни, достаточно закрытое. Возможно, одежда дает возможность прикоснуться к нашей среде, почувствовать себя такой же легкой, такой же прекрасной. Что касается художественных фильмов о балете — действительно, за прошлые годы вышло много кино. Но мне кажется, это просто стечение обстоятельств.

Балет всегда был достаточно закрытой сферой искусства. Конечно, периодически происходят скандальные случаи, но по большей части наш мир доступен для окружающих только на сцене. Поэтому всем интересно заглянуть, что же там на самом деле происходит за кулисами? Это интересует, конечно же, и режиссеров.

В партии Княжны Мери в балете «Герой нашего времени». Фото: Дамир Юсупов / Большой театр

Но, как правило, художественные фильмы не совсем о самой профессии. Это чаще всего придуманные сказочные истории, фантазии сценариста или режиссера, то, как они себе представляют нашу закрытую жизнь. Признаюсь, я не смотрела многие фильмы, но кое-что видела, с уверенностью могу сказать: только 5–7 процентов из того, что там показано, соответствует действительности. Прежде всего это, конечно, тяжелый труд — ежедневный, ежечасный, преодоление боли, лени, постоянная борьба со своим телом и волнением. Когда в фильмах это показано, то похоже на правду. А многие другие вещи — это скорее художественные приемы для привлечения зрителей.

— Есть списки книг и фильмов, которые, как считается, должен посмотреть каждый культурный человек. Есть ли такие балеты?

— Это сложный вопрос. Думаю, классику надо смотреть обязательно. Неподготовленному человеку, если он никогда не был в театре, трудно что-то посоветовать. Я скажу так: можно посмотреть любой балет, но главное — в качественном исполнении. Это очень важно. Не секрет, что зритель, который первый раз оказался в театре и первый раз смотрел какой-то спектакль, может, к сожалению, составить впечатление от всего спектакля по не очень качественному исполнению.

Светлана Захарова и Сергей Полунин в балете «Маргарита и Арман». Фото: Елена Фетисова

Думаю, когда вы идете в театр, нужно обязательно заглянуть в программку. Как в кино, хороший актер может вытянуть любой сценарий до потрясающего уровня. Так и у нас. Исполнение может колоссально повлиять на впечатление публики. Когда я вижу феноменальное исполнение, я под большим впечатлением и готова снова и снова смотреть тот или иной спектакль. И наоборот, если мне не очень нравится [исполнение], то может показаться, что это неудачная постановка. Мы все зависим друг от друга — исполнители и хореографы.

«Бумага» благодарит фестиваль «Дягилев P. S.» за помощь в организации интервью

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.