7 марта 2018

Почему советские экскурсоводы не рассказывали о Сталине и по каким маршрутам водили иностранцев в СССР? Рассказывает экскурсовод с 60-летним стажем

Какие маршруты были самыми популярными среди советских граждан и иностранцев в 60-е и 70-е годы, о чем нельзя было говорить экскурсоводам и как в Ленинграде придумывали экскурсии о жизни Пушкина и Ахматовой?

Лидия Мошкова, которая с 1958 года водит экскурсии по Петербургу, рассказывает, каким был городской туризм в СССР.

Лидия Мошкова

Генеральный директор «Ветеранов экскурсионного труда», работает экскурсоводом 60 лет

Каким был внутренний туризм СССР и что туристы охотнее всего смотрели в Ленинграде

Я пришла в экскурсионный бизнес в 1958 году, когда вышла замуж за ленинградца. Чтобы защитить диплом истфака, поступила в Городское экскурсионное бюро (ГЭБ) — высшую по всем статьям организацию того времени. Меня определили в ведущую историко-революционную секцию, где я проработала до самой перестройки.

В то время экскурсии чаще всего заказывали организации для своих сотрудников. Билет стоил всего 3 рубля — маленькие деньги, как считалось.

Чаще всего у нашей секции брали экскурсии про Владимира Ильича [Ленина] и его семью. В нашем распоряжении были и его квартиры, и весь город как город революции. Нередко из других городов приезжали, чтобы узнать о блокаде. К туристам посылали уже тех экскурсоводов, которые сами прошли через жизнь в то время: ведь были живы и блокадники, и участники революции.

Фото: soviet-life

Студенты, которых к нам отправляли вузы, слушали, пуская слезы, не только блокадные темы, но и всё, что было связано с Лениным и семьей Ульяновых. Каждая организация с целью просвещения заказывала сразу «Город трех революций», «Ленинские места», «Ленин вождь и создатель первого в мире социалистического государства», «Последний приезд Ленина» и прочее. Тема смерти Ленина была особенно серьезной для слушателей.

Однако буквально через год нам, молодым работникам, стало понятно, что в Ленинграде не хватает именно городских тем и нужно развивать историко-краеведческое направление. Почему их не было до этого, сложно сказать. Но в 1959 году методисты на несколько месяцев засели в архивах, искали информацию и думали, как и о чем можно рассказать. Так появились экскурсии о Могучей кучке (петербургское творческое содружество композиторов конца 1850-х — начала 1860-х годов, куда входили среди прочих Модест Мусоргский и Николай Римский-Корсаков — прим. «Бумаги»), Петропавловской крепости, дворцах и о жизни Пушкина, Есенина, Блока, Ахматовой.

Фото: soviet-life

В туризме мы пытались сочетать настроения и политики, и интеллигенции. Когда мы запускали [историко-краеведческие] экскурсии, их легко пропустили и согласовали в информационном отделе. И спрос был отличным. Причем ходили не только туристы из других городов (а ехали, как я вспоминаю, со всей страны), но и ленинградские организации отправляли своих сотрудников. Это было доступно.

Как идеология влияла на содержание экскурсий и почему экскурсоводы не говорили о Сталине

Говоря об искусстве — поэтах, музыкантах и работниках театра, — мы рассказывали всё: от их биографий и поступков до взглядов и смерти. Но, конечно, это «всё» формировалось из того, чему нас самих учили в школах и университетах. Но мы говорили от чистого сердца.

Все «ленинские» темы приходилось строго согласовывать с информационным отделом. Ни в коем случае нельзя было говорить лишнего. В основном согласованием занимались методисты.

При этом [в темах] о дореволюционной России — мы рассказывали о дворцах, Петропавловке и прочем — цензуры практически не было. Мы говорили обо всем, что находили в архивах, что нам передавали методисты. Но туристы воспринимали это по-своему.

Фото: lida.info

Пропагандисты работали в режиме реального времени. Так, я ездила по Фонтанке и показывала здание за площадью [Жертв] Революции (бывшее название Марсова поля — прим. «Бумаги»), которое до революции занимало министерство просвещения, а после — Наркомпрос. Поначалу упоминала приходское образование [в Российской империи], а потом стала говорить только об обязательном среднем образовании, которое сразу ввели в Советском Союзе.

В частности, из-за этого старые политические темы постепенно стали затухать: экскурсоводы практически не говорили о Сталине. А это еще и время развенчания культа его личности — он и так мелькал в заявлениях, в том числе официальных. О той же гибели Кирова мы говорили очень сдержанно.

Фото: soviet-life

Надо понимать, что на нас никто никогда не давил: мы связывались с Обкомом (Областным комитетом КПСС — прим. «Бумаги») и решали какие-то неясности. Понятное дело, что говорили и о правящей роли партии, но так на самом деле и было.

У нас тогда не было «неверной информации»: мы выдавали то, что считалось верным и правильным, достоверным и подтвержденным в определенный момент. Мы верили в то, что говорим, а другой точки зрения не было. На мой взгляд, пропаганда везде есть: главное, чтобы она была направлена в нужное русло, то есть просвещала и вела к лучшей жизни.

Куда водили иностранцев и как туристы из Германии реагировали на рассказы о блокаде

Иностранцев вели сразу двое экскурсоводов: один говорил на русском языке, другой — на иностранном. Дело в том, что экскурсоводы того времени не владели иностранными языками или владели не на том уровне. Поэтому нанимали специальных людей, которых перед этим еще готовили: чтобы не распространялся широко и переводил только то, что говорит экскурсовод.

Иностранных туристов в 60–70-е годы были очень мало, буквально несколько групп в год. С ними работал «Интурист», который иногда привлекал к этому и нас.

Роджер Липсетт в Ленинграде, 1976 год. Фото: aloban75

Просили, конечно, городские темы: посмотреть и послушать о создании города Петром, посмотреть на Александровскую колонну, увидеть Петропавловскую крепость. По большей части они не отличались от современных туристов, но советские граждане обращали на них больше внимания: смотрели, услышав речь, но не подходили.

Самым главным в общении с иностранцами было рассказать всё максимально для них понятно, подготовить к принятию материала. Положим, я веду экскурсию в Пушкин, значит, пересекаю внутренние рубежи обороны: Обводный канал — говорю о производстве; попадаю за акведуком на фронтовую полосу — рассказываю о жизни заводов; еду дальше — и подвожу к мысли, что везу их по дороге славы русского оружия. И только так мы и рассказывали им об обороне Ленинграда.

Роджер Липсетт в Ленинграде, 1976 год. Фото: aloban75

Как помню, чаще всего тогда приезжали немцы — и все шли на экскурсии о блокаде и войне, причем на самые подробные. К слову, слушая о том, как здесь 900 дней выживали люди, у них наворачивались слезы, а потом они молчали. Не знаю, что у них происходило внутри.

Больше туристов стало уже в 80-е, а после перестройки к нам стали приезжать и американцы, и китайцы, и все остальные. Китайцев было немногим меньше, чем сейчас, и с ними так же работали «серые» фирмы. Год за годом они стали больше интересоваться пригородами.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Четвертая волна коронавируса
За последний год в России умерли 2,4 миллиона человек. Это худший показатель смертности со времен войны
Оправдана ли паника из-за омикрон-штамма? Ирина Якутенко — о самом необычном варианте коронавируса
❗️ Роспотребнадзор ограничит срок действия ПЦР-теста 48 часами. Для приезжающих из стран, с которыми не возобновлено авиасообщение, введут двухнедельный карантин
Законы о QR-кодах в транспорте могут не успеть принять до Нового года, пишут «Ведомости». Предположительный срок — февраль
Спикер Госдумы открыл в телеграме комментарии под постом о QR-кодах — и получил больше 600 тысяч сообщений. О чем люди писали чаще всего?
Новый год — 2022
В Петербурге запустили почту Деда Мороза — письмо можно отправить в Великий Устюг. Как это работает?
12-метровая горка, карусель и маркет. Как этой зимой выглядит двор «Никольских рядов»
В Ленобласти можно бесплатно заготовить новогоднюю елку. Рассказываем как
В Петербурге запустили бота по поиску катков и лыжных трасс в каждом районе
Сколько потратят на украшение Петербурга к Новому году? А на главную ярмарку? Одна картинка
Как меняется Петербург
В Ломоносове появилось новое общественное пространство — на месте бывшего пустыря
В саду Дружбы закончились работы по благоустройству. Показываем, как изменилось общественное пространство
Ради строительства Большого Смоленского моста хотят снести восемь исторических домов. Что это за здания?
Смольный может построить велодорожку из Лахты до Смолячкова. На «технико-экономическое обоснование» проекта выделили 11 млн рублей
Новый мост через Неву свяжет два берега Невского и Красногвардейского районов. Что известно о разводной переправе и как она может выглядеть
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге задержали четырех человек, организовавших бизнес по продаже поддельных QR-кодов. Позднее прокуратура отменила возбуждение уголовного дела
В Петербург поступила новая партия вакцины «Спутник V» — более 100 тысяч доз
Что известно про новый штамм коронавируса B.1.1.529? Насколько он опасен и заражен ли им кто-то в России?
В общественном транспорте Петербурга не будут вводить QR-коды. А что насчет такси?
В Ленобласти введут обязательную вакцинацию вслед за Петербургом. Рассказываем, кого она коснется
Коллеги «Бумаги»
Обвинительные клоны
Непрофессиональное заболевание
Как читать новости о ковиде?
Научпоп
В России вручили премию «За верность науке». Лучшим научно-просветительским проектом года стал Science Slam 🙌
Мы заполнили два вагона поезда Москва — Петербург молодыми учеными. Что было дальше?
«Мир знаний» — ежегодный фестиваль научного кино. Как он изменился и что покажут в этот раз
Фестиваль научных и исследовательских фильмов «Мир знаний» проведут в Петербурге с 1 по 6 декабря. Тема этого года — космос
Почему у облаков в Петербурге бывают ровные края? Мы узнали у популяризатора астрономии и синоптика. Обновлено
Подкасты «Бумаги»
Мы всегда онлайн! Не пора отдохнуть от интернета? В этом подкасте обсуждаем зависимость от соцсетей и диджитал-детокс
Как большие данные изменили науку? В этом подкасте слушайте, что можно узнать о соцсетях, дружбе и неравенстве благодаря big data
Как понять, что вы живете в гетто? Слушайте лекцию о том, почему происходит сегрегация в городах
Зимовка в теплой стране — это дорого и сложно? А что с границами? В этом подкасте планируем побег от холодов
Нанохлеб, «графеновики» и 3D-печать домов: в этом подкасте обсуждаем новые материалы и придумываем, что взять с собой в постапокалипсис
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.