Зачем смотреть 300 автопортретов художников в Русском музее и чем новая выставка похожа на ленту Instagram

В корпусе Бенуа открылась выставка «Мое я. Автопортрет в собрании Русского музея». «Бумага» рассказывает, что показывают на масштабной экспозиции кроме известных автопортретов Брюллова и Репина, на какие работы стоит обратить внимание и чем выставка похожа на Instagram.
Справа и слева — портреты Карла Брюллова. Фото: Татьяна Иванова / «Бумага»
В залах корпуса Бенуа расположилось сразу больше 300 работ: живопись, графика и даже несколько скульптур и фотографий. Все они — из собрания музея. Самые старые относятся к XVIII веку, периоду, когда автопортрет зародился как жанр. Например, в первом же зале представлен двойной автопортрет — первый в русском искусстве: около 1729 года художник Андрей Матвеев изобразил себя вместе с супругой. Неподалеку вывешена работа Екатерины Чихачевой — один из первых отечественных автопортретов женщины-художницы.
Сразу напротив входа выставлены два живописных автопортрета Карла Брюллова (один, к слову, был написан специально для флорентийской галереи Уффици). Экспонирование работ одного автора, но выполненных в разное время или в различных техниках, помогает видеть не только развитие жанра во времени, но и процесс переосмысления художниками собственного я.
В начале выставки много автопортретов, созданных крепостными художниками. Некоторым из них удалось получить вольные, кто-то так и умер несвободным. В первом зале вывешен портрет 20-х годов XIX века крепостного Василия Раева, на котором художник иронично изобразил себя в шутовском колпаке. Раеву повезло: свою вольную он в итоге выкупил. За свободу художник отдал 5000 рублей, часть из которых — гонорар за его круговую панораму Петербурга, написанную с башни Адмиралтейства.
Автопортрет Екатерины Чихачевой
Автопортрет Василия Раева
Несмотря на то, что для XVIII века портрет был ключевым жанром, именно автопортретов в то время было написано не много. Массово рисовать самих себя художники начали уже в эпоху романтизма — в начале XIX века. Однако хронология изображений не была главной при составлении экспозиции. Кураторы говорят, что проект посвящен не истории искусств, смене романтизма реализмом и так далее, а эволюции жанра.
Среди автопортретов второй половины XIX века примечательна работа Егора Белякова, художника-инвалида, с детства лишенного рук. Так он и изобразил себя на полотне: как сидит на темном фоне перед мольбертом и культями держит кисть.
Есть на выставке и автопортреты знаменитостей: например, Алексея Венецианова, Карла Брюллова, Ивана Репина, Бориса Кустодиева. Но большинство представляет неизвестные широкой публике имена, не говоря уже о лицах. Многие СМИ подхватили намек музея на то, что автопортрет нашего времени — это снимок на фронтальную камеру смартфона, и обозвали выставку чуть ли не галереей «протоселфи». Экспозиция даже напоминает ленту рекомендаций инстаграма: бесконечный поток незнакомых мужских и женских лиц, на которые, вообще-то, непонятно, зачем и смотреть.
Однако в то же время выставленные в корпусе Бенуа автопортреты позволяют и познакомиться со стилем автора, и увидеть, кем он был. Кураторы проекта предусмотрительно снабдили каждую работу этикеткой, на которой помимо традиционных имени, года и техники расписаны факты жизни и творчества того или иного художника (увы, с многочисленными опечатками). Тексты, надо сказать, написаны довольно увлекательно и облегчают тяготы просмотра всё же непростой выставки: например, там замечается, как художник полысел и обрюзг со времен предыдущего автопортрета.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.