4 августа 2015

«Сегодня петербургский стиль — это миф»: историк моды — о городском костюме эпохи Петра I, Советов и Путина

Кто был первым ламберсексуалом имперского Петербурга, как появился «шоферский шик» и почему отсутствие петербургского стиля сегодня — это хорошо? Историк моды, автор двухтомника «Костюм и мода Российской империи» Ольга Хорошилова рассказала «Бумаге», как появился феномен петербургской моды и что от него осталось в наше время.
Все фото — из архивов Ольги Хорошиловой

Как появился петербургский стиль

Самый яркий исторический петербургский стиль — это эпоха Петра I. Что такое Петербург Петра? Это маленький остров, где люди странно одеты в европейский костюм на одутловатое боярское тело. Тогда к европейской одежде привыкали, в нее встраивались, с ней росли. Петербургский стиль тогда — это европейский стиль с купеческой подкладкой. Он был странным, ярким. Потом все привыкли к европейской одежде: в Самаре или в Нижнем Новгороде стали носить то же, что носят связанные с императором люди.
Новый виток петербургского стиля — это эпоха Николая I, которая, как и петровская, была своего рода тоталитарной. Николай был большим любителем деталей, нюансов и практически весь Петербург одел в мундир, его носили практически 80 % людей на улицах: военные, чиновники — все были в зеленом сукне. «Шинель» Гоголя — гимн петербургскому стилю эпохи Николая. Иногда император сам исправлял костюмы: ездил по Петербургу и сбивал шапки, треуголки, а иногда, если какая-то деталь формы не соответствовала уставу, давал кулаком в лицо.
Николай повлиял и на женскую моду. В 1834 году он издал не просто устные рекомендации, а постановление, согласно которому любая придворная дама, являвшаяся в Зимний дворец на бал или большой выход, должна была надеть в соответствии со своим статусом (статс-дама, фрейлина и пр.) русское платье, напоминавшее национальный костюм. Каждому из рангов император придумал свой вариант русского платья, отличавшийся шитьем, цветом. Это была первая попытка вернуть позиции утраченного русского стиля, который искоренял Петр I.
Слева: императрица Александра Федоровна в русском придворном платье. Справа: княгиня Зинаида Юсупова в платье, которое было официально введено императором Николаем I в 1834 году
При более либеральном Александре II нюансы исчезли и конформный петербургский стиль перестал существовать. В то время в Петербург наконец проникала идея массовой одежды, узнали о швейных машинках. Но самое главное — петербургская публика начала становиться европейской в глобальном понимании.
С приходом либерализма на улицах Петербурга все расслабились и появилось много сумасшедших. Например, был такой публицист Павел Якушкин. Он решил, что он мужик, хотя был мелкопоместным дворянином. Якушкин начал одеваться как мужик: носил все помятое, сермяжное, не мылся, постоянно ел лук (потому что считал, что мужики пахнут луком), носил огромную бороду — был одним из первых ламберсексуалов. Но аутентичного петербургского стиля уже не существовало: если взять фотографии того периода и не знать, где сделан снимок, то определить, из Петербурга человек или из Москвы, из Риги или из Юрьева, будет сложно.
Слева: безымянный молодой человек, демонстрирующий популярный в эпоху Александра II костюм «а ля мужик». Справа: Павел Якушкин, одетый «под мужика»
Ни один петербуржец до революции, на рубеже XIX и XX веков, не мог себе позволить носить шубу мехом наружу. В Петербурге, раньше, чем в Москве, появились автомобили и, естественно, шоферы. Большинство автомобилей были открытыми, с кожаными или коленкоровыми козырьками, в них было холодно, а шоферы должны были ждать хозяина по несколько часов хоть в минус тридцать. И водители стали носить шубы мехом наружу и внутрь, чтобы не замерзнуть. Появился шоферский шик. И никто больше эти шубы не надевал, как бы холодно ни было: люди боялись, что их примут за водителей, что оскорбительно. А вот в Симбирске, в дальних городах, даже в ателье богатые люди позировали в шубах мехом наружу. То, что было правилом для Петербурга и Москвы, не было правилом для регионов.
Супруги в зимних костюмах. Слева: состоятельные жители отдаленных губерний Российской империи. Справа: столичный стиль — на даме ротонда, на господине — пальто мехом внутрь

Как изменилась мода с приходом Советов

Следующий этап, когда возникает петербургский, вернее, петроградский стиль, — это Гражданская война и НЭП. Одоевцева (Ирина Одоевцева — русская поэтесса и прозаик, прим. «Бумаги») называла его «позолоченная бедность». Бывшие петербуржцы пытались, несмотря на бедную жизнь и сумасшедшие цены, хорошо одеваться. И петроградский стиль того периода — сочетание совершенно несочетаемых вещей: современных, бедных, с тем, что донашивали с десятых годов. Был, к примеру, публицист Владимир Пяст, который с зимним пальто носил летние клетчатые брюки, потому что других не было. Тогда перелицовывали красивые шубы, из портьер шили пальто и шапки.
Бывшие петербуржцы пытались, несмотря на бедную жизнь и сумасшедшие цены, хорошо одеваться
Назвать петроградских икон стиля сложно: были невозможные условия, шла война, денег не было. Да и после войны не все шло гладко: Чуковский описывал, как стоял в очередях за гуманитарной помощью, одеждой, от американской гуманитарной миссии ARA. Единственным модником, многие об этом писали, был Юрий Анненков — он и до эмиграции был денди, единственным человеком в Петрограде, носившим монокль. Анненков пытался одеваться с вывертом, с изыском, так как у него была возможность — он хорошо зарабатывал, рисовал Ленина и Троцкого и жил на четырех пайках.
После НЭПа началась сталинская эпоха, «уравниловка», а в культуре — социальный реализм. Одевались одинаково, стараясь не привлекать к себе внимания. Появился советский стандарт: в Москве был Общесоюзный дом моделей одежды, позже возник Ленинградский — они заложили основу советского стиля. Ленинградский дом одежды, например, работал по советской системе до 90-х годов, все лучшее происходило в Москве, там развивался «авангард» костюма. После 30-х говорить о ленинградском стиле сложно, были разве что разные школы кроя, но это уже сугубо профессиональное отличие.
Слева: Юрий Анненков, один из главных петроградских денди начала 1920-х годов. Справа: петроградская «золотая молодежь» в маскарадных костюмах, составленных из «чего попало», на голове девушки — раструб от граммофона

Как связаны петербургская и московская мода

Есть такой миф: Москва — купеческая, Петербург — аристократический. В костюме, начиная с эпохи Александра II, это практически не проявлялось — и в Петербурге были купцы-староверы, которые ходили в чуйках, и в Москве были аристократы, жившие с выездом за границу.
В дореволюционной России не было такого, чтобы москвичи носили так-то, а петербуржцы по-другому, потому что были одинаковые школы этикета, все учебники в основном переписывали по европейским стандартам. В Петербурге и Москве был лучший крой, свои известные закройщики и портные. Многие горожане по полгода проводили за границей: Рим, Бад-Эмс, Париж. Костюм у них был, конечно, приличнее, чем у богачей где-нибудь в Туле.
Слева: житель Петербурга в классическом купеческом костюме — бархатной поддевке и сюртуке. Справа: московский предприниматель из купцов демонстрирует последние тенденции парижской моды

Что происходит с петербургским стилем
в наше время

Сейчас петербургского стиля нет. Есть петербургская мода, которую и не все носят. Это мода авторская и у нее два формирующих признака. Первый — любовь к приглушенным цветам, этим увлекается большинство модельеров помимо Татьяны Парфеновой. Второй — ретромания, это делают все. Некоторые начинают играть в некую петербургскую аристократическую культуру, придумывать образы, связанные с Набоковым, Юсуповым, или создают формы, рожденные самой архитектурой Петербурга. Играются с историей города, потому что ее здесь много. Это, пожалуй, и все.
Сегодня петербургский стиль — это миф. Если у города сейчас есть какой-то стиль, это значит, что он совершенно не интегрирован в глобальное пространство. Это бывает, когда в государстве плохо со свободой слова. Например Тегеран: мужчины в застегнутых на последнюю пуговицу белых сорочках и в черных брюках, женщины ходят в основном в черном. В Ашхабаде то же самое, там цветные платья — это своего рода униформа.
Если у города сейчас есть какой-то стиль, это значит, что он совершенно не интегрирован в глобальное пространство
Помимо этого, Петербург — многонациональный город. Говорить о том, что существует петербургский стиль, имея в виду потоки мигрантов, немыслимо. Это то же самое, что заявить сейчас о существовании парижского стиля: его просто нет. Ни один нормальный парижанин не наденет тельняшку и берет, а багет не съест, это только для туристов — как у нас кокошники, валенки и матрешки.
Выйдите на Невский проспект и абстрагируйтесь от архитектуры. Если вырезать людей и вставить их в центр летнего Парижа или Нью-Йорка, публика, в принципе, будет та же. Молодые люди, носители моды, одеваются одинаково — те же самые бороды ламберсексуалов, те же самые стрижки с выбритыми под тридцатые висками и затылками. Это говорит, что, несмотря на политическое охлаждение, и Петербург, и страна воспринимают внешнее влияние.
У нас даже нет эффекта запаздывания, который был в девяностые и начале двухтысячных. Если появляется такой феномен как ламберсексуал, то ровно в то же время, когда о нем пишут интернет-издания, ламберсексуалы уже здесь, ходят по городу. Это говорит о том, что у людей есть возможность ежемесячно или ежегодно выезжать в Нью-Йорк, Лондон, Париж, смотреть показы, листать сайты и копировать. И современные заморозки в политике — это маленькая корочка льда, которую можно разбить.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты

Вся лента

все новости
Читайте еще
Как пахнет Некрополь, Петропавловская крепость и Эрмитаж: рассказывает парфюмер
Десять петербургских магазинов одежды локальных брендов и молодых западных дизайнеров
Специалист в области этикета — о пролетарских привычках русских, крестных ходах и женском интеллекте
Четвертая волна коронавируса
В Смольном рассказали, что за подделку QR-кодов горожанам грозит уголовная ответственность
Противники QR-кодов устроили флешмоб в соцсетях. Они ставят тег #ктакимнеходим под постами компаний — в Петербурге пострадали «Этажи»
Власти Москвы потребовали, чтобы алкомаркеты закрылись на время локдауна. А что говорят в администрации Петербурга?
В Ленобласти в нерабочие дни закроют большие торговые центры и запретят проводить концерты. Кафе и рестораны будут открыты
В России больше трети заболеваний коронавирусом приходятся на три региона. В их числе Петербург
Как меняется Петербург
На площади перед РНБ реконструировали фонтан. Показываем, как он изменился ⛲
В Кронштадте за 480 миллионов рублей выставили на продажу бывший военный завод. Его предлагают приспособить под гостиничный комплекс
Намывы — это зло или благо? Эксперты рассуждают, стоит ли дешевое жилье проблем с экологией и инфраструктурой
В Петербурге закрылось Bio My Bio — заведение со здоровой едой от Матильды Шнуровой
«Благотворительность уже прорастает отовсюду». Директор «Ночлежки» — о кафе в центре Петербурга, где бывшие бездомные будут обучаться новым профессиям
Научпоп
Как прошел самый большой Science Bar Hopping в Москве — с экскурсиями в наукограды и лекциями 42 ученых (!) о еде будущего, бионических протезах и патологоанатомии
Рецепторы, глобальное потепление и экономика труда. Главное о научных исследованиях нобелевских лауреатов — 2021
Космический туризм, астрономия и облачные технологии. Присоединяйтесь к нашему фестивалю Science Bar Hopping в Москве!
Петербургские археологи нашли геоглиф в виде быка в Тыве. Рассказываем, что это и почему находку называют уникальной
Откуда берутся слухи про чипирование, как фейки о бесплатных лекарствах рекламируют БАДы и можно ли зарабатывать на фактчекинге в России? Рассказывает сооснователь Fakecheck
Вакцинация от коронавируса
Изменилось ли число вакцинирующихся в Петербурге после объявлений о QR-кодах и локдауне? Показываем на графике
Минздрав разрешил прививаться от коронавируса и гриппа одновременно. Как будут вводить вакцины?
В России разработали вакцину «Спутник V» в виде спрея для носа. Когда ее начнут использовать?
В Петербурге разнятся данные о вакцинации от коронавируса. Это связано с разными методиками подсчета, говорят власти
Роспотребнадзор: ограничения в Петербурге снимут, когда будет вакцинировано 80 % населения
Коллеги «Бумаги»
Кто реально победил на выборах в Госдуму? В чем не правы противники «Умного голосования»? Как были устроены фальсификации?
Как протест против ввоза мусора из Москвы пробудил в ярославцах интерес к экологическим проблемам
Как «Независимая ассоциация врачей» отговаривает россиян прививаться
Гид по пригородам Петербурга
Прогулки с видом на реку, 100-летняя ГЭС и краеведческий музей в доме инженера — приезжайте в Волхов
В Петяярви — маршрут для долгой бодрой прогулки и идеальные места для пикников. Осмотрите заброшенную финскую ГЭС с водопадом и лесные озера
В Гатчине — не только дворец и парки. Осмотрите замок мальтийских рыцарей, деревянную дачу с башней и старинную слободу, где жили егеря
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
Подкасты «Бумаги»
Зачем мы участвуем в онлайн-флешмобах и к чему они могут привести? В подкасте «Все мы медиа» обсуждаем #MeToo, флаги на аватарках и солидарность в соцсетях
Как спасти планету от мусора? Придумываем варианты во время мозгового штурма: от геймификации до новой экономики
«Нахрен все эти деньги, открываем бар!». Каково запустить бизнес своей мечты — и закрыть его
Вместе со школы❤️ Выпуск про первые отношения и неловкие романы
«Твой умный кореш»: слушайте подкаст «Бумаги» — с историями про безумный автостоп, жизнь с пятью детьми и отказ от алкоголя
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.