19 октября 2020

С «довлатовского дома» сняли таблички с именами жертв репрессий — из-за жалоб жильцов. Что об этом говорят депутаты, журналисты и местные жители

С дома № 23 на улице Рубинштейна сняли все 16 табличек с именами жертв политических репрессий, установленных проектом «Последний адрес». Это сделали из-за жалоб трех жильцов.

Создатель «Последнего адреса» журналист Сергей Пархоменко говорит, что установка знаков согласована со «старшей по дому», но некоторые собственники «не смогли смириться с существованием табличек». Жильцы же говорят, что согласования не было. Депутат Закса Борис Вишневский направил обращение в ЖКС, а муниципальные депутаты готовят запрос в Смольный — они хотят вернуть таблички на место.

«Бумага» поговорила с Сергеем Пархоменко и собрала мнения жителей улицы Рубинштейна, депутатов и журналистов о ситуации.

Сергей Пархоменко

журналист, создатель «Последнего адреса»


— В этом здании таблички появлялись в несколько заходов, первая была установлена еще весной 2015 года. И всегда имелось разрешение дома об очередной установке, подписанное старшей по дому.

На многих адресах старшие по дому, председатели домовых комитетов, председатели ТСЖ, председатели общих собраний представляют жильцов и имеют от них больший или меньший набор полномочий. В каждом доме по-своему. Где-то нас просят участвовать в общем собрании, где-то — собирать подписи по квартирам, где-то — раскладывать письма жильцам по почтовым ящикам и ждать ответов, где-то достаточно подписи председателя.

В огромном доме — а дом на Рубинштейна очень большой, многоквартирный — получить согласие абсолютно всех жильцов невозможно. Но Жилищный кодекс этого и не требует. Достаточно мнения большинства. Конечно, если мы видим, что в доме имеется конфликт, какой-то бурный спор по поводу возможной установки табличек, мы их не устанавливаем. Но в данном случае на протяжении нескольких лет ситуация была совершенно спокойной и мирной. Никакого спора не было, никто не протестовал.

Сейчас всё зависит от других жильцов этого дома. Они должны объяснить своим трем соседям что-то важное: зачем нужны эти таблички и почему будет лучше, чтобы они были. Три человека, которые протестуют — да еще так агрессивно и яростно, — должны убедиться, что они воюют не с таинственными и неприятными им «активистами „Последнего адреса“», а со своими же собственными соседями.

Борис Вишневский

депутат Закса (из обращения к гендиректору «ЖКС Северо-Запад»)


— Проект «Последний адрес» на протяжении длительного времени реализуется — в том числе в нашем городе — с чрезвычайно благородной целью: сохранения памяти о жертвах сталинских репрессий.

Более того, таблички устанавливаются только в тех случаях, когда человек официально реабилитирован. Никакой порчи фасада дома от этих табличек нет. Они не являются мемориальными досками и не требуют согласований и разрешений от органов власти.

Не хотелось бы думать, что жалобщики являются сторонниками сталинских репрессий и одобряют эти преступления. <…> Со своей стороны полагаю, что необходимо вернуть таблички на место, а проведенный демонтаж — уже вызвавший серьезный общественный резонанс — крайне негативно сказывается на имидже нашего города.

Дина

жительница дома, выступает против табличек (цитата по «Фонтанке»)


— С чего вдруг вы заинтересовались этим вопросом? Мне просто интересно, почему вдруг это кого-то заинтересовало? Вот мы сняли таблички, и дальше что? Почему журналисты так начали на это дело… У нас проблем в городе мало, чтобы заниматься табличками? У нас в городе с нищетой всё в порядке, у нас ее нету? У нас с беспризорниками всё в порядке, с пенсиями? Занялись именно тем, чем не надо по факту.

Мы не против, но согласуйте. Вот 100 % согласия добьются — тогда без проблем. Я [своего согласия] не дам. <…> Вы знаете, что у нас погибли руферы (в сентябре с крыши 23-го дома упали экскурсовод и школьница — прим. «Бумаги»). Ну давайте сейчас их товарищи придут, повесят таблички и уйдут счастливые-радостные. <…>

Кирилл Полысаев

житель дома


— Это мой дом. Собственники дома не высказывались ни за, ни против установки табличек. Их просто не спросили — общего собрания собственников с таким вопросом не проводилось.

— Управляющая компания решила эти таблички снять под предлогом недовольства жителей, несмотря на то, что большинство жильцов было за установку.

Я считаю, что нельзя отмахиваться от истории, тем самым оправдывая политические репрессии. От себя напишу депутатский запрос по данному поводу и прошу коллег из Законодательного собрания поддержать и посодействовать в скорейшем возвращении табличек на место.

— Я думаю, надо бы не запросы рассылать, а закон какой-нибудь сформулировать на эту тему. Я уверен, что те трое недовольных опирались на какую-нибудь юридическую закорючку, делающую эти таблички незаконными. <…>

Но я вот с ходу затрудняюсь сформулировать. Чтобы он прошел, надо, чтобы он не вызывал никаких дополнительных расходов или обязанностей. То есть это [должен быть] не закон об увековечивании жертв чего-то там, а какое-то исключение для этих табличек просто из того правила, на которое ссылаются дети энкавэдэшников.

— Если оставить в сторону суть табличек (я очень за их установку), у нас вообще-то ЖК РФ есть, и нужно согласие 2/3 собственников на использование общего имущества МКД. А у 23-го дома даже не было ни одного общего собрания собственников, и совета нет. И поэтому нельзя получить согласие собственников на установку.

Займитесь делом, помогите людям провести собрание собственников, и тогда они наверняка примут решение об установке и будет всё законно. А депутатский запрос — лишь проявление вашего незнания законов и пиар на проблеме.

Павел Смоляк

сотрудник Russia Today


— Таблички «Последнего адреса» на фасаде «довлатовского дома» нужно вернуть. Другое дело, что всё нужно сделать по закону и никакие депутатские запросы здесь не помогут. Существуют понятные правила, которые изначально были нарушены. Никто не спросил собственников (жильцов), никто не спросил чиновников из КГИОП — и далее по списку.

Всегда обязательно найдется человек брюзжащий, для которого таблички — не память, а набор железяк, портящих его дом. Он в своем желании очистить дома от мусора будет, безусловно, прав, потому что закон на его стороне, и пускай в глазах других он пособник усатого гада, хотя это совершенно не так.


О проекте «Последний адрес» Сергей Пархоменко рассказывал «Бумаге» в этом тексте. А здесь «Бумага» подробно рассказывала, как петербуржцы пытаются узнать о судьбе репрессированных родственников, из каких этапов состоит сложная процедура и что делать, если о предках почти ничего не известно.

Фото на обложке: ru.wikipedia.org

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
Петербуржцев зовут воевать в Украину рассылкой «повесток» и звонками. Тех, кто не хочет, просят подписать отказ. Обновлено
«Важные истории» поговорили с солдатами, которых связывают с расстрелами и грабежами в Киевской области. Один во всём сознался
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
Экономический кризис — 2022
«У каждой пятой семьи в Петербурге есть прислуга». Что не так с этим заголовком — «Бумага» разобрала исследование
В России заканчиваются премиальные наушники Sennheiser, Marshall, Sony и JBL, пишет «Коммерсантъ». А что в Петербурге?
«Ночлежка» рассказала, что потеряла 12 % частных пожертвований в начале войны. Но ситуацию удалось стабилизировать 🙌
«Пока сможем работать, мы будем работать». «Ночлежка» — о том, как помогает бездомным во время войны и что будет дальше
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &#038;Other Stories. Показываем фото
Давление на свободу слова
«Все настолько напуганы, что боятся каких-то троллей». Ася Казанцева — об отмене лекций, «подпольных» выступлениях и будущем просвещения в России
Лидера группы «ДДТ» Юрия Шевчука оштрафовали на 50 тысяч рублей за дискредитацию армии по делу о «жопе президента»
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.