24 июня 2015

«Я противник санкций и контрсанкций»: зачем книготорговец взялся производить сувениры и блокноты

Книжный магазин «Подписные издания» нашел нестандартный ход для повышения прибыли: вместо увеличения наценки на книги там запустили собственную линию сувениров с рисунками петербургских иллюстраторов, которые теперь продаются даже в крупных книжных сетях.
Хорошие продажи магнитов и открыток в собственном магазине помогают «Подписным» сдерживать наценку на книги небольших независимых издательств и развивать свое микропроизводство дальше. Из-за кризиса и скачка валют возить дорогие импортные канцелярские товары стало сложнее, и тут планируют производить собственные блокноты в дополнение к популярным уже карандашам и конвертам. Совладелец магазина Михаил Иванов рассказал «Бумаге», как сувениры стали подспорьем в книготорговом бизнесе.
Михаил Иванов. Фото: Егор Цветков / «Бумага»
Два года назад Саша Павлова предложила магазину «Подписные издания» эксперимент: продавать магниты с ее иллюстрациями в качестве сувениров из Петербурга. Небольшая пробная партия магнитов с нарочито неказистыми зданием БДТ, стрелкой Васильевского острова и Троицким собором быстро разошлась. Тогда в книжном магазине решили расширить ассортимент и использовать новую нишу — сувениры.
— Мы поняли, что в магазин идет туристический поток, и начали думать, какой ассортимент мы можем предложить. Когда стали изучать рынок, стало понятно, что он не предлагает практически ничего, кроме классических магнитов, которые не менялись с 90-х годов. Их кораблями возят из Китая, практически все производит одна компания, поэтому стандартный набор сувениров можно увидеть в каждом магазине города, — рассказывает совладелец «Подписных изданий» Михаил Иванов.
Со временем ассортимент расширился: появились открытки, карандаши, конверты, полотняные сумки — всего больше 60 видов продукции. С магазином начали работать другие петербургские иллюстраторы и дизайнеры. Вместо Медного всадника и золоченого шпиля Адмиралтейства в качестве символов города они предложили туристам котов под зонтами, альбатросов и забавные слоганы вроде меланхоличного «Холодно и грустно — все как мы любим» или «В Москву переезжают по работе, а в Петербург — по любви».
Фото: Егор Цветков / «Бумага»
С увеличением объемов производства появились и контрагенты: сейчас сувениры «Подписных» можно купить в крупных книжных магазинах, таких как «Буквоед» и «Дом книги», небольшие партии продают благотворительные магазины «Спасибо», а также некоторые туристические лавки в аэропорту. Однако партнерство выстроилось не сразу.
— На рынке уже есть лидеры. Их прайс и взаимоотношения давно устоялись, и в сетях в основном все занято — стойки и кассы забиты товарами. Чтобы попасть туда, нужно доказать, что твое предложение будет продаваться лучше, — поясняет Михаил.
Раньше контрагентов приходилось искать самостоятельно, теперь крупные торговые сети обращаются сами. Для них это возможность расширить ассортимент авторскими петербургскими сувенирами, редкой альтернативой привычным открыткам и тарелочкам с парадными видами города. Для «Подписных изданий» — увеличить оборот и за счет этого снизить наценку на некоторые книги.

Чем больше сувениров, тем дешевле книги

Магниты и карандаши — высокомаржинальные товары. При низкой себестоимости и небольших затратах на производство они продаются с существенной наценкой. По словам Михаила, до кризиса один карандаш вместе с нанесением изображения или надписи обходился им в 10 рублей, сейчас — 20, в магазине такой сувенир по-прежнему стоит 50.
Авторские мелочи являются хорошим подспорьем для развития бизнеса даже с учетом того, что 80 % ассортимента «Подписных изданий» по-прежнему составляют книги, а кроме собственных сувениров в магазине продается много импортных канцелярских товаров. Помимо решения текущих задач прибыль от сувениров помогает сдерживать наценки на книги.
Как объясняет Михаил, рынок устроен таким образом, что крупные сети могут позволить себе наценку в 100–110 %. Для мелких книжных этот процент ниже: например, московский «Фаланстер» установил единую наценку на книги всех издательств — 30 %. У других подобных игроков накрутка выше — от 50 до 70 %, по оценке Михаила. Что касается самих «Подписных изданий», то на книги крупных издательств — «Эксмо», «АСТ» или, например, «Азбуки» — тут наценивают от 80 до 85 %. Зато сдерживают наценку на книги небольших издательств на уровне 60 %. Это происходит благодаря хорошим продажам открыток и магнитов со смешными надписями. Стоят сувениры от 30 до 270 рублей, ежемесячный оборот собственной сувенирной продукции в магазине составляет около 200 тысяч рублей.
— Мы получаем большой процент прибыли с продажи сувенирной продукции, поэтому снизили обычную наценку на книги больше чем 25 издательств, в основном независимых, — Михаил объясняет, что, как правило, это так называемые «медленные книги», оборачиваемость у них намного ниже и продаются они дольше.

Собственное производство блокнотов и поребриков

Так как ассортимент сувениров ориентирован не только на туристов, но и на самих горожан, команда «Подписных» ищет новые возможности расширить его. В плане магазина — запустить собственную линейку канцелярских товаров. Однако возникают проблемы с производством и материалами: после кризиса подорожала бумага, винил для магнитов, заказывать карандаши за границей стало не так выгодно, а хороших российских производителей, по словам Иванова, не осталось.
— Карандаши на всю страну делают две фабрики: одна в Москве, другая в Сибири. В России нет своего заводского полуфабриката и огромный кризис производства. При этом дизайнерские канцтовары доставлять из-за границы стало тяжело: фактически все подорожало в два раза. Я противник как санкций, так и контрсанкций, но вижу, что сейчас на рынке освободилось немыслимое количество ниш.
Из-за неразберихи с импортом Михаил решил взяться за собственное микропроизводство серьезнее. Помимо карандашей с трогательными надписями о Петербурге в «Подписных изданиях» готовят к выпуску блокнот, дизайн которого придумали сотрудники книжного магазина.
Карандаши на всю страну делают две фабрики: одна в Москве, другая в Сибири. В России нет своего заводского полуфабриката и огромный кризис производства
Сейчас в «Подписных» продаются записные книжки, папки, тетради из Европы, Азии и США. Наценка на корейский или французский блокнот может достигать 100 %, при меньшей марже продавать их было бы невыгодно — в цену необходимо заложить пошлины. Однако после зимнего скачка курса валют стали возникать проблемы. Одна из последних поставок из Лондона сильно ударила по магазину. Товары оплачивали по курсу 59 рублей, а пошлины — уже по курсу в два раза выше.
По мнению Михаила, развить собственную линию стало бы хорошим решением для замещения слишком дорогих импортных товаров. При хорошем местном производстве только блокнотами можно было бы не ограничиваться. Опыт решения нестандартных задач у команды «Подписных изданий» уже есть.
Саша Павлова предложила сделать магнит, раскрасив его в виде поребрика. Михаил решил, что этого мало и сувенир обязательно нужно сделать из настоящего камня. Исполнителя для этой идеи пришлось искать четыре месяца и обойти несколько мастерских. В итоге заготовки для магнитов делает один мастер, надпись наносят отдельно на заводе «Красный треугольник». Магниты к гранитным заготовкам крепят, вообще, вручную в самом магазине, там же их и упаковывают. Сложный процесс производства никого не напугал, и теперь «Поребрик из Петербурга» — один из хитов магазина, ежедневно тут продают около десяти штук. Решить менее запутанные производственные задачи для Михаила теперь — не большая проблема.
Не мы придумали делать открытки с мемами: все эти идеи и выражения лежали на поверхности — в Петербурге такое мог сделать любой
— Почему мы так технологически отстали от Европы, где давно делают красивые и оригинальные сувениры, карандаши с магнитами внутри и прочее? Потому что нет никакого спроса, но сейчас все должно начать меняться. Если брать те же канцтовары, то с советских времен осталось множество заводов, больших типографий и фабрик. Нужно просто развивать эти направления. Это как с дизайном. Не мы придумали делать открытки с мемами: все эти идеи и выражения лежали на поверхности — в Петербурге такое мог сделать любой. Теперь в городе этим занимаются многие и рынок растет, мы просто дали толчок.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
Борис Куприянов — о книге как товаре, хранилище знаний и социальном маркере
Николай Солодников: «Культурная политика должна быть диктатом»
Несказочный бизнес: каково быть независимым издателем?
Конфликт на Петровской косе
Что известно о будущем Речного яхт-клуба и Петровской косы. Яхтсменов выселили в разгар сезона, им негде швартоваться
«Нет консенсуса, нет договоренностей, нет развития». Что будет с речным яхт-клубом и что сейчас происходит на Петровской косе
Глава Ленинградской федерации профсоюзов подтвердил выселение речного яхт-клуба с Петровской косы. Там срезают понтоны, суда вынесут на сушу
Приставы пришли в яхт-клуб на Петровской косе и срезали трапы, ведущие к судам
Яхт-клуб на Петровской косе — последнее место в Петербурге для бюджетного яхтинга. Что известно о будущем территории, за которую борются застройщики, профсоюзы, спортсмены и город
Поддержка независимых театров
Сколько на самом деле стоит один поход на спектакль? Режиссер Семен Александровский рассуждает, почему бюджету выгодны частные театры
Более 20 независимых театров Петербурга не получили господдержку после пандемии: некоторым грозит закрытие. Десятки миллионов достались патриотическим фестивалям
Независимым театрам Петербурга обещают выделить субсидии в конце августа, заявила член комиссии
Независимые театры пожаловались, что остались без субсидий во время пандемии. Смольный запустил второй этап конкурса на финансирование
Коллеги «Бумаги»
Как ростовские наркополицейские бежали в Украину и задумались о карьере правозащитников
Как приговор по делу Юрия Дмитриева изменит Россию и нас
История отца Сергия, захватившего монастырь
Смягчение режима самоизоляции
Петербургские суды зарегистрировали больше 600 дел об отсутствии СИЗ за июль. Протоколы составляли в том числе на горожан, которые ели шаверму без маски
В Петербурге открылись визовые центры десяти стран ЕС
Беглов поручил подготовить театры к открытию в сентябре
МФЦ в Петербурге снова начали работать без предварительной записи
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
Закон о «наливайках»
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках
Беглов призвал до 2021 года изменить закон о «наливайках» в интересах предпринимателей и жителей. Вот как он объяснил подписание «непроработанного» законопроекта
«Принятие закона о „наливайках“ — поспешность отдельных депутатов». Александр Беглов заявил, что в закон внесут изменения
В Петербурге прошло первое заседание рабочей группы по закону о «наливайках». На нем предложили создать особые правила для баров в исторических домах
Мой любимый бар закроется? Там перестанут продавать алкоголь? Отвечаем на главные вопросы про закон о «наливайках»
Снос хрущевок в Петербурге
Какие хрущевки готовятся снести в Петербурге, куда переселяют жильцов и почему проект реновации затянулся на 10 лет?
Как в Сосновой Поляне сносят первую хрущевку по программе реновации. Демонтаж продлится несколько дней
В Петербурге возобновляется программа реновации — первыми сносят дома в Красносельском районе. Что об этом известно
В Петербурге начали сносить первую расселенную хрущевку по программе реновации
Жители попавших под реновацию кварталов смогут переехать в другие районы
Лето в Петербурге
Театр, похожий на космический корабль, старинные церкви и медовуха в купеческом доме. Приезжайте в Великий Новгород
Как долго в Петербурге продлятся дожди и ждать ли лета в августе? Рассказывает главный синоптик города
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
В Петербурге прошел ливень. Конечно же, улицы по всему городу затопило, а машины «плыли» по дорогам
Сотни людей на набережных, разведенные мосты и военные корабли: как в Петербурге прошел парад в честь Дня ВМФ
Озеленение Петербурга
Жители Петроградского района намерены вернуть виноград, сорванный ветром с дома на Лизы Чайкиной. Вот как они это сделают
С дома на Лизы Чайкиной сорвало виноград, много лет покрывавший половину стены. Местные жители планируют вернуть растение на место
На парковке на Марата на один вечер создали зону отдыха со стульями и растениями в горшках. Вот как она выглядела
На Чкаловском проспекте появился прицеп со скамейкой и растениями. Небольшую зону отдыха оборудовали активисты
Сквер Виктора Цоя начали благоустраивать — там стелют газон и красят здания. Работы связывают со скорым приездом Беглова

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.