1 августа 2019

Почему в России постоянно горят леса, действительно ли их не всегда стоит тушить и как пожары в Сибири меняют климат? Рассказывает петербургский эколог

В 11 регионах Сибири горят около 3 млн гектаров леса. В нескольких субъектах федерации ввели режим ЧС, а жители близких к лесам населенных пунктов жалуются на задымления. В соцсетях пользователи массово требуют от властей бросить как можно больше сил на тушение пожаров, однако чиновники указывают на то, что такая операция экономически невыгодна и может только навредить лесам.

Почему каждый год в России горят миллионы гектаров леса, правильно ли называть пожары этого года в Сибири катастрофой и какие ошибки допускают власти в борьбе с лесными пожарами? «Бумага» поговорила с экологом, участницей экспертных групп по изучению изменений климата Еленой Кобец, которая с 2009 года исследует лесные и сельскохозяйственные пожары. Она отвечает на главные вопросы о пожарах в Сибири и других российских лесах и рассказывает, как они влияют на климат.

— Лесные пожары — в частности, в Сибири — повторяются из года в год. Почему так происходит?

— Нынешние пожары связаны с климатом: в Сибири сейчас антициклон, жаркая сухая погода. Это увеличивает масштабы пожара. Похожая [ситуация] была в 2010 году в центральной части России. В Сибири это действительно происходит буквально каждый год, меняются только регионы.

Многие эксперты указывают и на то, что рост масштабов связан с изменениями в лесном законодательстве (изменения в Лесной кодекс внесли в 2009 году — прим. «Бумаги»). И если раньше леса были государственными и все вопросы пожаротушения и охраны леса решались на федеральном уровне, то теперь всё это передали частным владельцам и региональным властям. К тому же последовало масштабное сокращение лесников и других специалистов, занятых в лесном хозяйстве.

Эксперты из Швеции говорили мне, что это хорошие изменения и что в Швеции леса тоже негосударственные. Но у них-то система устоявшаяся, поэтому работает. А у нас законодательно всё изменили, а на практике вскрылось много проблем.

Конечно, пожары были и до изменений. На них влияют и климат, и человеческий фактор. Попасть в леса с каждым годом всё проще, а организованного отдыха в лесах нет, люди идут туда сами.

Так что три ключевые проблемы в борьбе с лесными пожарами в России сейчас: изменения в лесном законодательстве, растущая доступность лесов для отдыхающих и изменения климата.

— Крупные пожары в Сибири и других частях России — скорее природное явление или следствие человеческих действий?

— Статистических исследований причин пожаров никогда не проводили. Во многом из-за ведомственной чехарды: все отвечают за что-то свое и перекладывают друг на друга ответственность. И никто из ведомств не ведет статистику и не анализирует, чем вызваны пожары.

Недавно были крупные лесные пожары в Якутии (в 2018 году горело 3,4 млн гектаров леса — прим. «Бумаги»). Тогда говорили, что более 30 % пожаров вызваны молниями. Когда горит труднодоступная тайга — тоже можно предположить, что огонь спровоцирован природными условиями. Но ближе к населенным пунктам они могут быть связаны с поведением людей. Например, повсеместно продолжают сжигать сухую траву.

Пожары часто возникают из-за изменений климата. И в то же время они усугубляют эти изменения. Получается замкнутый круг. То, что горит вся Сибирь, сильно влияет, например, на потепление в Арктике.

В нашей стране эта проблема острее. За рубежом контроль над ситуацией с пожарами лучше, проводится анализ причин.

— То есть горение лесов на огромных территориях неизбежно? Или это можно как-то предотвращать?

— Власти, конечно, обязаны проводить профилактику. Например, создавать полосы, предотвращающие распространение огня. Это не делается в достаточном объеме — наверное, из-за нехватки средств.

Но, опять же, в прошлом году были пожары в Калифорнии. Горели леса рядом с жилыми домами, тогда погибло около 60 человек. Вроде бы там всё лучше [в плане контроля], но всё равно такие последствия. Потому что когда стоит сухая жаркая ветреная погода, пожаров избежать трудно.

В то же время сейчас идут споры о том, нужно ли тушить пожары в глухой тайге, далекой от населенных пунктов. Звучат аргументы, что их экономически невыгодно тушить (о бессмысленности тушения пожаров в лесах Сибири говорил губернатор Красноярского края Александр Усс — прим. «Бумаги»). И на самом деле из мировой практики следуют такие же рекомендации. У экосистемы идет процесс самовосстановления.

— Многие называют нынешние пожары в Сибири катастрофой. Это действительно так?

— Пока я не вижу катастрофы. Сейчас говорят о пожарах на площади в 3 млн гектаров. У нас были и пожары, охватывавшие 5–6 млн гектаров. И даже это не назвать катастрофой.

Еще десять лет назад информации об этих пожарах в СМИ было мало, действительно обратили на них внимание только в 2010 году, когда смог окутал Москву. И в этом году информация о пожарах уже во всех СМИ. Поэтому, возможно, и создается впечатление, что на этот раз происходит катастрофа. Но всё это в таких же масштабах было и раньше, просто никому не было дела.

— Леса горят в Сибири, а мы находимся далеко оттуда, в Петербурге. Можете объяснить, как эти пожары сказываются на нас?

— Все выбросы, вызванные этими пожарами, содержат так называемый черный углерод. В народе — сажа. Всё это переносится на тысячи километров. Недаром же горит Сибирь, а задымление на Урале.

Все эти продукты горения переносятся в Арктику. Всё, что горит севернее 40-й параллели, рискует до туда дойти. Сажа отлагается на лед и снег. Это приводит к более интенсивному таянию. Впрочем, сейчас середина лета, поэтому многие льды уже и так растаяли. Самые опасные в этом плане всё же весенние пожары.

Теплеет Арктика — меняется климат. И в итоге это сказывается и на петербуржцах. Климат не становится теплее, у нас не станет как в Сочи. Просто будет больше природных катаклизмов.

— То есть эти пожары способствуют глобальному потеплению?

— Да. Особенно в Сибири.

— Что следует делать властям, чтобы повлиять на ситуацию?

— [Спикер Совета Федерации Валентина] Матвиенко сказала то, о чем мы говорили еще в 2010 году: что изменение Лесного кодекса усугубило ситуацию и надо пересматривать нормы. Экспертам это было ясно еще тогда.

Политикам следует как-то анализировать ситуацию, раз они не дают влиять на нее неправительственным организациям. Изменили законодательство — стало хуже. Значит, надо думать, что можно исправить.

Ну и, конечно, надо наладить взаимодействие разных структур: МВД, МЧС, лесного хозяйства. Сейчас этого взаимодействия нет.

— Допустим, обычный человек, видя новости о пожарах в Сибири, хочет как-то повлиять на ситуацию. Что ему следует делать?

— Быть ответственным. Большой процент пожаров всё же происходит по вине людей. В лесу видишь абсолютно безответственное поведение. Я много бывала в лесах Швеции и не видела ничего подобного. В Штатах тоже люди совсем по-другому себя ведут. Если каждый гражданин будет думать о своем поведении, когда идет в лес, — этого уже будет достаточно.

— Многих раздражает пассивное отношение властей к происходящему и заявления о том, что тушение пожаров в Сибири «экономически невыгодно» и что тушение может только навредить. Разумно ли критиковать власти за такие высказывания?

— Я сотрудничала с глобальным центром мониторинга пожаров, работающим в Германии, и там звучали рекомендации, что не все пожары необходимо тушить. Это вполне научные рекомендации. И действительно, на международном уровне рекомендуется тушить только те пожары, которые наносят экономический вред и опасны для жизни человека. Если это дикие леса — да, не всегда разумно тушить.

Но это не освобождает от необходимости проводить профилактические меры. Создавать те же защитные полосы нераспространения огня.

— В Ленобласти тоже регулярно горят леса. Какая там ситуация сейчас?

— Информации о пожарах в Ленобласти в настоящее время пока нет. Учитывая погоду этим летом, большое количество дождей, думаю, пожаров и не должно быть.

В целом, у нас, конечно, есть проблема с торфяниками, которые горят каждое жаркое лето. Когда загораются торфяники, потушить их практически невозможно, потому что горят они на глубине. И опять же, зачастую в пожарах виноваты люди.

— Говорят, что площади пожаров с каждым годом растут. Это продолжится в будущем?

— Пожаров будет больше, потому что идет изменение климата: антициклоны, сильные ветра, жара. В Европе этим летом стояла сильная жара — это привело к разрушительным пожарам, например, в Португалии.

— И этого уже никак не избежать?

— Если культура людей, в частности культура отдыха в лесу, не изменится, то нет. Тут даже трудно спрашивать с властей. Хотя и им нужно провести работу: наладить взаимодействие между ведомствами, проанализировать причины пожаров, скорректировать Лесной кодекс и более качественно проводить профилактику пожаров.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.